Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Новости
Загрузить ещё Загрузить ещё
Дебаты
Александр Закондырин
Александр Закондырин
Эксперт по экологии
Надо вводить ЧС муниципального уровня при площади пожара 25 га и упростить сам механизм введения чрезвычайного положения.
читать полностью
Александр Закондырин
Эксперт по экологии

Текущая ситуация действительно очень сложная. Лесные пожары охватывают сейчас 19 регионов России. Общая площадь оставляет 42 тысячи гектаров. Наиболее обширные территории горят в Иркутской области, Красноярском крае, Тыве и Хакассии. В тушении задействованы более 4 тысяч человек, около 800 единиц техники, авиация и отряды парашютистов-десантников.

Семь российских регионов не в полной мере готовы к борьбе с лесными пожарами. Это – Нижегородская, Кировская, Магаданские области, республики Марий Эл, Тыва и Хакасия, а также Забайкальский край. В этих регионах техника готова лишь частично, не до конца сформированы штаты пожарных и парашютистов-десантников.

По данным МЧС РФ, уже больше двух тысяч человек в регионах остались без жилья из-за продолжающих бушевать ландшафтных пожаров. Серьезно пострадали пять регионов - Курганская, Иркутская и Свердловская области, Хабаровский и Красноярский края. Сгорели 730 жилых домов, не считая дач.

При этом по поручению Президента РФ на тушение природных пожаров в этом году в России выделено дополнительно 8 миллиардов рублей, общее финансирование составляет 14 миллиардов рублей.

Кроме этого есть еще национальный проект "Экология", который несет за собой покупку лесопожарной техники, в том числе самолеты, вертолеты, которые будут контролировать труднодоступные места для доставки туда десантных группировок. Это 202 тысячи километров наземного патрулирования.

По данным Минприроды РФ более 30 тысяч оборудования уже доставлено в регионы, группировка в разрезе всех регионов составляет 27 тысяч человек, задача которых - тушить пожары.

Основная причина нынешних лесных пожаров — человек. В прошлом сезоне 67% лесных пожаров произошло в результате антропогенного воздействия. При этом глобальные изменения климата в будущем только усугубят обстановку, чрезвычайные ситуации будут происходить чаще. И к этому надо быть готовым.

Я согласен с мнением главы Минприроды России Александра Козлова о том, что надо вводить ЧС муниципального уровня при площади пожара 25 га, а региональный - при задействовании более 70% численности противопожарных сил и средств в субъекте. Тушить огонь в лесах нужно быстрее, и бросать на это все имеющиеся силы. Надо упростить механизм введения ЧС. На муниципальном уровне не надо ждать, чтобы крупный пожар действовал более трех суток, как сейчас требует законодательства, а дать муниципалитету возможность вводить ЧС сразу же как только возгорание разрослось до 25 гектаров в наземной зоне, или 200 гектаров - в авиационной. ЧС регионального значения в лесах следует вводить, когда на тушении пожаров задействовано больше 70% сил и средств того или иного региона.

Также необходимо установить целевой показатель по сокращению лесных пожаров не менее чем в два раза к 2030 году. На этот же период надо продлить федеральный проект "Сохранение лесов" (Нацпроекта Экология).

Комментировать (0)
Руфина Шагапова
Руфина Шагапова
Эксперт по экологии
У леса нет хозяина, нужно вернуть институт лесничества и егерей.
читать полностью
Руфина Шагапова
Эксперт по экологии

Факторов лесных пожаров очень много, но мне кажется, самый главный и ключевой — отсутствие системного подхода к проблеме. Леса горели всегда, но таких масштабов, как в последние годы, мы не наблюдали. Одна из самых главных причин — то, что у леса нет хозяина.

В нашем недалеком еще советском прошлом лесники знали свою территорию, они обходили ее, понимали, где границы: был «пригляд» за лесом. Если посмотреть по Башкирии (по России, думаю, такая же история, причем, Башкирия еще не в самых худших рядах в этом плане), по статистике 20—30 лет назад лесников было десять тысяч, а по статистике 2летней давности их осталась одна тысяча! Это говорит о том, что сокращения прошли в 10 раз! Конечно, мы теряем этот лес из-за отсутствия достаточных правильных субвенций из федерального бюджета.

За леса отвечают федеральные структуры, а у местных жителей теряется интерес сохранять их. Леса горят часто, и когда угроза сильна, люди всем миром тушат пожары, но часто нет заинтересованности в лесах, потому что жители сами ничего оттуда брать не могут. Это правильно, но над этим стоит поработать и законодательно. Самое главное, что настоящих хозяев лесов – лесников, егерей - должно быть много. Лесовосстановительные работы должны быть под особым контролем.

На мой взгляд, необходимо увеличить штрафные санкции виновникам лесных пожаров. Сейчас это смешные цифры (от 1000 рублей) по сравнению с тем ущербом, который наносится лесу после серьезных пожаров.

К системному подходу на государственном законодательном уровне мы еще не приступили. Должен быть хозяин, правильное большое финансирование и штрафные санкции, потому что в итоге страна теряет гораздо больше из-за пожаров. Это лежит на поверхности, нужно выправлять ситуацию.

Комментировать (0)
Василий Тихонов
Василий Тихонов
Эксперт в сфере ЖКХ
Необходимо масштабировать экологическое воспитание, чтобы оно начиналось буквально с детского сада.
читать полностью
Василий Тихонов
Эксперт в сфере ЖКХ

Состояние экологии в Российской Федерации Минэкомразвития оценивает с точки зрения ущерба, который нанесен и наносится, и ежегодный прирост такого ущерба – 300 млрд рублей в год.

Когда речь заходит об экологии, необходимо понимать, как важно освещение всей эко-проблематики. Нужно проводить мероприятия, показывать, какие программы сейчас разрабатываются, как меры реализуются. А на сегодняшний день это в большинстве своем либо закрытые мероприятия, либо сведения, которые составляют коммерческую или иную тайну. В России нельзя оценить, сколько мы тратим в год на экологические вопросы.

Следовательно, и в прессе вопросы экологического характера также слабо освещаются. Например, в контексте мероприятий, форумов, которые проводятся силами волонтерских движений. Здесь я хочу отметить, что за последние год количество волонтеров возросло, и это очень хорошо. Например, в Уральском федеральном округе экологическое волонтерство развито больше, чем в других регионах России. Но все же основная область действий эко-волонтеров достаточно узкая.

Необходимо масштабировать экологическое воспитание, чтобы оно начиналось буквально с детского сада. Нужно усиливать это воспитание через СМИ, через эко-волонтерство, через создание специализированных школ, где воспитывают не только экологов, но людей, которые осознают место экологии в нашей жизни. Это же будущее нашей страны, будущее нашей планеты. А в СМИ, как правило, подобная информация подается обыденно.

Нужно как можно больше говорить об этом, чтобы складывалось понимание необходимости участия не только в посадке деревьев или уборке территории, но и в осмыслении, что же мы вообще делаем на планете, ради чего живем и что оставим после себя.

Комментировать (0)
Александра Кудзагова
Александра Кудзагова
Эксперт по экологии
Все еще не хватает достойных образовательных программ по экологии и повсеместности их внедрения.
читать полностью
Александра Кудзагова
Эксперт по экологии

На мой взгляд, отсутствие  непрерывного, междисциплинарного, современного экологического образования - это основная экологическая проблема. Без изменения этой парадигмы мы всегда будем решать насущные проблемы, «бить по хвостам».

Более того, я говорю не просто о накачивании детских голов экологическими знаниями, а именно об умении анализировать, применять, о формировании привычки оценивать экологические последствия своих действий.

Экологические решения сегодня принимают все, а далеко не только экологи. Каждый из нас решает, разделять или не разделять мусор. Директор завода решает, модернизировать ли очистные сооружения. Девелопер строит жилой комплекс на берегу реки, вырубая деревья, изменяя русло реки. Производители товаров до сих пор зачастую не учитывают перерабатываемость материалов, из которых производят товары. Я уже не говорю о чиновниках и законодателях, которые должны уметь прогнозировать экологические последствия на десятилетия вперёд.

А знает ли этот девелопер о будущих наводнениях? И что компенсационные посадки несравнимы с нетронутыми экосистемами по потенциалу климатосбережения?

При этом действующие ФГОСы содержат совершенно правильные цели в части экообразования. Не хватает пока достойных программ и именно повсеместности их внедрения (есть случаи, когда педагоги-энтузиасты реализуют прорывные практики). Да и в ВУЗах курс устойчивого развития, уверена, был бы сейчас куда полезнее, чем высшая математика.

Комментировать (0)
Игорь Юшков
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
И внешний европейский, и внутренний российский углеродный налог приведет к росту цен и снижению уровня жизни населения.
читать полностью
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса

И налог, который планирует вводить Евросоюз в 2025-26 гг., и российский налог, о котором говорил Анатолий Чубайс, конечно, ударят по экономике нашей страны.

Смысл европейского углеродного налога заключается в том, чтобы не только стимулировать другие страны к сокращению выброса парниковых газов. В официальных европейских документах прописано: Европа выполняет Парижское соглашение по климату; принимает программы декарбонизации; стимулирует свои компании сокращать углеродный след; однако, есть и другие страны, которые прилагают недостаточно усилий по декарбонизации и спасению планеты. Получается, что европейцам бессмысленно совершать все эти действия, ведь другие страны этого не делают, то в общей сложно усилий для спасения планеты недостаточно.

Поэтому Европа вводит некий стимулирующий инструмент для других государств – углеродный налог. Они будут отслеживать углеродный след товаров, которые поставляются в Европу, и в зависимости от его размера будут взимать налог, стимулируя другие государства, чтобы их товары были более конкурентно способными на европейском рынке.

Еще один смысл этого налога для европейцев – повышение конкурентной способности своей экономики и своих товаров. Возобновляемая энергетика пока является бременем для производителя, она дорогая, и если ты ее используешь для производства каких-то товаров, то их себестоимость получается высокой. Классическая топливная энергетика позволяет получать энергию дешевле, и это является конкурентным преимуществом.

Например, если в Китае сшили игрушечного медвежонка, использовав электричество от угольной станции, соответственно, у такого медвежонка себестоимость низкая, и на европейском рынке он более конкурентноспособен, по сравнению с таким же медвежонком, которого сшили европейские компании на возобновляемых источниках энергии.

При введении углеродного налога все станет наоборот.

Возобновляемые источники энергии становятся конкретным преимуществом: компании, использующие их, освобождены от углеродного налога, и себестоимость производимого ими товара становится ниже, чем для тех, кто использует ископаемые источники энергии, как следствие оставляет больший углеродный след и платит за это налог.

Теперь бременем для производителя становится топливная энергетика. Европейцы пытаются всех успокоить и говорят, что это только для нескольких типов товаров – электроэнергия, стройматериалы, химия. Перечень продуктов, которые будут облагаться углеродным налогом – небольшой, и сам налог пока небольшой.

Тем не менее, Россия поставляет в страны ЕС электроэнергию, химическую продукцию, металлургию, и получается, что наши товары уже будут иметь большую себестоимость. Плюс наши компании будут платить углеродный налог Евросоюзу, и деньги будут уходить из страны, что, безусловно, вредно для российской экономики.

Если же Россия хочет сократить углеродный след своих товаров, то нужно строить возобновляемую энергетику или систему поглощения парниковых газов, которая будет позволять торговать квотами для компаний. Но в любом случае, это дорогое удовольствие, которое бьет по российской экономике.

Анатолий Чубайс же говорит правильную вещь: не надо, чтобы деньги уходили из страны, поэтому, чтобы не платить налог европейцам, нужно ввести такой же углеродный налог в России, который наши компании будут платить в наш бюджет.

Но, во-первых, не факт, что европейцы признают систему нашего углеродного налога. Компании рискуют заплатить налог внутри страны, начать поставки в Европу, а потом подпасть под налоговое бремя со стороны европейского законодательства.

Риск проблемы непризнания нашего углеродного регулирования весьма высок.

Во-вторых, проблема заключается еще и в том, что если подобный налог будет введен, то, скорее всего, речь пойдет о всех товарах, которые производятся в России.

Например, если рассматривать металлургию, то при европейском налоге им будут облагаться только те объемы металла, которые идут в Европу. Но если ввести такой налог внутри России, то весь металл, который идет и на внешний, и на внутренний рынок, будет им облагаться, соответственно, все товары вырастут в цене и на внутреннем рынке. Но цены и так растут, поэтому уровень жизни населения пострадает еще больше.

Понятно, почему призыв о введении углеродного налога выдвинул именно Анатолий Чубайс – он теперь советник фактически по климату, к тому же у него вполне могут оставаться контакты с компаниями, которые занимаются возобновляемой энергетикой. РОСНАНО в конце его руководства активно развивало это направление, поэтому он выступает лоббистом возобновляемых источников энергии в России.

Это огромный рынок, и там, действительно, есть, что лоббировать.

Комментировать (0)
Александр Воротников
Александр Воротников
Эксперт по арктической зоне
России нужен внутренний углеводородный налог для стимулирования инвестиций в инновационную экономику.
читать полностью
Александр Воротников
Эксперт по арктической зоне

С 2026 года Европа уже вводит углеродный налог или механизм трансграничного углеродного регулирования (Carbon Border Adjustment Mechanism, CBAM) При пересечении границы товаром, который содержит углеродный след, за него надо будет платить. Это резко снижает конкурентоспособность российских товаров – углеводородного сырья или продукции первого передела, например, металлов.

По разным оценкам, на этот налог за наши товары уйдет порядка нескольких миллиардов долларов в год. Покупательная способность товаров будет падать. Скажем, у «Северстали» более половина металла идет на экспорт, и это станет серьезной проблемой, которую нужно решать.

По этой теме присутствует множество спекуляций, но говорить о том, что Запад нас сознательно душит – подход неверный. Сокращение углеродного следа – это международное решение, существует Парижское соглашение по климату, есть множество программ, которые реализуются в этом направлении уже много лет.

И Россия также идет по этому пути.

Президент Путин на Энергетическом форуме заявил, что Россия к 2060 году станет углеродно-нейтральной страной, т.е. сколько выборов углерода мы произведем, столько же и будет поглощено. И теперь нужно внедрять технологии, которые полностью изменят ситуацию.

Более того, в России это уже начали делать. Началась ESG-трансформация компаний, которая затрагивает также и нефтегазовую отрасль, и металлургию. Даже табачные компании поддерживают эту инициативу.

Сейчас у нас проводится мощный эксперимент. Госдумой принят законопроект по парниковым газам на Сахалине. Сахалин и Курилы к 2025 году должны стать углеродно-нейтральной территорией. Будет создан региональный рынок торговли углеродными квотами.

Что такое углеродные квоты?

Например, определенный товар содержит определенный углеродный след, но компания, которая им торгует, покупает на Сахалине углеродную квоту, тем самым компенсируя углеродный след  экспортируемого товара. Получается, что компания перечисляет деньги не в европейский бюджет, платя углеродный налог, а оставляет их в российской экономике.

Сейчас многие регионы, в том числе и арктический, просят этот эксперимент распространить на них. Создание подобного рынка, торговля углеродными квотами, фьючерсами – очень выгодны для страны. Кстати, в Казахстане такой рынок уже успешно существует.

Также в России создаются карбоновые полигоны и карбоновые фермы. Карбоновый полигон создан для расчета поглощения парниковых газов на  той или иной территории. Карбоновая ферма – это территория, которая парниковый газ поглощает. Такими свойствами обладают, например, болота, лиственные леса, к тому же можно заниматься высадкой специальных растений, которые наилучшим образом поглощают парниковый газ.

Самое главное сегодня – верифицировать эти инструменты борьбы с климатическими изменениями в международном поле. Нужны договоренности между странами и регионами планеты о признании российского подхода. И вместо того, чтобы говорить о том, что Запад понуждает нас к чему-то, необходимо заняться международными переговорами по проблеме, чтобы и Европа, и другие страны верифицировали наши подходы.

Комментировать (0)
Загрузить ещё
Как решить проблему лесных пожаров в России?
45%
55%
Александр Закондырин
Александр Закондырин
Эксперт по экологии
Надо вводить ЧС муниципального уровня при площади пожара 25 га и упростить сам механизм введения чрезвычайного положения.
читать полностью
Александр Закондырин
Александр Закондырин
Эксперт по экологии

Текущая ситуация действительно очень сложная. Лесные пожары охватывают сейчас 19 регионов России. Общая площадь оставляет 42 тысячи гектаров. Наиболее обширные территории горят в Иркутской области, Красноярском крае, Тыве и Хакассии. В тушении задействованы более 4 тысяч человек, около 800 единиц техники, авиация и отряды парашютистов-десантников.

Семь российских регионов не в полной мере готовы к борьбе с лесными пожарами. Это – Нижегородская, Кировская, Магаданские области, республики Марий Эл, Тыва и Хакасия, а также Забайкальский край. В этих регионах техника готова лишь частично, не до конца сформированы штаты пожарных и парашютистов-десантников.

По данным МЧС РФ, уже больше двух тысяч человек в регионах остались без жилья из-за продолжающих бушевать ландшафтных пожаров. Серьезно пострадали пять регионов - Курганская, Иркутская и Свердловская области, Хабаровский и Красноярский края. Сгорели 730 жилых домов, не считая дач.

При этом по поручению Президента РФ на тушение природных пожаров в этом году в России выделено дополнительно 8 миллиардов рублей, общее финансирование составляет 14 миллиардов рублей.

Кроме этого есть еще национальный проект "Экология", который несет за собой покупку лесопожарной техники, в том числе самолеты, вертолеты, которые будут контролировать труднодоступные места для доставки туда десантных группировок. Это 202 тысячи километров наземного патрулирования.

По данным Минприроды РФ более 30 тысяч оборудования уже доставлено в регионы, группировка в разрезе всех регионов составляет 27 тысяч человек, задача которых - тушить пожары.

Основная причина нынешних лесных пожаров — человек. В прошлом сезоне 67% лесных пожаров произошло в результате антропогенного воздействия. При этом глобальные изменения климата в будущем только усугубят обстановку, чрезвычайные ситуации будут происходить чаще. И к этому надо быть готовым.

Я согласен с мнением главы Минприроды России Александра Козлова о том, что надо вводить ЧС муниципального уровня при площади пожара 25 га, а региональный - при задействовании более 70% численности противопожарных сил и средств в субъекте. Тушить огонь в лесах нужно быстрее, и бросать на это все имеющиеся силы. Надо упростить механизм введения ЧС. На муниципальном уровне не надо ждать, чтобы крупный пожар действовал более трех суток, как сейчас требует законодательства, а дать муниципалитету возможность вводить ЧС сразу же как только возгорание разрослось до 25 гектаров в наземной зоне, или 200 гектаров - в авиационной. ЧС регионального значения в лесах следует вводить, когда на тушении пожаров задействовано больше 70% сил и средств того или иного региона.

Также необходимо установить целевой показатель по сокращению лесных пожаров не менее чем в два раза к 2030 году. На этот же период надо продлить федеральный проект "Сохранение лесов" (Нацпроекта Экология).

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Руфина Шагапова
Руфина Шагапова
Эксперт по экологии
У леса нет хозяина, нужно вернуть институт лесничества и егерей.
читать полностью
Руфина Шагапова
Руфина Шагапова
Эксперт по экологии

Факторов лесных пожаров очень много, но мне кажется, самый главный и ключевой — отсутствие системного подхода к проблеме. Леса горели всегда, но таких масштабов, как в последние годы, мы не наблюдали. Одна из самых главных причин — то, что у леса нет хозяина.

В нашем недалеком еще советском прошлом лесники знали свою территорию, они обходили ее, понимали, где границы: был «пригляд» за лесом. Если посмотреть по Башкирии (по России, думаю, такая же история, причем, Башкирия еще не в самых худших рядах в этом плане), по статистике 20—30 лет назад лесников было десять тысяч, а по статистике 2летней давности их осталась одна тысяча! Это говорит о том, что сокращения прошли в 10 раз! Конечно, мы теряем этот лес из-за отсутствия достаточных правильных субвенций из федерального бюджета.

За леса отвечают федеральные структуры, а у местных жителей теряется интерес сохранять их. Леса горят часто, и когда угроза сильна, люди всем миром тушат пожары, но часто нет заинтересованности в лесах, потому что жители сами ничего оттуда брать не могут. Это правильно, но над этим стоит поработать и законодательно. Самое главное, что настоящих хозяев лесов – лесников, егерей - должно быть много. Лесовосстановительные работы должны быть под особым контролем.

На мой взгляд, необходимо увеличить штрафные санкции виновникам лесных пожаров. Сейчас это смешные цифры (от 1000 рублей) по сравнению с тем ущербом, который наносится лесу после серьезных пожаров.

К системному подходу на государственном законодательном уровне мы еще не приступили. Должен быть хозяин, правильное большое финансирование и штрафные санкции, потому что в итоге страна теряет гораздо больше из-за пожаров. Это лежит на поверхности, нужно выправлять ситуацию.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё