Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Новости
Загрузить ещё
Загрузить ещё
Дебаты
Андрей Нечаев
Андрей Нечаев
Экономист
Нет. Мировой голод невозможен.
читать полностью
Андрей Нечаев
Экономист

Голода в мире не будет, пока есть страны — поставщики зерна, крупнейшие экспортеры: США, Канада, Аргентина. Если мы говорим об Украине, она все-таки не была крупнейшим экспортером зерновых (Россия экспортировала больше).

Что касается России, то нужно сказать, что наш экспорт идет в основном не в Европу, где сейчас проблема в связи с санкционной ситуацией, а в Азию и на Ближний Восток, в частности, в Египет. В основном это фуражное зерно, а не пищевое, или пшеница низких сортов. Там если и будут проблемы, то логистические, потому что эти страны, как известно, к санкциям не присоединялись.

Возможно, конечно, будут проблемы с доставкой из-за того, что западные страховые агентства больше не страхуют российские корабли. Если они будут заинтересованы в этих поставках, то обе стороны будут искать какой-то компромиссный вариант.

Здесь гораздо больший удар испытают российские сельхозпроизводители, чем их покупатели.

Итак, угроза мирового голода не реальна. Для каких-то отдельных стран Россия важный и крупный поставщик, но в целом на мировом рынке зерна мы не играем решающей роли.

Комментировать (0)
Евгения Серова
Евгения Серова
Экономист
Да. Проблема голода никуда не исчезала все эти годы.
читать полностью
Евгения Серова
Экономист

Проблема голода в мире не исчезала, она все время присутствует. Одной из Целей устойчивого развития-2030 (ЦУР ООН) как раз было уничтожение этой проблемы.

Усугубление ситуации началось с пандемии: в мире увеличилось количество голодающих, причем довольно существенно. Это было связано в основном с ростом цен. Теперь, в связи с российско-украинским конфликтом, проблема, естественно, также усугубилась. В марте цены существенно «прыгнули» по отношению к даже предыдущему тренду.

Экспортный потенциал Украины насчитывал примерно 20 млн тонн зерна. Сейчас его пытаются каким-то образом вывозить из Одессы через Молдавию. Поступление украинского зерна на рынок сможет немного сбросить цены.

Россия и Украина — главные поставщики пшеницы и подсолнечного масла на мировые рынки. По пшенице две страны давали 30% рынка, по подсолнечному маслу 70% (большую долю здесь занимала Украина). Именно на эти два продукта цены больше всего и  выросли.

Про вывоз зерна с Украины мне говорить сложно, это, скорее, военный вопрос. Сейчас, как я понимаю, доступа к портам у украинских поставщиков нет. С железными дорогами тоже проблемы. Вывозят, видимо, трейлерами, а это горючее, которое очень дорого на Украине. Если удастся эти 20 млн тонн зерна вывезти, то проблема цен будет несколько смягчена.

Порядка 40 стран в мире, в основном, это Африка и немного Латинская Америка, почти на 100% зависели от поставок пшеницы из России и Украины. Для того, чтобы этим странам переключиться на других поставщиков, потребуется время. В этих регионах уже и так присутствует голод; количество людей, не получающих полноценного питания, уже велико, и в этой ситуации все только усугубится.

Но сегодня иногда говорят и о голоде в развитых странах. Такой сценарий все же маловероятен. Какие-то дефициты будут наблюдаться, подобное возникало и в прошлом. В основном это было связано с логистикой: нехваткой транспорта или дорогим горючим. Но такие проблемы как быстро возникают, так и решаются довольно быстро. Тотального усиления голода не будет. Европа вряд ли «наголодается».

США, Европейский союз и другие страны ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), не говоря уже об Австралии, Канаде, — страны, которые производят очень много продовольствия сами. У них за последние полвека для поддержания цен из сельскохозяйственного оборота было выведено очень много земель, так что эти земли могут быть возвращены в производство, и эти страны вряд ли пострадают от голода.

Конечно, страдать будут, прежде всего, развивающиеся страны, которые и так уже голодают, и это большая проблема.

Предыдущий продовольственный голод породил «арабскую весну». Что породит этот голод, трудно сказать. Естественно, достичь Цели устойчивого развития №2, то есть ликвидации голода, нам вряд ли удастся. В этой Цели были «вшиты» еще две задачи: переход к устойчивому ведению сельского хозяйства и повышение качества питания. При нехватке продовольствия эти задачи будут временно сняты с повестки дня по объективным причинам и не только в развивающихся странах.

Скажем, по Green Deal («Зеленая сделка»), которая в первую очередь была нацелена на переход к устойчивому ведению сельского хозяйства, уже прошла информация, что ряд стран Европейского союза предложили временно ее затормозить, чтобы не сократить производство.

Комментировать (0)
Василий Тихонов
Василий Тихонов
Эксперт в сфере ЖКХ
Проблемы есть, но все преодолимо.
читать полностью
Василий Тихонов
Эксперт в сфере ЖКХ

На этот вопрос не так давно дала убедительный ответ председатель совета директоров «Корпорации СТС» (члена нашей «Ассоциации ЖКХ и Городская среда») Татьяна Черных на XIV ежегодной конференции «Российская энергетика: перезагрузка отрасли» состоявшейся 5 апреля. Позволю процитировать её: «Страна столкнулась с результатом собственной политики: растеряли свой производственный потенциал, наработки советского периода, открыли рынок для иностранных производителей без обязательного требования по локализации. В результате наша сверхинженерная нация вынуждена закупать оборудование для новых проектов у производителей второго-третьего эшелона. Решить проблему санкций возможно только сочетанием комплекса мер — инвестиции, локализация производства, параллельный импорт, обратный инжиниринг».

Сложно что-то добавить. От себя могу лишь сказать. Да, мы испытываем сейчас определённые трудности поскольку в последние годы внедряли не только просто импортное оборудование «железо», но и электронную начинку: системы управления, учета, информации. Но всё преодолимо. Мы с надеждой смотрим на нашу промышленность, на Министерство цифрового развития. И уверены, что в кратчайшие сроки сможем провести полноценное импортозамещение в отрасли.

Комментировать (0)
Игорь Юшков
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Самая серьезная проблема с технологиями СПГ.
читать полностью
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса

В газовой сфере основная проблема – это технологии строительства заводов по сжижению газа. Это становится сверхактуально. Европейцы будут снижать зависимость от российского газа – искать альтернативы, переходить на другие виды энергии, лишь бы снизить критическую зависимость от российского газа. В этом плане у нас возникает вопрос диверсификации рынков сбыта.

Да, мы можем построить газопровод в Китай, есть газопровод на 50 млрд кубов, даже если мы договоримся по нему с китайцами, увеличим его мощность (в Европу идет 150 млрд кубов, важно не сокращать экспорт и оставить источник дохода). Но вопрос, насколько Китай будет готов договариваться по этой трубе? Китай сейчас пытается все купить за 3 копейки. Мы должны объяснить, что европейцы отказываются от российских закупок за счет СПГ, а новых СПГ в мире пока не появляется, значит, они будут покупать тот, что идет на азиатские рынки, в Китай. Следовательно, если Китай не захочет конкурировать по цене с Европой, надо договариваться о нормальных ценах в нами.

Мы можем разрабатывать сухопутные месторождения газа, сами полностью строить газопроводы. Проблема в том, что мы не можем строить заводы СПГ, этой технологией обладают всего несколько компаний, и почти все они западные. Тот же завод на Сахалине построила Shell, которая уходит из России и продают свою долю в этом заводе. Завод СПГ на Ямале построен на базе технологий американской компании, а второй завод на технологиях немецкой компании. Доля локализации очень маленькая, если она есть.

При этом мы более-менее можем строить сырьетоннажные СПГ. На Ямале такая открылась, но ее мощности не столь большие, и она прошла все болезни, которые можно было пройти. Тут нужно работать, шлифовать, улучшать технологии, возможно заниматься крупнотоннажными технологиями, делать упор на импортозамещение. Ведь с этим можно отправляться на любые рынки, есть гибкость поставок.

По поводу всего остального тоже есть большие вопросы. Насколько мы самостоятельны в текущей работе нефтеперерабатывающих заводов? Строим, возим и добываем мы в основном сами. При этом есть случаи, где мы можем заменять на собственные технологии, но это будет дороже и менее качественно – наши технологии надо развивать.

Есть также вопрос морского бурения. Тут огромная зависимость, так как все, что технологически сложно нам поставляли западные компании. Поэтому у нас есть свои морские буровые платформы, но добычных платформ у нас нет. Яркий пример проблем с добычей на шельфе: в 2015 ввели санкции против месторождения на Сахалине, и мы так и не решили вопрос с ним.

Комментировать (0)
Никита Кричевский
Никита Кричевский
Экономист
Отчасти да. Для тех стран ЕС, которые и раньше не отличались скрупулёзной бюджетной политикой.
читать полностью
Никита Кричевский
Экономист

Высказывание Медведева о европейском дефолте - это фигура речи, турбо-патриотизм, потому что, конечно, никакого дефолта в Европе не будет ни по национальным, ни по внутренним обязательствам. У каких-то стран ЕС, без всякого сомнения, дефолт будет, то это страны, которые и раньше не отличались скрупулёзной бюджетной политикой – Греция, Португалия, Италия, Ирландия, то есть это явно периферийные страны ЕС. Вот у этих стран дефолты уже были и наверняка они снова будут.

Дмитрий Анатольевич не учитывает, что в руках ЕЦБ важнейший инструмент, предотвращающий дефолты, а именно печатный станок. ЕЦБ может всегда напечатать столько евро, сколько нужно. Механика этого дела  известна, она применяется и США. Дефолта на общеевропейском уровне не может быть в принципе, потому что обязательства Европы номинированы в евро, а эмитентом этой валюты является Евросоюз. Этого обстоятельства, к сожалению, нет у нас, мы можем печатать только рубли.

Если бы мы могли эмитировать евро или доллары, то не было бы проблем и у нас.

Здесь мы возвращаемся к тому же вопросу, который я уже много раз задавал. Кто просил, заставлял, требовал, умолял господина Силуанова занимать в иностранной валюте? Кто давал санкцию, кто давал команду? Кто настоящий автор, кукольник?

Это принципиальный вопрос.

У нас при профицитном бюджете не было никакой необходимости занимать. У нас было денег больше, чем достаточно, причем все последние годы. При этом Силуанов методично, упорно занимал, занимал, занимал. Занимал не только внутри России, что ещё можно объяснить и оправдать, но и на международных площадках.

Зачем?

При этом занимал он под безумные проценты – 8-9% годовых. На кого это было рассчитано? На то, чтобы вытащить наши деньги из офшоров, точнее не наши деньги, а деньги олигархов? Или на то, чтобы подкормить ЕС и США? По сути, мы финансировали и продолжаем финансировать экономики недружественных нам стран.

Угрозы заморозки резервов звучали давно, не зря Силуанов и Набиуллина перевели часть резервов в юани и в золото.

Медведев просто пытается подсластить пилюлю. У него это отчасти получилось. Суть не в этом. Вопрос в том, кто вбросил даже не ложку дегтя, а целый бидон в бочку меда. В профицитный бюджет, в мегаустойчивой финансовой системе, при отсутствии необходимости занимать…

А теперь один из главных политических акторов страны должен вуалировать чьи-то стратегические ошибки, оправдывать истинного виновника.

Комментировать (0)
Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев
Экономист
Точно нет. Объем долга по российским еврооблигациям столь мал, что его невыплата не отразится на других странах.
читать полностью
Владислав Иноземцев
Экономист

Вчера экс-президент Дмитрий Медведев в Телеграме сообщил, что, по его мне­нию, «дефолт России может обернуться дефолтом Европы – и мора­льным, и, вполне вероятно, материальным», в очередной раз применив популярный в последнее время приём запугивания Запада последствиями нарастающих российских проблем.

Однако, как мне представляется, никакой логики в его утверждениях нет.

Во-первых, российский дефолт никого не беспокоит: объём долга по россий­ским еврооблигациям не превышает $19 млрд., или 0,07% глобального рынка суверен­ных дол­говых обязательств (как мы помним, Кремль очень гордился тем, что освобо­дил Россию от «пут» международных кредиторов), и при этом обязательства рассрочены до 2042 г.

Во-вторых, никакого «морального дефо­лта» тоже быть не может: европейские страны платят по своим обязательст­вам, а блокировка средств Банка России создаёт у России только технические проблемы с платежами, которыми Кремлю, вообще-то, стыдно прикрывать­ся. Поступления от экспорта позволяют России обслуживать долги, а не де­лать вид, что в вызванных ею самой проблемах виноваты другие.

В-третьих, в Европе ситуация не столь плоха, как кажется Д.А. Медведеву. Да, там растёт инфляция (сейчас поднявшаяся до 7,5%), но это лишь обесценивает госу­дар­ственные долги европейских стран, приносящие доходность 0,84-1,26%, так что ни­каких дефолтов по ним однозначно не случится. Мы чуть раньше уже слы­шали от российских аналитиков, что американские санкции против Рос­сии и арест её активов подорвут доверие к доллару – но пока с начала опе­рации в Украине последний только укрепился ко всем мировым валютам: к иене на 9,1%, к евро – на 5,5%, к фунту – на 3,8%.

Некоторые имеющиеся сегодня проблемы Европы вызваны не дефолтом России, а ситуацией на энергетических рынках: ЕС хочет, но не может отка­заться от российских га­за и нефти, опасаясь ухудшения своей экономичес­кой ситуации. Это означает, что если Россия действительно хочет устроить нечто типа «дефолта Европы», то ей стоит завтра же «перекрыть вентили» на ведущих на Запад газо- и нефтепроводах. Такая мера действительно создала бы для европейцев серьёзные проблемы, показав им, чем может быть чреват «мир без России». Однако до такого мощного и выверенного решения рос­сийские стратеги пока ещё не дозрели – и всё что им остаётся это пугать Ев­ропу высокой инфляцией и миллионами украинских беженцев с сопутству­ющими им беспорядками (хотя о росте преступности в связи с этим не сооб­щила ни одна страна Европы, а политики не перестают удивляться тому, ка­кую солидарность с беженцами проявляют их собствен­ные, нередко чёрствые и индивидуалистичные, граждане).

Сегодня Россия находится в одиночестве. Мы очень быстро увидим, что нуждаемся во внешнем мире куда больше, чем он в нас. Наш единственный экономический аргумент – это поставки энергоносителей и сырья, но как раз тут Кремль не хочет ничего менять, потому что это был бы громкий уход из глобальной экономики – из мира, в котором all exits are final.

Комментировать (0)
Загрузить ещё
Реальна ли угроза мирового голода?
35%
65%
Андрей Нечаев
Андрей Нечаев
Экономист
Нет. Мировой голод невозможен.
читать полностью
Андрей Нечаев
Андрей Нечаев
Экономист

Голода в мире не будет, пока есть страны — поставщики зерна, крупнейшие экспортеры: США, Канада, Аргентина. Если мы говорим об Украине, она все-таки не была крупнейшим экспортером зерновых (Россия экспортировала больше).

Что касается России, то нужно сказать, что наш экспорт идет в основном не в Европу, где сейчас проблема в связи с санкционной ситуацией, а в Азию и на Ближний Восток, в частности, в Египет. В основном это фуражное зерно, а не пищевое, или пшеница низких сортов. Там если и будут проблемы, то логистические, потому что эти страны, как известно, к санкциям не присоединялись.

Возможно, конечно, будут проблемы с доставкой из-за того, что западные страховые агентства больше не страхуют российские корабли. Если они будут заинтересованы в этих поставках, то обе стороны будут искать какой-то компромиссный вариант.

Здесь гораздо больший удар испытают российские сельхозпроизводители, чем их покупатели.

Итак, угроза мирового голода не реальна. Для каких-то отдельных стран Россия важный и крупный поставщик, но в целом на мировом рынке зерна мы не играем решающей роли.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Евгения Серова
Евгения Серова
Экономист
Да. Проблема голода никуда не исчезала все эти годы.
читать полностью
Евгения Серова
Евгения Серова
Экономист

Проблема голода в мире не исчезала, она все время присутствует. Одной из Целей устойчивого развития-2030 (ЦУР ООН) как раз было уничтожение этой проблемы.

Усугубление ситуации началось с пандемии: в мире увеличилось количество голодающих, причем довольно существенно. Это было связано в основном с ростом цен. Теперь, в связи с российско-украинским конфликтом, проблема, естественно, также усугубилась. В марте цены существенно «прыгнули» по отношению к даже предыдущему тренду.

Экспортный потенциал Украины насчитывал примерно 20 млн тонн зерна. Сейчас его пытаются каким-то образом вывозить из Одессы через Молдавию. Поступление украинского зерна на рынок сможет немного сбросить цены.

Россия и Украина — главные поставщики пшеницы и подсолнечного масла на мировые рынки. По пшенице две страны давали 30% рынка, по подсолнечному маслу 70% (большую долю здесь занимала Украина). Именно на эти два продукта цены больше всего и  выросли.

Про вывоз зерна с Украины мне говорить сложно, это, скорее, военный вопрос. Сейчас, как я понимаю, доступа к портам у украинских поставщиков нет. С железными дорогами тоже проблемы. Вывозят, видимо, трейлерами, а это горючее, которое очень дорого на Украине. Если удастся эти 20 млн тонн зерна вывезти, то проблема цен будет несколько смягчена.

Порядка 40 стран в мире, в основном, это Африка и немного Латинская Америка, почти на 100% зависели от поставок пшеницы из России и Украины. Для того, чтобы этим странам переключиться на других поставщиков, потребуется время. В этих регионах уже и так присутствует голод; количество людей, не получающих полноценного питания, уже велико, и в этой ситуации все только усугубится.

Но сегодня иногда говорят и о голоде в развитых странах. Такой сценарий все же маловероятен. Какие-то дефициты будут наблюдаться, подобное возникало и в прошлом. В основном это было связано с логистикой: нехваткой транспорта или дорогим горючим. Но такие проблемы как быстро возникают, так и решаются довольно быстро. Тотального усиления голода не будет. Европа вряд ли «наголодается».

США, Европейский союз и другие страны ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), не говоря уже об Австралии, Канаде, — страны, которые производят очень много продовольствия сами. У них за последние полвека для поддержания цен из сельскохозяйственного оборота было выведено очень много земель, так что эти земли могут быть возвращены в производство, и эти страны вряд ли пострадают от голода.

Конечно, страдать будут, прежде всего, развивающиеся страны, которые и так уже голодают, и это большая проблема.

Предыдущий продовольственный голод породил «арабскую весну». Что породит этот голод, трудно сказать. Естественно, достичь Цели устойчивого развития №2, то есть ликвидации голода, нам вряд ли удастся. В этой Цели были «вшиты» еще две задачи: переход к устойчивому ведению сельского хозяйства и повышение качества питания. При нехватке продовольствия эти задачи будут временно сняты с повестки дня по объективным причинам и не только в развивающихся странах.

Скажем, по Green Deal («Зеленая сделка»), которая в первую очередь была нацелена на переход к устойчивому ведению сельского хозяйства, уже прошла информация, что ряд стран Европейского союза предложили временно ее затормозить, чтобы не сократить производство.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё