Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Новости
Загрузить ещё Загрузить ещё
Дебаты
Владимир Кудрявцев
Владимир Кудрявцев
Психолог
Никакой трагедии в блокировке «Википедии» нет.
читать полностью
Владимир Кудрявцев
Психолог

Пока по «Википедии» решения нет. Все знают, что в прошлом году на огромную сумму денег создавали специальную аппаратуру, которая якобы должна давать дифференцированное подключение: то есть если статья экстремистская, то она не показывается. Но это просто потраченные на ветер деньги.

Что касается возможной блокировки, могу сказать одно: вначале будет дискомфортно, вне всякого сомнения. Но учитывая, что океанический интернет безбрежен, то всегда можно найти замену. Другой вопрос, что это будет за замена.

Прежде, чем что-то терять, нужно оценить, что же это было. «Википедия» была первым входом в предметную область, который, безусловно, не бесспорен, ведь в «Википедию» заложена самостоятельная идея насыщения. Ни от чего уберечься невозможно, она была так и задумана, что каждый может вносить в статьи правки и изменения.

Многие стесняются того, что они ходят в «Википедию», но я хочу напомнить интервью великого писателя Умберто Эко, он был одним из образованнейших людей второй половины XX и начала XXI вв., и он сказал, что пользуется «Википедией» пять раз в день. В «Википедии» есть ссылки, по ним можно переходить и углубляться далее в материал. Этого нет, например, в «Ответах Mail.ru». И это самое полезное в «Википедии» - ссылки.

«Википедия» — это универсальная энциклопедия, модерирование ее осуществляется по форме подачи материала – в статье должны быть ссылки, должна быть структура. Неудобно, что теперь придется собирать эти знания самостоятельно, ведь они уже были собраны в ней. Для сбора нужна культура работы с океаническим интернетом, а у подростков, у молодых людей нет умения собирать информацию.

«Википедия» — это своего рода костыль. Там есть очень профессионально написанные статьи, как правило, скопированные из профессионального источника. И это еще очень важный аспект «Википедии»: с ее помощью мы видим уровень развития проблемы, ее восприятие.

Отличный пример – Бородинское сражение. На «Википедии» о нем есть огромная статья из разных источников, там написано про каждую деталь, но однозначного вывода по его итогам нет. Как подростку сориентироваться в этой ситуации без «Википедии»? Есть другие источники, но они идеологизированы, а в Ключевского они вряд ли полезут.

Я думаю, что без «Википедии» трагедии не будет. Люди будут ходить по разным ресурсам, чтобы искать, что им нужно для решения образовательных задач. Я абстрагируюсь от факта информационных свобод, тут все понятно, но рушится смысл Интернета. Понимаете, можно сделать в «Одноклассниках» экстремистскую группу, и на этом основании закрыть «Одноклассников». Интернет – это такая губка, которая впитывает все. Но культура работы с информацией вырабатывается и вне его.

На качестве образования блокировка «Википедии» не скажется. Тут важно, чтобы был педагог, который подскажет, где искать информацию. Другой вопрос, что искать будет неудобно. Ущемление информационных свобод – это плохо. Но есть и то, что однозначно надо резать на корню. Но, наверное, проблема запрещенных материалов все же идет не из Интернета, мы нахватались жестокости из реального мира, из жестокой действительности.

Резюмируя, скажу, что ничего хорошего в блокировке «Википедии» нет, но нет в этом и трагедии.

Комментировать (0)
Андрей Тесля
Андрей Тесля
Философ
Никакой другой ресурс не может заменить «Википедию» ни по глобальному охвату, ни по способам подготовки и представления информации.
читать полностью
Андрей Тесля
Философ

«Википедия» - очень важный, трудно даже себе представить насколько, источник информации и удобный ресурс. И здесь я бы не сводил вопрос к школьникам и студентам – как раз для них есть множество других ресурсов, которыми они восполнят образовавшийся пробел, быстрым поиском и поверхностным охватом.

«Википедия» важна как раз как уникальная сводка информации – на разных языках, подчеркну, где трактовка и глубина раскрытия темы в испаноязычной или немецкой статье может на порядок превосходить аналогичную на английском или, к примеру, русском (или на последних статья по этой теме может вообще отсутствовать) – масса библиографических указаний и т.д., позволяющие быстро получить представление о конкретных темах, сюжетах и тут же найти указания к углубленному изучению. В этом плане никакой другой ресурс не может ее заменить – ни по глобальному охвату, ни по способам подготовки и представления информации.

Другие ресурсы – как, например, подготовленные коллективами профессиональных исследователей энциклопедии – не заменяют «Википедию», как и она не заменяет их: это именно разные – по типу, по способам работы с информацией – ресурсы. И подобно тому, как «Википедия» не отменяет надобности в энциклопедии «Britannica» или в «Большой российской энциклопедии», так и последние не способны заместить/заменить «Википедию».

Но есть и более общий вопрос – если причиной блокировки станет несогласие с трактовкой СВО и конкретных эпизодов последней, то это одновременно и отключение огромного и важного для десятков миллионов людей в России из-за конкретного сюжета – и вместе с тем сохранение доступа к множеству других источников аналогичных трактовок. Т.е. обрушить привычное, сломать сложившиеся у обывателей рутины информационного поведения – ради сохранения той же рамки продолжающейся рутины.

Иными словами, здесь губительная непоследовательность: либо, понимая важность и благо для массы видов деятельности, остается сохранить доступ к «Википедии» и пытаться противостоять ей идеологически, выстраивая убедительную трактовку происходящего и для кого-либо из внешних наблюдателей; либо, приняв как данность несостоятельность перед внешней пропагандой, тогда уже выстраивать информационную замкнутость, пренебрегая издержками.

Отключение «Википедии», как и аналогичные разговоры по поводу «YouTube» и т.д. – представляются странными полумерами, в ожидании, что современное противостояние могло бы в относительно короткой перспективе вернуться к прежним формам, пусть несколько более жестким, но не переходящим в новое качество. Т.е. внутри страны можно ограничиться существующей пропагандой, пренебрегая позицией образованного общества и полагая, что для работы с последним достаточно той же пропаганды в сочетании с репрессиями.

Комментировать (0)
Аркадий Малер
Аркадий Малер
Философ
Идея учреждения ритуальных форм лояльности государству полностью оправдана.
читать полностью
Аркадий Малер
Философ

Сама идея учреждения каких-либо символических, ритуальных форм лояльности и верности нашему государству в принципе, с государственнической точки зрения, совершенно оправдана и, скорее всего, по мере усиления патриотической политики, нечто подобное в наших учебных и воспитательных заведениях все-таки появится.

Но возникает два принципиальных вопроса.

Во-первых, каково будет их идеологическое содержание? Ведь в нашей стране де юре нет никакой идеологии, мы сами себе запретили иметь идеологию, а любой текст какой-либо гражданской декларации верности стране или ее флагу уже предполагает определенную идеологию. Если это будут просто очень общие красивые слова обо всем и ни о чем, то они не будут иметь никакой вдохновляющей силы, это будет казенщина ради казенщины, а если там все-таки будут упоминаться какие-то конкретные идеологические категории, то какие именно?

Насколько я знаю, тот же господин Мединский склонен к оправданию советского социализма, испытывает определенные симпатии к Сталину, и поэтому я бы очень не хотел, чтобы именно он был автором столь значимых идеологических текстов. Поэтому это вопрос совсем не праздный – нам нужна идеология, но не абы какая идеология.

Во-вторых, любые формы ритуальной верности, тем более в отношении государства, нередко рискуют перерасти в своеобразную гражданскую религию, что вызывает неизбежное противоречие с православной, христианской верой. В оптимальной ситуации такие ритуалы верности должны быть данью уважения стране, которое необходимо воспитывать у будущих граждан с детства, но эта дань уважения не должна переходить в религиозное поклонение и какие-либо инварианты нарушения первой и второй заповедей.

При этом в самой Православной Церкви есть, например, молитвы “о стране нашей и воинстве ея”, а если бы наше государство было бы православной монархией, то эти вопросы бы решились сами собой – верность монарху в таком случае освящена самой Церковью, поскольку православный монарх - это гарант самого православия.

Я полагаю, что сама потребность в своеобразной сакрализации нашего государства и государственного патриотизма – это естественное психологическое явление, и оно вполне отвечает тенденции десекуляризации современного мира, но Православная Церковь может принять только такую сакрализацию, которая не будет противоречить самому православию, и только такие формы ритуальной верности и лояльности, которые вполне совместимы с православной верой.

Комментировать (1)
Константин Калачев
Константин Калачев
Политтехнолог
Казенный патриотизм плохо приживается, к тому же мы живем в светском государстве.
читать полностью
Константин Калачев
Политтехнолог

Заявление Владимира Мединского о переносе американской практики молитвы за флаг в российские школы – это карго-культ в чистом виде. С одной стороны, мы говорим, что Соединенные Штаты – наш главный враг, а, с другой, завидуем и хотим перенять их практики, не принимая во внимание те исторические условия, в которых эти практики складывались.

США создавались как белая христианская протестантская страна. Да, сейчас это многонациональное и мультикультурное государство, но традиции американского патриотизма закладывались очень и очень давно. Россия же – страна еще совсем недавно атеистическая, а сейчас – страна, в которой исповедуется не только православие, но также ислам, буддизм, иудаизм, атеизм и другие религии.

Более того, мы живем в светском государстве. К чему пытаться копировать чужие практики?

Если действительно хочется поднимать флаг, то это можно делать в летних лагерях: когда я был пионером, в летних лагерях такая практика существовала. Возможно перенести это в молодежное скаутское движение, например. Но насильственное привитие патриотизма не даст хороших результатов, патриотизм должен быть добровольным.

Патриотизм – это производное от гордости за свою страну и за тот образ жизни, который мы в ней ведем, за возможности самореализации, за то, что мы свободны.

Россия – не США.

В позиции Мединского есть внутреннее противоречие: есть вы хотите создать новые исторические мифы, нужно опираться на собственные истоки, культуру и традиции, а не механически переносить чужие наработки. Это выглядит как смесь французского с нижегородским, в лаптях и в бабочке.

Конечно, сегодня власть озабочена воспитанием патриотизма у молодежи, ведь по опросам виден реальный поколенческий разлом. Спецоперацию на Украине поддерживают, в основном, люди среднего и старшего возраста, но с молодежью не все так однозначно. Власть хочет воспитывать молодежь не только в духе любви к стране, но и с уважением к начальству, прививать дисциплину, вместо умения думать. Но подобными благими намерениями вымощена дорога в известном направлении.

Как профессиональный педагог я отчетливо понимаю, что всякое давление на молодежь может привести к последствиям, прямо противоположным задуманным. Казенный патриотизм приживается плохо. За доказательствами можно заглянуть в нашу собственную историю.

Комментировать (1)
Алексей Мартынов
Алексей Мартынов
Политолог
Российский сектор частного высшего образования сформировался с перекосами.
читать полностью
Алексей Мартынов
Политолог

Тема частного образования дискуссионна, и нет однозначного ответа или мнения, нужно это образование или нет.

Скорее, речь идет о том, во что превратилось частное образование в России сегодня. Оно начало складываться в 1990-х годах, когда сюда пришло n-ое количество разнообразных грантовых программ из разнообразных учебных, не очень учебных и порой совсем не образовательных иностранных структур. Несколько частных вузов довольно успешно функционируют до сих пор, например, Российско-Американский университет. Но в условиях холодной идеологической войны, вузы не могут оставаться вне ее, ведь они зависят от внешнего финансирования, а внешнее финансирование всегда обременено определенными условиями, в том числе и идеологического порядка.

Тогда же, в 1990-е годы были попытки создать и частно-государственные вузы вроде Высшей школы экономики. Главный учредитель ВШЭ - правительство России, но в этом учебном заведении есть и частные инвестиции. Эти инвестиции создают разные подразделения, отдельные учебные программы и часто они финансируются по той же грантовой системе, которая обременена определенной идеологией. Сегодня это очевидно и идет вразрез с тем мироощущением, в котором мы живем. В этом смысле, конечно, подобный образовательный порядок, с одной стороны, ничему хорошему не учит наших студентов, с другой стороны, развращает преподавательский состав.

Система государственного образования имеет весьма серьезные бюджеты. И участившиеся в последнее время скандалы, связанные с бюджетными нарушениями, - своего рода маркер, который это подтверждает. Конечно, хотелось бы, чтобы за этим финансированием был ужесточен контроль и не только расходования бюджетных средств, но и кадров, организации работы, профессорско-преподавательского состава и т.д.

Однако если ставить вопрос, что лучше - частный или государственный вуз, то мировая практика не дает однозначного ответа и демонстрирует допустимость обоих этих вариантов. В России с частным образованием возник перекос в 1990-е годы, когда рухнула советская система, в том числе система образования, и началось спешное построение на развалинах империи хотя бы каких-то новых институтов. И по итогам такого «построения» получилось кривое зеркало.

Если посмотреть на практику создания частных вузов в крупных зарубежных странах, то, как правило, вузы создавались национальными элитами на собственные и частные средства жертвователей, знати. Великобритания, Франция, Германия, там образовательные учреждения создавались столетиями, причем именно усилиями национальных элит.

Россия пока еще только 30 лет живет в новой реальности, и этого срока, конечно, недостаточно, чтобы сформировалась национальная элита. Очень часто элитой называют совершенно не тех, кто действительно является элитой. С точки зрения истории, 30 лет – это мгновение. Если бы в нашей стране формировались частные вузы так же, как это происходило на Западе, если бы в основу частного образования было заложено бескорыстное стремление сделать вклад в будущее развитие страны и поколений, науки, технологий, но не цель получения немедленных дивидендов, а перспектива развития в столетия, то, это, в общем, было бы совсем неплохо.

Как бы мы ни отрицали наличие идеологии в нашей стране, идеологический аспект в высшем образовании все равно имеется. Образование – это формирование и своего образа в окружающем мире, и образа окружающего мира в себе с точки зрения государства, родины, семьи и т.д. Образование всегда содержит в себе компонент идеологии. И здесь возникает вопрос, кто этой компонентой управляет.

Соответственно, если национальная элита на себя принимает инициативу и создает частные вузы с перспективой на многие десятки и даже сотни лет развития, то, разумеется, это одно дело. А если за владение именно идеологической компонентой определенные силы готовы финансировать вузы извне, по-своему эту компоненту трактуя или даже выдергивая из процесса образования, это уже совсем другое дело.

Комментировать (0)
Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Социолог
Частные ВУЗы очень часто демонстрируют высочайший уровень образования.
читать полностью
Иосиф Дискин
Социолог

За противопоставлением государственных и частных вузов стоят две политические силы.

Во-первых – это популисты, которые задают правильные вопросы о недостатках образования, но в силу своей некомпетентности и идеологической ангажированности, спекулируют на фобиях малообразованной публики.

Во-вторых, – это технократы, которые хотят освободиться от представления о конечных результатов образования и которые обращают внимание на процедуры, желая получить бесконтрольное управление над всей образовательной системой.

Основная проблема состоит в том, что с одной стороны, те, кто отвечают за образование, не готовы нести за него ответственность.

Разве государственные вузы были лучше частных, когда торговали дипломами? И разве только частные вузы использовали коррупционные ресурсы, чтобы получить лицензию и продавать свои дипломы? В этом смысле между частным и государственным сектором никакой разницы нет.

Власть не готова содержательно сформулировать требования к высшему образованию, и в силу этого чиновники пытаются подменить эти требования по конечным образовательным результатам процедурными вопросами. К тому же, власть плохо умеет контролировать менеджмент. Многие ректора вузов были обвинены в том, что их диссертации содержат плагиат. Как это возможно при нормальном образовании? Если ректор не обладает нравственным авторитетом, то как он может что-то требовать от своих подчиненных? Начинается иерархическая лестница попустительства, которая никак не способствует качественному образованию.

И вот для того, чтобы такие вопросы не поднимались, начинаются разговоры об искоренении частных вузов, ряд которых при этом демонстрирует высочайшее качество образования. Например, Казанский инновационный университет имени В. Г. Тимирясова.

Необходима и зримая миссия руководства образовательными учреждениями. Если общество видит и оценивает деятельность руководства хоть государственного, хоть частного университета, это тот путь, которым мы должны идти.

Вопрос не в противопоставлении частного и государственного образования, а в том, как двигаться к эффективному образованию в целом, и кто должен в нем участвовать: государство, которое должно ставить реальные содержательные цели и задачи образования; преподавательское сообщество, которое должно отказаться от взаимного попустительства и предъявлять к своим членам реальные профессиональные и нравственные критерии, тогда ректоров, которые публикуют некачественные диссертации, не станет; общество, которое будет осуществлять свой контроль.

Обществу должны быть предъявлены конечные результаты высшего образования. Например, количество выпускников, которые и через десять лет работают по полученной специальности, ведь многие ведь кончают вуз и забывают о профессии, а это показатель качества и востребованности образования. Или средний уровень зарплаты выпускников через 5-7 лет работы, которая позволяет быть востребованными либо в государственных органах, либо на рынке труда.

И, с моей точки зрения, если существуют частные вузы, отвечающие поставленным требованиям, то поскольку их владельцы рискуют собственные деньгами, над ними должен быть ослаблен бюрократический контроль. Тогда частные вузы в России станут полигоном для новых профессий и инновационных программ.

Комментировать (0)
Загрузить ещё
Как Россия обойдется без «Википедии» в случае ее блокировки?
40%
60%
Владимир Кудрявцев
Владимир Кудрявцев
Психолог
Никакой трагедии в блокировке «Википедии» нет.
читать полностью
Владимир Кудрявцев
Владимир Кудрявцев
Психолог

Пока по «Википедии» решения нет. Все знают, что в прошлом году на огромную сумму денег создавали специальную аппаратуру, которая якобы должна давать дифференцированное подключение: то есть если статья экстремистская, то она не показывается. Но это просто потраченные на ветер деньги.

Что касается возможной блокировки, могу сказать одно: вначале будет дискомфортно, вне всякого сомнения. Но учитывая, что океанический интернет безбрежен, то всегда можно найти замену. Другой вопрос, что это будет за замена.

Прежде, чем что-то терять, нужно оценить, что же это было. «Википедия» была первым входом в предметную область, который, безусловно, не бесспорен, ведь в «Википедию» заложена самостоятельная идея насыщения. Ни от чего уберечься невозможно, она была так и задумана, что каждый может вносить в статьи правки и изменения.

Многие стесняются того, что они ходят в «Википедию», но я хочу напомнить интервью великого писателя Умберто Эко, он был одним из образованнейших людей второй половины XX и начала XXI вв., и он сказал, что пользуется «Википедией» пять раз в день. В «Википедии» есть ссылки, по ним можно переходить и углубляться далее в материал. Этого нет, например, в «Ответах Mail.ru». И это самое полезное в «Википедии» - ссылки.

«Википедия» — это универсальная энциклопедия, модерирование ее осуществляется по форме подачи материала – в статье должны быть ссылки, должна быть структура. Неудобно, что теперь придется собирать эти знания самостоятельно, ведь они уже были собраны в ней. Для сбора нужна культура работы с океаническим интернетом, а у подростков, у молодых людей нет умения собирать информацию.

«Википедия» — это своего рода костыль. Там есть очень профессионально написанные статьи, как правило, скопированные из профессионального источника. И это еще очень важный аспект «Википедии»: с ее помощью мы видим уровень развития проблемы, ее восприятие.

Отличный пример – Бородинское сражение. На «Википедии» о нем есть огромная статья из разных источников, там написано про каждую деталь, но однозначного вывода по его итогам нет. Как подростку сориентироваться в этой ситуации без «Википедии»? Есть другие источники, но они идеологизированы, а в Ключевского они вряд ли полезут.

Я думаю, что без «Википедии» трагедии не будет. Люди будут ходить по разным ресурсам, чтобы искать, что им нужно для решения образовательных задач. Я абстрагируюсь от факта информационных свобод, тут все понятно, но рушится смысл Интернета. Понимаете, можно сделать в «Одноклассниках» экстремистскую группу, и на этом основании закрыть «Одноклассников». Интернет – это такая губка, которая впитывает все. Но культура работы с информацией вырабатывается и вне его.

На качестве образования блокировка «Википедии» не скажется. Тут важно, чтобы был педагог, который подскажет, где искать информацию. Другой вопрос, что искать будет неудобно. Ущемление информационных свобод – это плохо. Но есть и то, что однозначно надо резать на корню. Но, наверное, проблема запрещенных материалов все же идет не из Интернета, мы нахватались жестокости из реального мира, из жестокой действительности.

Резюмируя, скажу, что ничего хорошего в блокировке «Википедии» нет, но нет в этом и трагедии.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Андрей Тесля
Андрей Тесля
Философ
Никакой другой ресурс не может заменить «Википедию» ни по глобальному охвату, ни по способам подготовки и представления информации.
читать полностью
Андрей Тесля
Андрей Тесля
Философ

«Википедия» - очень важный, трудно даже себе представить насколько, источник информации и удобный ресурс. И здесь я бы не сводил вопрос к школьникам и студентам – как раз для них есть множество других ресурсов, которыми они восполнят образовавшийся пробел, быстрым поиском и поверхностным охватом.

«Википедия» важна как раз как уникальная сводка информации – на разных языках, подчеркну, где трактовка и глубина раскрытия темы в испаноязычной или немецкой статье может на порядок превосходить аналогичную на английском или, к примеру, русском (или на последних статья по этой теме может вообще отсутствовать) – масса библиографических указаний и т.д., позволяющие быстро получить представление о конкретных темах, сюжетах и тут же найти указания к углубленному изучению. В этом плане никакой другой ресурс не может ее заменить – ни по глобальному охвату, ни по способам подготовки и представления информации.

Другие ресурсы – как, например, подготовленные коллективами профессиональных исследователей энциклопедии – не заменяют «Википедию», как и она не заменяет их: это именно разные – по типу, по способам работы с информацией – ресурсы. И подобно тому, как «Википедия» не отменяет надобности в энциклопедии «Britannica» или в «Большой российской энциклопедии», так и последние не способны заместить/заменить «Википедию».

Но есть и более общий вопрос – если причиной блокировки станет несогласие с трактовкой СВО и конкретных эпизодов последней, то это одновременно и отключение огромного и важного для десятков миллионов людей в России из-за конкретного сюжета – и вместе с тем сохранение доступа к множеству других источников аналогичных трактовок. Т.е. обрушить привычное, сломать сложившиеся у обывателей рутины информационного поведения – ради сохранения той же рамки продолжающейся рутины.

Иными словами, здесь губительная непоследовательность: либо, понимая важность и благо для массы видов деятельности, остается сохранить доступ к «Википедии» и пытаться противостоять ей идеологически, выстраивая убедительную трактовку происходящего и для кого-либо из внешних наблюдателей; либо, приняв как данность несостоятельность перед внешней пропагандой, тогда уже выстраивать информационную замкнутость, пренебрегая издержками.

Отключение «Википедии», как и аналогичные разговоры по поводу «YouTube» и т.д. – представляются странными полумерами, в ожидании, что современное противостояние могло бы в относительно короткой перспективе вернуться к прежним формам, пусть несколько более жестким, но не переходящим в новое качество. Т.е. внутри страны можно ограничиться существующей пропагандой, пренебрегая позицией образованного общества и полагая, что для работы с последним достаточно той же пропаганды в сочетании с репрессиями.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё