Коммуникационная платформа Онлайн-исследования и общественные дебаты
Выпускается при поддержке:
Дебаты
Альбина Дударева
Альбина Дударева
Эксперт по экологии
Нет. Мы не должны спекулировать на проблемах экологии.
читать полностью
Альбина Дударева
Эксперт по экологии

Все больше спекуляций на тему экологии сегодня развивается в интересах некоторых стран. Не хотелось бы, чтобы подобные спекулятивные идеи коснулись разрушения экономики России, поэтому прежде, чем заявить о присоединении к метановой инициативе, необходимо понять – сколько же действительно у нас образуется метана?

Нет ни одного документа, который показывал бы, сколько метана выбрасывает та или иная страна. Занимаясь экологией много лет, я не знаю, сколько в России образуется этого газа. Есть информация, что метан образуется на свалках, и в области обращения с отходами сегодня мы пытаемся подсчитать, каковы эти выбросы и какова степень их рассеивания. В России уже ведется системная работа, но когда на этой работе пытаются поймать «хайп» и сказать «давайте снижать выбросы метана на треть», то стоит задуматься: может быть, на треть и не нужно. Может быть, это ошибочная цель, к которой нас ведут, а мы все-таки не стадо баранов, которое должно безропотно присоединяться к любой глобальной инициативе.

Мы системно идем к тому, чтобы понять состояние нашей окружающей среды, ее возможности саморегуляции, и в дальнейшем выявить вредоносные факторы, которые могут влиять на процесс глобального потепления. Над этим работают ученые, министерства, эксперты, общественники. Ловить «хайп» на международных тусовках, куда слетаются по двести самолетов, что само себе для экологии уже вредно, - это не наш путь развития. Нам не нужно использовать темы экологии для спекуляций.

Выступая на экологическом форуме в Вероне не так давно, я предложила освободить все экологическое машиностроение от санкций. Почему мы не можем установить американское оборудование для переработки отходов в Крыму? Это стало бы реальным вкладом в снижение размещения отходов, а соответственно, и в снижение уровня выброса метана. Выполнить эту цепочку мероприятий нам мешают санкций, так давайте сначала освободим от них все, что касается экологии – поставки оборудования, информационные базы, чтобы мы не боялись общаться друг с другом, обсуждали общие проблемы. Нужно идти не декларативным путем, нужно выработать ряд мер, действительно способных решить проблему, а потом уже объявлять какие-то инициативы.

Комментировать (0)
Игорь Макаров
Игорь Макаров
Эксперт по экологии
Россию могут вынудить это сделать.
читать полностью
Игорь Макаров
Эксперт по экологии

Россия не присоединяется к метановой инициативе, потому что пока не понимает масштаба проблемы. Чтобы брать на себя какие-то обязательства, необходимо понять количество выбросов и как их возможно сократить. Одно дело, когда речь идет о стране, где не добывается природный газ, такое государство может договориться о сокращении выбросов метана на 30% с легкостью. Для России же, где сосредоточены значительные метановые выбросы, связанные и с добычей природного газа, и с транспортировкой, это сделать не так просто.

И даже когда будет проведена первичная оценка, я не уверен, что Россия все же возьмет на себя подобные обязательства. Это болезненный вопрос для российской  газовой промышленности. Но возможны другие факторы, которые Россию к этой инициативе подтолкнут.

В частности, в Европейском Союзе уже вовсю говорят о том, что компаниям, которые поставляют газ в страны ЕС, необходимо отчитываться о выбросах метана и верифицировать их. Таким образом, основную нашу компанию-поставщика газа в Европу – «Газпром» – могут просто вынудить это делать в ближайшее время. И, коль скоро этим займется «Газпром», то следующим шагом могут и планы по сокращению выбросов метана в целом по стране.

Комментировать (0)
Алексей Фененко
Алексей Фененко
Политолог
Сюрпризы готовят США, но они не найдут поддержки.
читать полностью
Алексей Фененко
Политолог

Сюрпризы быть могут, только на сегодняшний день большинство стран не готово к американским сюрпризам.

Для чего в принципе используется вся экологическая проблематика? Чтобы заставить развивающиеся страны отказаться от дешевого вида энергии – от угля и от теплоэлектростанций. Однако же, если мы отказываемся от угля и ТЭС, то тогда на первое место выходят дорогие источники энергии, в частности, атомная энергетика. Подобное развитие предполагает строительство АЭС, а это 12-15 лет, и своими силами их не построить, т.е. страна попадает в зависимость от того, кто будет их строить, а это планируют делать Соединенные Штаты. Или необходимо строительство очистных сооружений для ГЭС, например, где очень дорогое оборудование, которое опять-таки нужно будет закупать извне. Остается еще вариант возобновляемых источников энергии  - ветра, воды, солнца. Для отопления дома их, конечно, хватит, а вот для промышленного комплекса – нет.

Все это – идеальное средство сдерживания для промышленного развития стран, чтобы никто в мире больше не повторил путь Бисмарка и Сталина и не смог создать альтернативный крупный промышленный комплекс. Вот для чего нужна экологическая повестка.

Что хотят сделать американцы? Вынудить Китай сократить добычу угля и каталитический крекинг – производство из нефти легких дестилатов, бензина, керосина и пр., таким образом, убивая его национальную сферу. Все это уже сделало европейское сообщество в 1980 году, когда приняло Венецианскую инициативу, после чего пошла его стремительная деиндустриализация.

Американцы хотят сохранить уголь у себя, как дешевый источник энергии, но при этом другие страны они хотят толкнуть в отказ от этого дешевого источника энергии, правда, пока им этого не удается.

Сам климатический саммит в Глазго я охарактеризовал бы как взаимное разочарование. Россия надеялась, что ее усилия в области борьбы с изменением климата будут оценены по достоинству. Правда, никто никогда и нигде еще не доказал, что человек вообще влияет на изменение климата, но нас никто не оценил и оценивать не собирался.

Президент Байден показал, что и в этой сфере Россию считают такой же враждебной страной, как и в остальном. Равно как и Китай, который США также однозначно считают противником экологии. Европейский союз же ожидал, что США в благодарность за их бурную деятельность, инициативы в Арктике и т.п., отменят систему пошлин, введенную при президентстве Дональда Трампе, но и этого никто не собирался делать.

Диалог президентов Байдена и Путина вряд ли возможен. Нет никакой повестки для подобного разговора. О чем им говорить? О том, что Россия – неразвитая страна в области экологии? Об Украине? Это в принципе не повестка данного саммита.

Мы выполняем Парижское соглашение, Владимир Путин провозгласил декарбонизацию страны до 2060 года, но все эти инициативы очень опасны. Если мы действительно будем проводить такую политику, то мы можем лишиться источников для будущего индустриального роста.

Комментировать (0)
Иван Засурский
Иван Засурский
Общественный деятель
Из-за отсутствия лидеров России и Китая, все страны сплотятся против нас.
читать полностью
Иван Засурский
Общественный деятель

Главным сюрпризом климатического саммита в Глазго пока является то, что на него не приехали лидеры России и Китая. Интересно, конечно, что скажет в онлайн-формате Владимир Путин. Уже прошло российское мероприятие, связанное с развитием Арктики, но, я боюсь, что ему не придадут достаточного значения.

Чтобы получить от международного сообщества одобрение и поддержку, чтобы получить сильные позиции на переговорах о согласовании по поглощению углекислого газа и пр., нужно, конечно, было продемонстрировать максимальное рвение. Даже разумная и сбалансированная позиция России, несмотря на фон ситуации на газовых рынках, ни у кого, к сожалению, симпатии не вызовет. На мой взгляд, можно было отыграть эту ситуацию лучше.

Если бы у нас были более активные, более серьезные цели декарбонизации, если бы мы шли к углеродной нейтральности к 2050 году, а не к 2060 году, то все бы признали и наши углеродные кредиты, и поглощающую способность лесов - и не настаивали бы так сильно на том, что не хотим дестабилизировать энергетический сектор, тогда Россию мог бы ждать успех.

Пока мы пытаемся выступать одним фронтом с Китаем, который уже от нас получил подарок – признание Тайваня, а сейчас получает прикрытие на саммите в Глазго.

Если бы от нас в Глазго поехал президент Путин, то все участники конференции сплотились бы против Китая. А получается, что все сплотятся против Китая и России. И, на мой взгляд, это ключевая ошибка, потому что, в отличие от Китая, у нас есть возможность стремительной декарбонизации, мы можем быстро и радикально поменять ситуацию. Наши устаревшие технологии объясняются тем, что люди научились ими пользоваться для обогащения, и это нужно менять, чем раньше, чем лучше.

Когда Россия занимает такую осторожную позицию, она таким образом дает сигнал, что на нас надо оказывать максимальное давление. В этом смысле нам и Китаю в ближайшее время придется очень тяжело. Потому что на этот раз настроение у мировой общественности другое.

Все уже понимают, что неизбежно будет расти уровень воды, островные государства прощаются со своими территориями, поэтому фон климатического саммита в Глазго стал даже истеричным. И дальше эта истерика будет только нарастать, ведь климат крайне нестабилен. Происходят странные явления: на Москву опустился туман; на Босфоре из-за тумана остановлена навигация. Сегодня всем, наконец, ясно, что сюрпризы климат нам еще преподнесет, но неясно, какими именно будут эти сюрпризы.

Мы упустили шанс захватить лидерство в этой проблематике из-за того, что Россия на саммите не занимает активную позицию. На этой встрече можно и нужно было показать нашу готовность к изменениям. И российский министр иностранных дел Сергей Лавров, который ходит и говорит всем «нет», – это максимально неудачный формат участия в подобных мероприятиях.

Комментировать (0)
Руфина Шагапова
Руфина Шагапова
Эксперт по экологии
Необходимо решить две системные проблемы: воспитание экологической культуры и эффективная переработка отходов.
читать полностью
Руфина Шагапова
Эксперт по экологии

Я уже скептично отношусь к «мусорной» реформе, но, на мой взгляд, такое отношение объективно, потому что я вижу, что происходит в действительности.

Само по себе то, что мы вступили в эту реформу, - очень здорово. Мы долго тянули, говорили о том, что не подготовлены, но если бы тянули еще дальше с этой проблемой, мы бы никогда не занялись «мусорной» реформой. Однако же не готовы к ней оказалось ни население, ни государство, ни кооператоры, которые занимаются утилизацией. Есть определенные результаты, но объективно сегодня не хватает в первую очередь внутренней культуры.

У нас нет понимания, для чего нужно сортировать мусор. Пропаганда сортировки мусорных отходов не ведется повсеместно, отсутствуют доходчивые объяснения, для чего это нужно делать. Когда мы берем в пример европейцев и рассказываем, какие они молодцы, что даже дети там умеют сортировать мусор, мы забываем о том, что в Европе этому учат буквально с рождения, учат системно и беспрерывно.

Для такого подхода государство должно возложить на себя ответственность, в том числе и на законодательном уровне, приняв закон об экологическом образовании, культуре, просвещении. Это не должно ложиться на плечи волонтеров, как происходит сейчас, когда экологически подкованные и неравнодушные люди сортируют мусор, устраивают субботники и пр. Безусловно, такие люди делают полезное и нужное дело, но это носит эпизодический характер в рамках акций или флешмобов, а работать в такой парадигме нужно системно и беспрерывно. Нужно создавать новую культуру. Любая реформа не будет иметь успеха, если для нее не подготовлена почва, в первую очередь, по работе с населением.

С другой стороны, уповать сегодня на отсутствие экологической культуры у людей поздно. Мы уже вступили в «мусорную» реформу, и нам нужна серьезная переработка мусорных отходов. Но и ее все еще нет.  Как нет людей, массово готовых сортировать отходы, нет и предприятий, которые будут перерабатывать эти самые отходы. Роль государства в этом вопросе крайне важна.

Однако же, в целом, если бы мы не начали эту реформу, мы бы и вовсе не сдвинулись с мертвой точки, а сегодня – подвижки есть и есть понимание направления движения. Стабилизируется рынок кооператоров, которые начинают понимать, что они должны делать для сортировки отходов. Приходит понимание, как это нужно регулировать, да и сами люди начинают постепенно привыкать к сортировке мусора. Но до оптимистичных прогнозов, на мой взгляд, еще очень и очень далеко.

У нас нет экологической культуры, закрепленной на законодательном уровне, в которой воспитывались бы все, от мала до велика, и нет переработки отходов в такой форме, которая была бы удобна и эффективно. Необходимо прививать понимание, для чего нужно сортировка мусора, ведь сегодня оно отсутствует, потому что даже отсортированный мусор не перерабатывается. Очень много вопросов, над которыми еще работать и работать.

Правда, есть надежда на то, что эко-повестка будет развиваться, потому что в конституции закреплен фундамент направления экологической просветительской деятельности. И с новым составом Государственной Думы возможно мы все-таки примем основной, на мой взгляд, закон об экологическом просвещении. Закон этот касается всего – и гуманного отношения к животным, и бережного отношения к лесу, и, конечно, сортировки и переработки мусорных отходов.

Нужна также налаженная система переработки, а не те мусорные станции, которыми многие регионы сегодня отчитываются перед правительством. Эти станции не загружены сырьем, результат их работы не тот, который хотелось бы видеть от действительной переработки отходов. И пока мы не решим эти две системные проблемы, мы не уйдем далеко в реализации «мусорной» реформы.

Комментировать (1)
Александра Кудзагова
Александра Кудзагова
Эксперт по экологии
Реформу нужно продолжать, делать её более разумной, комплексной, а также обязательно прозрачной.
читать полностью
Александра Кудзагова
Эксперт по экологии

Про твердые коммунальные отходы (ТКО), на которых изначально была сосредоточена вся «мусорная» реформа, не говорит только ленивый, но предлагаю сделать несколько пометок на полях и про другие виды отходов.

Это отработанные шины, электроника, нефтепродукты, те же батарейки. Такие отходы относятся, в основном, к 3-4 классам опасности, то есть гораздо опаснее для природы, чем упаковка (которая опасна, в первую очередь, своим количеством).  И именно отходы 3-4 класса были «забыты» при формировании нацпроекта «Экология». Такая «техническая ошибка» привела к тому, что в регионах зачастую даже нет ответственных за создание системы их сбора и переработки.

Если в системе ТКО государством поддерживается региональный оператор, который отвечает за всю цепочку обращения с отходами, то в случае с 3-4 классом опасности право на получение средств экологического сбора имеет утилизатор. Казалось бы, одно юридическое пространство, но такое разное восприятие. Такая система абсолютно не стимулирует утилизатора делиться деньгами с тем, кто создает инфраструктуру сбора. Хотя именно сбор таких отходов (не ТКО) – самое сложное звено цепочки. В итоге почти нигде в России граждане не могут спокойно сдать на переработку старый холодильник, например, или шины.

Многие считают, что раз шины – это вторсырье, переработчик будет зарабатывать на производстве резиновой крошки, то государству не нужно вмешиваться в создание этой системы, рынок справится сам. Но будем честными, интересы государства и переработчика никогда не совпадут на 100%. Именно поэтому во многих регионах России невозможно сдать на переработку литые, крупногабаритные, а подчас даже шипованные шины – переработчику гораздо выгоднее работать с обычными шинами, желательно, с цельно-металлическим кордом. А интерес государства – суметь собрать и переработать все отходы шин. И именно исходя из этого должна строиться система госрегулирования, стимулирования всех звеньев обращения с отходами, контроля за переработчиками. Механизмами такого контроля может быть аудит мощностей имеющегося оборудования, сопоставление данных о переработке с размером НДС с продажи вторичного сырья.

Минприроды на Российском экологическом форуме заявило, что будет разработана отраслевая модель по таким отходам, включая, кстати, и шины. На самом деле и ранее Федеральный закон 89 предполагал создание требований к обращению с однородными группами отходов. И проекты таких документов неоднократно разрабатывались, правда, все были заморожены из-за лобби ассоциаций, которые никак не могли договориться о содержании этих требований.

Но, несмотря на то, что действительно, иногда кажется, что «мусорная» реформа никогда не закончится, её надо продолжать, делать её как можно более разумной, комплексной (как с точки зрения всех видов отходов, так и с точки зрения всей цепочки обращения с ними) и обязательно прозрачной и контролируемой, чтобы не поощрять «рисование» документов и свалки в лесах. Надеюсь, что у власти хватит воли довести реформу до ума, у добросовестных переработчиков – терпения, а люди к тому моменту не разуверятся в раздельном сборе.

Комментировать (1)
Загрузить ещё
Должна ли Россия присоединиться к глобальной метановой инициативе?
45%
55%
Альбина Дударева
Альбина Дударева
Эксперт по экологии
Нет. Мы не должны спекулировать на проблемах экологии.
читать полностью
Альбина Дударева
Альбина Дударева
Эксперт по экологии

Все больше спекуляций на тему экологии сегодня развивается в интересах некоторых стран. Не хотелось бы, чтобы подобные спекулятивные идеи коснулись разрушения экономики России, поэтому прежде, чем заявить о присоединении к метановой инициативе, необходимо понять – сколько же действительно у нас образуется метана?

Нет ни одного документа, который показывал бы, сколько метана выбрасывает та или иная страна. Занимаясь экологией много лет, я не знаю, сколько в России образуется этого газа. Есть информация, что метан образуется на свалках, и в области обращения с отходами сегодня мы пытаемся подсчитать, каковы эти выбросы и какова степень их рассеивания. В России уже ведется системная работа, но когда на этой работе пытаются поймать «хайп» и сказать «давайте снижать выбросы метана на треть», то стоит задуматься: может быть, на треть и не нужно. Может быть, это ошибочная цель, к которой нас ведут, а мы все-таки не стадо баранов, которое должно безропотно присоединяться к любой глобальной инициативе.

Мы системно идем к тому, чтобы понять состояние нашей окружающей среды, ее возможности саморегуляции, и в дальнейшем выявить вредоносные факторы, которые могут влиять на процесс глобального потепления. Над этим работают ученые, министерства, эксперты, общественники. Ловить «хайп» на международных тусовках, куда слетаются по двести самолетов, что само себе для экологии уже вредно, - это не наш путь развития. Нам не нужно использовать темы экологии для спекуляций.

Выступая на экологическом форуме в Вероне не так давно, я предложила освободить все экологическое машиностроение от санкций. Почему мы не можем установить американское оборудование для переработки отходов в Крыму? Это стало бы реальным вкладом в снижение размещения отходов, а соответственно, и в снижение уровня выброса метана. Выполнить эту цепочку мероприятий нам мешают санкций, так давайте сначала освободим от них все, что касается экологии – поставки оборудования, информационные базы, чтобы мы не боялись общаться друг с другом, обсуждали общие проблемы. Нужно идти не декларативным путем, нужно выработать ряд мер, действительно способных решить проблему, а потом уже объявлять какие-то инициативы.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Игорь Макаров
Игорь Макаров
Эксперт по экологии
Россию могут вынудить это сделать.
читать полностью
Игорь Макаров
Игорь Макаров
Эксперт по экологии

Россия не присоединяется к метановой инициативе, потому что пока не понимает масштаба проблемы. Чтобы брать на себя какие-то обязательства, необходимо понять количество выбросов и как их возможно сократить. Одно дело, когда речь идет о стране, где не добывается природный газ, такое государство может договориться о сокращении выбросов метана на 30% с легкостью. Для России же, где сосредоточены значительные метановые выбросы, связанные и с добычей природного газа, и с транспортировкой, это сделать не так просто.

И даже когда будет проведена первичная оценка, я не уверен, что Россия все же возьмет на себя подобные обязательства. Это болезненный вопрос для российской  газовой промышленности. Но возможны другие факторы, которые Россию к этой инициативе подтолкнут.

В частности, в Европейском Союзе уже вовсю говорят о том, что компаниям, которые поставляют газ в страны ЕС, необходимо отчитываться о выбросах метана и верифицировать их. Таким образом, основную нашу компанию-поставщика газа в Европу – «Газпром» – могут просто вынудить это делать в ближайшее время. И, коль скоро этим займется «Газпром», то следующим шагом могут и планы по сокращению выбросов метана в целом по стране.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё