Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Новости
Загрузить ещё Загрузить ещё
Дебаты
Андрей Перла
Андрей Перла
Журналист
«Бессмертный полк» — это память о всех людях, которые пали в борьбе за Родину.
читать полностью
Андрей Перла
Журналист

Я думаю, что «Бессмертный полк» — это народное движение, которое представляет собой проявление, как сказали бы в еще недавние времена, живой памяти народа. И ограничить проявление живой памяти народа можно только из каких-то дурацких идеологических соображений. Именно дурацких.

Можно помнить погибших в 1941-1945 годах, а погибших в 1939-1940 годах на финской войне уже на этом мероприятии вспоминать нельзя. Можно помнить погибших в 1941-1945 годах, то есть дедов и прадедов тех людей, которые сейчас идут в «Бессмертном полку». Но прадедов и прапрадедов, погибших в 1914 или 1918 годах, вспоминать нельзя: придумайте для этого другие мероприятия.

Это же чушь.

Точно так же и с другими примерами. Можно помнить павших за Родину в 1945 году, но павших за Родину, например, в 1982 году в Афганистане помнить нельзя: придумайте другие мероприятия.

«Бессмертный полк» — это память о людях, которые пали в борьбе за Россию. Как сказал президент Путин, напомнив нам Евангелие: «Жизнь свою за други своя положили». Это не имеет срока давности.

Войны, которые ведет Россия, всегда ведутся за Родину и всегда за сохранение государства российского, всегда за спасение каждого человека в России, каждого нашего гражданина. Как же можно ограничивать и говорить, что в Чечне воевали какие-то неправильные люди, на Украине гибнут какие-то неправильные солдаты, а вот правильные гибли на Украине не позднее 1944 года. Ну это же бред! Это та же самая Россия, та же самая Украина.

И если это так, то «Бессмертный полк» может и должен быть инструментом, образом памяти обо всех наших павших, обо всех наших родных. К примеру, мой дед пал на Карельском фронте в 1941 году, воюя даже не с немцами, а с финнами, такой была его судьба, был он старшина Красной Армии. Значит, я имею право пойти с ним на «Бессмертный полк»?

А вот у моего товарища сейчас на Украине погиб сын, он не может с его портретом пойти на «Бессмертный полк»? Да почему? Он не Родину там защищал, не Россию?

Любая попытка ограничить «Бессмертный полк» заявлением, что это только про Великую Отечественную войну и только про ту великую Победу, и больше ни про что, — это попытка ограничить живую память народа. Эта попытка должна быть расценена как антироссийская, более того, как русофобская, и как попытка, совершенно не соответствующая идеологии «Бессмертного полка».

Комментировать (1)
Дарья Митина
Дарья Митина
Политик
Ради чистоты традиции нужно, чтобы в акции были вынесены только портреты героев Великой Отечественной войны.
читать полностью
Дарья Митина
Политик

Это очень сложный вопрос. Я приму любое объяснение, я понимаю и тех людей, которые возражают против участия в «Бессмертном полку» всех павших, у них есть свои аргументы. Пойму и тех людей, которые говорят о том, что это нужно и можно сделать. Но как историк я думаю, что ради чистоты традиции правильно было бы, чтобы только герои Великой Отечественной войны и люди, которые так или иначе участвовали в ней, были на этих самых портретах. С исторической точки зрения, нужно соблюдать традицию; и если уж праздник посвящен конкретной дате, конкретным историческим событиям, он должен остаться в своей исторической чистоте.

Но есть другая система аргументов. Есть люди, которые говорят, что и в 40-е годы прошлого столетия, и в нынешнее время наша страна борется с нацизмом, причем не с каким-то узколокальным, местечковым, конкретно украинским и т.д., а с общеевропейским нацизмом. Истекшие два месяца специальной военной операции (СВО) показали, что ренессанс фашизма в Европе — это не какие-то сказки и побасенки, а вполне реальная вещь. Зачатки этого фашистского ренессанса мы сегодня видим в самых разных странах и уголках Европы.

Когда мы говорим, что СВО идет против мирового фашизма, это правда. Никакие военные действия сейчас не шли бы, если бы Украине не помогали страны коллективного Запада и агрессивного блока НАТО. Именно в этих странах фашизм возрождается, обретает новые черты. Недаром была поговорка: нацизм хоть и глубоко закапывали, но, видимо, все же не очень, раз он откопался.

Если мы воспринимаем происходящее как второй акт борьбы с нацизмом, тогда участие людей с этими портретами этих солдат логично, тем более что есть уже свой скорбный мартиролог погибших с 2014 года людей, которые отдали свои жизни, защищая и Донбасс, и теперь уже и другие территории Украины. Есть люди, которые погибли с оружием в руках, есть нонкомбатанты, которые отдали свои жизни из-за того, что фашизм решил возродиться в такой ипостаси и в такой интересной локации. Логика тех, кто выступает за эти портреты, мне тоже понятна.

У меня нет агрессивного неприятия ни того, ни другого варианта, наоборот, я  приму любое решение. Однако мой внутренний профессиональный историк выступает за чистоту символики. История большая, великая. Великая Отечественная война — слишком огромное, значимое событие, чтобы туда добавлять что-то еще. Вполне хватит на «Бессмертном полке» портретов погибших в 1940-е годы и детей войны.

Но если в общем потоке будет какое-то количество портретов солдат, принимавших участие в СВО, то их будет немного. Потери первого и второго актов этой трагедии несопоставимы. Ничего страшного в этом нет. Если кто-то пойдет с портретом своего погибшего друга, товарища, знакомого, коллеги, родственника на Донбассе, надо это воспринимать с уважением и достоинством.

Комментировать (1)
Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Социолог
Да, Ватикан может стать центром христианского примирения мира.
читать полностью
Иосиф Дискин
Социолог

Ватикан мог бы сыграть роль посредника между Россией и Западом, стать участником консолидации тех общественных сил Запада, которые отстаивают традиционные христианские ценности. Это сейчас очень важно, потому что на ценности этих общественных сил идет тотальное идеологическое наступление со стороны так называемой прогрессистской секты.

Для этого Ватикану нужно самоопределиться и избавиться от явных уступок подобного рода прогрессистам. Это самоопределение могло бы стать огромным делом в ходе встречи, которая планируется между Святым Патриархом и Римским Папой, – отстаивание традиционных христианских ценностей. Это важная точка опоры для тех сил на Западе, которые отстаивают исторические, культурные, национальные, религиозные традиции.

Это была бы моральная точка для их жизни, позиции, потому что никакого соглашения с представителями прогрессистской секты невозможно. Они, как всякая секта, настаивают на том, что их ценности – правильные, хотя в них входят вещи совершенно несовместимые ни с православной, ни с католической традициями. Речь идет о новых гендерных концепциях, о так наз. критической расовой теории. Если согласиться с представлениями этой секты, то придется признать, что Господь недостаточно толерантен, раз он наказал Содом и Гоморру за преступления против заветов Божьих.

Комментировать (1)
Алексей Руткевич
Алексей Руткевич
Философ
Нет, Ватикан не сможет стать таким примирителем. Это личная инициатива папы Франциска, но не всей католической церкви.
читать полностью
Алексей Руткевич
Философ

В этом вопросе важно сформулировать, с кем примирять Россию. Если примирять Россию и Запад, то Ватикан, скорее всего, не сможет быть посредником в этом примирении.

Во-первых, положение самой католической церкви в ЕС и США сейчас является проблематичным. Любой способ поставить вопрос о примирении – это поставить церковь под удар. Сам папа Франциск и  Ватикан могут молиться о примирении, ведь всякий христианин понимает, что война приносит страдания, война – это грех. Но это не станет официальной молитвой католической церкви.

Во-вторых, есть еще один момент – это происходящее на Украине. Я бы рекомендовал тем, кто ставит вопрос о примирении, подумать о том, какие молитвы сейчас звучат в униатских церквях – за мир или за войну. Какие молитвы слышны в польских костелах?

Одно дело – личная позиция Папы Римского и Ватикана, а другое тот факт, что Украина уже несколько веков – это поле столкновения православия и католицизма. Drang nach Osten начинался не с Гитлера, а с того, что католическая церковь вытесняла православие на Западной Руси всеми силами и на Украине, и в Белоруссии, и это отлично сохранилось в памяти.

Поэтому, на мой взгляд, католическая церковь – это не примиритель, даже если она не будет вспоминать о своих подвигах на Украине на протяжении столетий.

Комментировать (1)
отец Андрей Кураев
отец Андрей Кураев
Богослов
Жаль, что книги Роулинг уйдут, они вернули наших детей к чтению, дали им художественный стимул к учебе.
читать полностью
отец Андрей Кураев
Богослов

Книги Джоан Роулинг — пример хорошей христианской литературы. Но появление или утрата хороших книг, к сожалению, никак не сказывается на жизни и нравственном облике населения страны. Можно воспитываться на хороших книгах и, тем не менее, расти мародерами или палачами.

Это очень хорошие книги для детей, с понятным идейным подтекстом — в них есть назидательность, есть элемент квеста, есть разделение на хороших и плохих героев, и в отношении некоторых из них — в частности, Северуса Снэгга (или Снейпа) читатель до самого конца книги вынужден ломать голову, следует их причислить — к плохим или хорошим? Но пафос очень простой  — во всем надо идти до конца, причем часто идти против течения.

Есть здесь также любопытная тема смерти и посмертия. Сама Роулинг не скрывала своих христианских убеждений, и, несмотря на понятный магический антураж всего цикла они ярко проявляются в последней книге о Поттере, которая носит подзаголовок «Дары Смерти». Борхес сказал в одной из своих  новелл, что мировая литература знает всего два сюжета — герой, который после долгих странствий возвращается на родину, и праведник, жертвующий своей жизнью. В повестях о Поттере присутствует оба сюжета. И победа достается герою не в силу магии, а именно в результате нравственной жертвы.

В том факте, что наши зрители не увидят в кинотеатрах новый фильм о Дамблдоре, нет ничего страшного — рано или поздно, через пиратские копии или иным путем, пользователи Интернета посмотрят этот фильм. Но то, что уйдут с полок книги о Поттере, в этом я вижу определенный минус — эти книги вернули наших детей к чтению, и они дали им художественный стимул к учебе, которая благодаря Хогвартсу, перестала казаться слишком скучной.

Комментировать (0)
Екатерина Винокурова
Екатерина Винокурова
Общественный деятель
Сейчас главная книга о борьбе добра и зла – это «Гарри Поттер», и она будет ей, пока не появится следующее такое же масштабное произведение.
читать полностью
Екатерина Винокурова
Общественный деятель

Мне кажется, что в наш век пиратских копий, перепечаток, сайтов-зеркалов уход кого-либо на официальном уровне наносит финансовый ущерб только тому, кто уходит, а проблема доступа к продукту здесь не стоит. Сейчас каждый школьник умеет ставить VPN. Мы же видим, что даже старшее поколение уже научилось им пользоваться.

Я не вижу ситуации, что российские дети окажутся отрезанными от «Гарри Поттера». Уже родилось целое поколение детей, чьи родители читали «поттериану», и им бумажные книги перейдут по наследству.

Насколько «Гарри Поттер» влияет на российскую молодежь?

Для людей, которым сейчас 35-45 лет, книги поколения — это наследие Толкиена. Для поколения старше – это советские фантасты. Сейчас главная книга о борьбе добра и зла – это «Гарри Поттер», и она будет ей, пока не появится следующее такое же масштабное произведение, которое можно будет читать и верить, что добро все-таки победит зло.

Комментировать (0)
Загрузить ещё
Должен ли «Бессмертный полк» превратиться в акцию поминовения солдат, погибших на всех войнах России?
67%
33%
Андрей Перла
Андрей Перла
Журналист
«Бессмертный полк» — это память о всех людях, которые пали в борьбе за Родину.
читать полностью
Андрей Перла
Андрей Перла
Журналист

Я думаю, что «Бессмертный полк» — это народное движение, которое представляет собой проявление, как сказали бы в еще недавние времена, живой памяти народа. И ограничить проявление живой памяти народа можно только из каких-то дурацких идеологических соображений. Именно дурацких.

Можно помнить погибших в 1941-1945 годах, а погибших в 1939-1940 годах на финской войне уже на этом мероприятии вспоминать нельзя. Можно помнить погибших в 1941-1945 годах, то есть дедов и прадедов тех людей, которые сейчас идут в «Бессмертном полку». Но прадедов и прапрадедов, погибших в 1914 или 1918 годах, вспоминать нельзя: придумайте для этого другие мероприятия.

Это же чушь.

Точно так же и с другими примерами. Можно помнить павших за Родину в 1945 году, но павших за Родину, например, в 1982 году в Афганистане помнить нельзя: придумайте другие мероприятия.

«Бессмертный полк» — это память о людях, которые пали в борьбе за Россию. Как сказал президент Путин, напомнив нам Евангелие: «Жизнь свою за други своя положили». Это не имеет срока давности.

Войны, которые ведет Россия, всегда ведутся за Родину и всегда за сохранение государства российского, всегда за спасение каждого человека в России, каждого нашего гражданина. Как же можно ограничивать и говорить, что в Чечне воевали какие-то неправильные люди, на Украине гибнут какие-то неправильные солдаты, а вот правильные гибли на Украине не позднее 1944 года. Ну это же бред! Это та же самая Россия, та же самая Украина.

И если это так, то «Бессмертный полк» может и должен быть инструментом, образом памяти обо всех наших павших, обо всех наших родных. К примеру, мой дед пал на Карельском фронте в 1941 году, воюя даже не с немцами, а с финнами, такой была его судьба, был он старшина Красной Армии. Значит, я имею право пойти с ним на «Бессмертный полк»?

А вот у моего товарища сейчас на Украине погиб сын, он не может с его портретом пойти на «Бессмертный полк»? Да почему? Он не Родину там защищал, не Россию?

Любая попытка ограничить «Бессмертный полк» заявлением, что это только про Великую Отечественную войну и только про ту великую Победу, и больше ни про что, — это попытка ограничить живую память народа. Эта попытка должна быть расценена как антироссийская, более того, как русофобская, и как попытка, совершенно не соответствующая идеологии «Бессмертного полка».

Комментировать (1)
Закрыть Наверх
Дарья Митина
Дарья Митина
Политик
Ради чистоты традиции нужно, чтобы в акции были вынесены только портреты героев Великой Отечественной войны.
читать полностью
Дарья Митина
Дарья Митина
Политик

Это очень сложный вопрос. Я приму любое объяснение, я понимаю и тех людей, которые возражают против участия в «Бессмертном полку» всех павших, у них есть свои аргументы. Пойму и тех людей, которые говорят о том, что это нужно и можно сделать. Но как историк я думаю, что ради чистоты традиции правильно было бы, чтобы только герои Великой Отечественной войны и люди, которые так или иначе участвовали в ней, были на этих самых портретах. С исторической точки зрения, нужно соблюдать традицию; и если уж праздник посвящен конкретной дате, конкретным историческим событиям, он должен остаться в своей исторической чистоте.

Но есть другая система аргументов. Есть люди, которые говорят, что и в 40-е годы прошлого столетия, и в нынешнее время наша страна борется с нацизмом, причем не с каким-то узколокальным, местечковым, конкретно украинским и т.д., а с общеевропейским нацизмом. Истекшие два месяца специальной военной операции (СВО) показали, что ренессанс фашизма в Европе — это не какие-то сказки и побасенки, а вполне реальная вещь. Зачатки этого фашистского ренессанса мы сегодня видим в самых разных странах и уголках Европы.

Когда мы говорим, что СВО идет против мирового фашизма, это правда. Никакие военные действия сейчас не шли бы, если бы Украине не помогали страны коллективного Запада и агрессивного блока НАТО. Именно в этих странах фашизм возрождается, обретает новые черты. Недаром была поговорка: нацизм хоть и глубоко закапывали, но, видимо, все же не очень, раз он откопался.

Если мы воспринимаем происходящее как второй акт борьбы с нацизмом, тогда участие людей с этими портретами этих солдат логично, тем более что есть уже свой скорбный мартиролог погибших с 2014 года людей, которые отдали свои жизни, защищая и Донбасс, и теперь уже и другие территории Украины. Есть люди, которые погибли с оружием в руках, есть нонкомбатанты, которые отдали свои жизни из-за того, что фашизм решил возродиться в такой ипостаси и в такой интересной локации. Логика тех, кто выступает за эти портреты, мне тоже понятна.

У меня нет агрессивного неприятия ни того, ни другого варианта, наоборот, я  приму любое решение. Однако мой внутренний профессиональный историк выступает за чистоту символики. История большая, великая. Великая Отечественная война — слишком огромное, значимое событие, чтобы туда добавлять что-то еще. Вполне хватит на «Бессмертном полке» портретов погибших в 1940-е годы и детей войны.

Но если в общем потоке будет какое-то количество портретов солдат, принимавших участие в СВО, то их будет немного. Потери первого и второго актов этой трагедии несопоставимы. Ничего страшного в этом нет. Если кто-то пойдет с портретом своего погибшего друга, товарища, знакомого, коллеги, родственника на Донбассе, надо это воспринимать с уважением и достоинством.

Комментировать (1)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё