Коммуникационная платформа Онлайн-исследования и общественные дебаты
Выпускается при поддержке:
Дебаты
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист
Нет, нельзя. Электронное голосование – еще один инструмент в руках власти для выведения нужных ей результатов.
читать полностью
Максим Шевченко
Журналист

На данном этапе электронному голосованию абсолютно нельзя доверять. Оно является инструментом манипуляции и интервенции в выборный процесс со стороны властей, которые через свои ресурсы (Мос.ру, Госуслуги) контролируют электронные подписи избирателей. И самая главная проблема электронного голосования, что при традиционных выборах у вас есть наблюдатели, которые фиксируют протоколы и т.п., а при электронном голосовании наблюдателей нет. Только разве что Алексей Венедиктов – громогласный пиарщик «электронки». Таким образом, лишенные наблюдателей за системой, мы априори должны доверять власти, которая многократно выступала в роли жулика. Власть говорила, что якобы не имеет доступа к госуслугам, не собирает с бюджетников логины и пароли, не получает доступа на время выборов к их аккаунтам. И это никак нельзя проконтролировать.

Но, тем не менее, результаты выборы реализуются не за счет приписок голосов и фальсификаций. Власть в России уничтожает выборы как процесс, уничтожает их легитимность и популярность, делает явку минимально низкой. Я думаю, что на этих выборах явка была гораздо ниже заявленных сорока с небольшим процентов. В том же Дагестане явка была 11-12%, но написали, естественно, 90%. Кавказ традиционно помогает «Единой России». И за счет подобного, власть догоняет явку до числа бюджетников.

Я уверен, что 50% избирателей даже не знали, что в России прошли выборы, может быть, думали, что идет какое-то ток-шоу с минутными дебатами. Эти выборы никак не стали главным политическим событием нынешних лета и осени.

И электронное голосование в этом контексте – еще один инструмент, который получает власть, полностью контролирующая государственный сегмент интернета, где и проходит само такое голосование, для манипуляций и нужных результатов.

Что касается перспектив развития электронного голосования, то оно имеет смысл только при нескольких условиях: если в людях есть гражданское самосознание и чувство гражданской ответственности; и если есть независимые СМИ, которые публикуют факты о нарушениях избирательного процесса.

Мне кажется, было бы актуальным ввести в России закон по примеру австралийского, когда за неучастие в выборах полагается достаточно крупный штраф. Человек должен участвовать в формировании политической системы. Очевидно, что без этого любая процедура голосования будет умозрительной и несущественной. Если у граждан нет ощущения, что эта страна – их страна, если есть ощущение, что начальство все решит, то никакое голосование – ни электронное, ни традиционное – не имеет смысла.

В моей избирательной кампании мне стыдиться не за что. И по моим данным, конечно, мы набрали больше 3%, да и я лично набрал куда больше тех цифр, которые мне нарисовали в 208 округе. Но контролировать в России результаты выборов никто не может. Если уж Николай Бондаренко проигрывает свой округ в Саратове, о чем тут говорить?

Комментировать (0)
Константин Костин
Константин Костин
Политтехнолог
Да, можно. Машина не совершает человеческих ошибок, и в будущем электронное голосование будет только развиваться.
читать полностью
Константин Костин
Политтехнолог

В какой-то перспективе, конечно, все выборы неизбежно перейдут в интернет. Это вопрос времени, но не ближайших 5-10 лет. Так или иначе, от выборов к выборам количество избирателей, голосующих онлайн, количество электоральных процедур, где можно именно таким образом исполнить свой гражданский долг, будет возрастать. Потому что это удобно, это отвечает запросам современного человека, который в своих бытовых практиках сегодня все может делать либо при помощи мобильных устройств, приложений, либо с помощью соответствующих порталов. Чем больше будет доля молодых новых избирателей среди тех, кто голосует, тем выше будет спрос на дистанционное электронное голосование.

Вопрос доверия такого рода голосованию также будет решен по мере того, как будет развиваться процедура. Будут развиваться и методики, связанные с наблюдением и контролем. Я сразу хочу оговориться, что даже сейчас 80% нарушений на выборах – это технические ошибки и человеческий фактор. Машина не может совершить человеческую ошибку, это алгоритм, который действует по эталонной программе. Следить за тем, чтобы не было искажений результатов, можно с помощью технических средств контроля. За участками мы следим при помощи видеокамер, и, вероятно, по мере увеличения онлайн-избирателей появится возможность технически следить и за электронным голосованием.

На этих выборах электронным голосованием очень эффективно воспользовалась «Единая Россия». В то время как другие партии с осторожностью относились к нему, коммунисты вообще призывали своих сторонников не регистрироваться в системе ДЭГ (досрочное электронное голосование), «ЕР» поступила ровно наоборот: говорила о том, что ДЭГ – это самая прогрессивная и удобная форма волеизъявления. Людям не нужно жертвовать личными планами, временем, они могут проголосовать удаленно, из дома за несколько секунд.

«Единая Россия» извлекла наибольшую пользу для себя из системы электронного голосования. Для нее это стало комфортной формой мобилизации своих сторонников. Существовала проблема, когда лояльный электорат, поддерживающий власть, считал, что нужное количество голосов партия и так получит, поэтому можно не ходить на выборы. Электронное голосование эту картину изменило.

Совокупность факторов привела в Москве к такому масштабному голосованию онлайн, в том числе, и программа мэрии «Миллион призов», и, конечно, активная агитация воспользоваться электронной формой голосования от «ЕР».

Комментировать (0)
Иван Бегтин
Иван Бегтин
Эксперт IT-индустрии
Недавняя история с «Яндексом» - это плохой сигнал, показывающий хрупкость интернет-среды.
читать полностью
Иван Бегтин
Эксперт IT-индустрии

В последние годы в интернете происходит бурный рост профессионализации хакерских группировок со строгой специализацией и мощной экономической мотивацией. Это уже не те студенты, которые «ломают» все подряд просто для своего удовольствия. Это люди, которые работают на черном рынке, иногда даже на официальных должностях в службах безопасности или разведках, и которые зарабатывают на этом очень большие деньги и делают это очень профессионально.

Сейчас наступила эпоха, когда большое количество устройств, которые не обновляются, могут быть «превращены в тыквы». Причем, в тыквы не просто нефункциональные, а позволяющие атаковать какую-то инфраструктуру. Почему в последней DDos-атаке объектом оказался именно «Яндекс», я судить не возьмусь, это вопрос, скорее, политический и конкретный. Но есть немало других не менее интересных целей для атак, так я думаю, что это мог быть специальный заказ.

И надо понимать, что на месте «Яндекса» может быть каждый. Например, какие-то сервисы цифровой инфраструктуры, в том числе, Госуслуги. Предположим, эта DDos-атака была бы приурочена к 1 сентября, когда начинает работать электронный дневник и другие сервисы. Так что случившуюся атаку на «Яндекс» можно воспринимать как некую демонстрацию силы. «Яндекс», конечно, от нее отбился, в непрофессионализме их никак нельзя обвинять, это компания с одной из самых сильных команд именно по работе в системе безопасности. Но есть уязвимая госструктура, где зачастую разработчики игнорируют многие важные требования безопасности и защиты. Они об этом все время говорят, но очень мало что делают.

То, что такая атака произошла, - это плохой сигнал. И здесь речь идет о двух пунктах безопасности. Первый: если устройство взломано, его можно использовать в подобных вредных целях. Второй: чтобы устройства не были взломаны, на них должен быть режим автообновления. Автообновление зачастую сосредоточено на зарубежных серверах, и с точки зрения российских властей, это будет выглядеть как то, что из страны-члена НАТО, например, на устройства в России загружается некий код.

Это обоюдоострый вопрос: отсутствие безопасности из-за обновлений, что используют хакеры в своих целях, и наоборот, обновление устройств из недружественных стран. Здесь нужно хорошенько думать над проблемой и понимать, как такие атаки могут происходить. А также иметь понимание, что вообще дешевые бесплатные устройства, которые ставят в не самых развитых странах –  в Индии, Китае, - не лучший выбор для государства.

Так что, скорее всего, такие атаки будут повторяться и к этому надо быть готовыми. Нельзя стопроцентно полагаться на цифровые сервисы. Все те, кто критично относятся к электронным паспортам и прочему, по-своему правы. Нужно понимать хрупкость этой среды.

Комментировать (0)
Герман Клименко
Герман Клименко
Предприниматель
Чем концентрированнее идут такие атаки, тем проще договориться всем участникам интернет-индустрии.
читать полностью
Герман Клименко
Предприниматель

Мы все постоянно находимся под такими DDos-атаками разной мощности – это и «LiveInternet», и «Яндекс», и «Рамблер», и другие компании. Атаки идут по разным причинам: кто-то тестирует технологии, кто-то проверяет и прощупывает, как у нас устроены серверы. Это необычайно дешевая история. Завирусованных компьютеров много, много и ботоводов, ферм ботов – а это самая распространненая форма DDos-атаки с завирусованных компьютеров, – они и работают. Сисадмины так или иначе отсеивают огромную часть такого трафика. Учатся отсеивать подобный трафик и крупные провайдеры.

DDos-атака – это не просто конкретная атака на какой-либо сайт, над сайтом находятся хостинг и провайдер. И их представители тоже учатся отражать такие большие атаки. В целом, с ними сталкивается весь мир из-за того, что он не локализован. Зато с такими проблемами не знаком, например, Китай с его закрытой системой интернета.

Как правило, DDos-атаки идут из зарубежных стран, маскируются под разные трафики, и в целом побороть такой типаж атак просто – нужно отключить зарубежный трафик, но делать этого нельзя, т.к. у нас 30-40% трафика аудитории – зарубежные нормальные пользователи. Таким образом, простейшее решение отрубанием головы не сработает.

Стоимость осуществления такой DDos-атаки очень дешевая. Мы знаем, что ядерная бомба – это дорого, а вот интернет-атаки – услуга совсем недорогая. Виртуальный мир в принципе дешевый. В свое время Константин Эрнст боролся с пиратством на торрент-трекерах, но со 100 миллионного проката фильма благодаря этим трекерам уйдут не 50 миллионов долларов, а в лучшем случае – 200 долларов. И надо понимать, что мы теперь живем в этом мире. Пока мы локально не разделим его на зоны с виртуальными шлюзами, виртуальной таможней, виртуальным досмотром трафика, пока этого нет, такие атаки будут продолжаться.

Но еще каких-то пять лет назад DDOs-атаки были крупной проблемой для любых сайтов. Сегодня же, в целом, эта проблема практически побеждена. Крупные компании учатся с этим работать. Чем концентрированнее идут такие атаки, тем проще договориться всем участникам интернет-индустрии – компаниям, хостингам, провадейрам, чтобы профессионально выполнять свою работу.

Комментировать (0)
Кирилл Игнатьев
Кирилл Игнатьев
Футуролог
Страх технологий существовал всегда и во многом навязан обществу, но беспочвенен.
читать полностью
Кирилл Игнатьев
Футуролог

Страх перед будущим существовал всегда, во всех поколениях. Луддиты ломали станки, страх перед автомобилями заставлял появиться закон, чтобы перед первыми самодвижущимися машинами шел человек с красным флагом. И причины подобных страхов всегда одинаковы: люди живут представлениями о будущем, ориентируясь на технологии сегодняшнего дня.

Мыслить о будущем, представляя изменение технологий во времени, могут лишь достаточно профессиональные люди, эксперты, футурологи. Большинство же людей, когда слышит, например, слово «автопилот» для автомобиля, представляют себе его сегодняшнюю версию, максимум, третьего поколения, который на данный момент, действительно, опасен для человека. Известны случаи, когда автопилотируемые машины попадали в аварии, и достаточно одной трагической истории, чтобы человек боялся.

Грузовой и маршрутный беспилотный транспорт, беспилотные тракторы и роботизированные беспилотные автомобили поедут по улицам тогда, когда автопилот достигнет уровня четвертого поколения, приближаясь к пятому. Автопилоты пятого же поколения сконструированы, но пока еще далеки от промышленного внедрения. И такой механизм будет лучше человека, но чтобы он вызывал доверие, должно пройти много лет, должна быть создана соответствующая среда, при которой роботизированные автомобили будут не только видеть каждого пешехода, рассчитывая траекторию его движения, но даже видеть кошку или собаку, или другие мало заметные элементы по ходу движения. И в горизонте 25-30 лет такой автопилот появится.

Общество же представляет себе новые технологии такими, какими они являются сегодня. И на сегодняшний день искусственный интеллект, роботизированная техника еще недостаточно совершенны, поэтому и не вызывают доверия, но это не значит, что они не будут вызывать доверие в будущем.

Страхи и опасности технологий сильно преувеличены. Гораздо больший риск представляют вирусы, бактерии, природные катастрофы, столкновение с космическим объектом и т.д., это более сокрушительно, чем технологические риски.

Поэтому изменились и взгляды современных футурологов на то, что же ждет нас в будущем. 10 лет назад известные эксперты и технологические инвесторы-футурологи рисовали образ будущего. И такие люди как Рэй Курцвейл и тот же Илон Маск говорили, что будущее - это технологическая сингулярность, то состояние когда искусственный интеллект станет мощнее человеческого разума, что несет в себе большую опасность.

За 10 лет мнение ключевых футурологов мира сильно поменялось. Концепция опасности искусственного интеллекта ушла в прошлое и совершенно оправданно забыта.

В последнее время люди, которые занимаются аналитикой будущего, пришли к консенсусу, что будущее – это человекоцентричная экономика, антропономика, которая будет ориентирована именно на человека, его комфорт, здоровье, продолжительность жизни. И эта концепция станет основной для всего XXI века.
Все технологии, которые будут применяться, в том числе и роботизированные, будут ни чем иным как инфраструктурой для помощи человеку в решении человекоцентричных задач. И законодательное регулирование, и общественное мнение, и разработки будут направлены именно на то, чтоб создавать такие технологии, которые будут в конечном итоге подконтрольны человеку.

Поэтому нашествия роботов и захвата власти искусственным интеллектом не предвидится. Страх перед подобным отчасти был спровоцирован Голливудом и его фантастическими фильмами. Эта тема навязана обществу, популярна, но абсолютно нереальна.

Комментировать (0)
Герман Клименко
Герман Клименко
Предприниматель
Искусственный интеллект не заменит человека, но перераспределит рынок труда.
читать полностью
Герман Клименко
Предприниматель

Люди обычно беспокоится о вопросах, которые не касаются их напрямую и о которых они очень немного знают. Так и с вопросами искусственного интеллекта, роботизации и пр. Серьезные профессионалы понимают, как будет развиваться их отрасль, и не переживают. Например, врачи и медицинский персонал не беспокоятся о своем будущем. С каждым днем становится понятнее, какие отрасли действительно будут иметь риски радикальных изменений в связи с развитием технологий.

Когда-то предполагали, что искусственный интеллект и роботизация обеспечат нам комфортную жизнь, и оказалось, что легче всего роботизировать бюрократию, то есть то, что не приносит эффективность, а, наоборот, создает проблемы. Стопроцентная эффективность всегда у человека на конце отраслевой цепочки. У того, кто, условно говоря, копает землю, а вот управленческий сектор, что стало очевидно, максимально эффективно автоматизируется.

Например, сервис «Яндекс-такси», где напрямую остались только водитель и пассажир, а прослойка бесчисленного числа операторов исчезла вся целиком. И компании, которые занимаются сервисом, находятся в очень рискованном положении, притом, что это достаточно высоко оплачиваемые люди, средний класс. Водителю троллейбуса же нет причин волноваться о сокращении его работы.

Такой искусственный интеллект, который заменит нас с вами, пока невозможен, а тот, о котором мы часто слышим сегодня, профессионалы воспринимают с улыбкой. Существующий искусственный интеллект, если и играет, то сопроводительную роль, но точно не ведущую. Например, делает удобнее распознавание лиц, помогает ГИБДД выписывать штрафы и т.п.

Основное применение искусственного интеллекта сегодня – это увеличение эффективности труда. Например, в магазинах, где камеры следят за тем, с какой полки покупатель взял йогурт, и куда продавец должен поставить его обратно. Сказать, что искусственный интеллект где-то доминирует, – нельзя.

Перекосы, конечно, существуют, но это последствия цифровизации как таковой. Например, сокращение банковского сектора, около миллиона человек. Многие банки сокращают штат, люди оказываются на улице, но это не вина ужасных роботов и могучего искусственного интеллекта, это следствие отказа от наличных денег, появления дистанционных расчетов.

В медицине же искусственный интеллект только добавляет работы. Например, в США 30% онкологических заболеваний не диагностируются врачами, а еще часть диагностируется неправильно. Внедренный искусственный интеллект увеличивает процент верной диагностики, а врачей, которые после работают с заболеванием, остается столько же. Таким образом, ИИ увеличивает спрос на рынке труда медицины. И так происходит во многих отраслях, появляется спрос на высококвалифицированных специалистов.

Цифровизация, действительно, реструктуризирует рынок труда, где-то произойдут сокращения. Например, мы ждем большого сокращения в аптеках, массово уйдут фармацевты. Благодаря цифре упадет количество физических магазинов, но, с другой стороны, нарастает и так называемая «курьеризация». Спрос на курьеров растет. Происходит смена трудовой деятельности.

Создается и колоссальный спрос на IT-специалистов. Наш образовательный сегмент пока не готов к этому, по-прежнему выпускается огромное количество юристов и экономистов. Появился спрос также на упрощенное программирование, которое позволяет обходиться без сложных программных языков, и например, врач или биолог может сам настраивать нейросеть под свои задачи. Это рождает огромный спрос на кадры, которых не хватает.

Так или иначе, но сегодняшнее развитие укладывается в исторические процессы. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. бухгалтеры еще работали со счетами. Когда стали внедрять компьютерные программы для бухгалтерии, оказалось, что счеты очень тормозят развитие. И как только им на смену пришли программы, фирм стало открываться в тысячу раз больше, а бухгалтеры из счетоводов стали больше экономистами. И спрос на профессию вырос в разы.

Такой же процесс происходит и сегодня во многих отраслях. Обеспокоенность граждан по поводу сохранения своей работы объяснима, потому что цифровизация идет слишком быстро. Огромную роль в этом сыграл коронавирус. Но в историческом процессе многие профессии естественно отмирают, например, как исчезла профессия трубочиста.

Тем не менее, на текущий момент развития, искусственный интеллект не может полностью заменить человека. Нас еще автоматизировать и автоматизировать.

Комментировать (0)
Загрузить ещё
Можно ли доверять электронному голосованию?
72%
28%
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист
Нет, нельзя. Электронное голосование – еще один инструмент в руках власти для выведения нужных ей результатов.
читать полностью
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист

На данном этапе электронному голосованию абсолютно нельзя доверять. Оно является инструментом манипуляции и интервенции в выборный процесс со стороны властей, которые через свои ресурсы (Мос.ру, Госуслуги) контролируют электронные подписи избирателей. И самая главная проблема электронного голосования, что при традиционных выборах у вас есть наблюдатели, которые фиксируют протоколы и т.п., а при электронном голосовании наблюдателей нет. Только разве что Алексей Венедиктов – громогласный пиарщик «электронки». Таким образом, лишенные наблюдателей за системой, мы априори должны доверять власти, которая многократно выступала в роли жулика. Власть говорила, что якобы не имеет доступа к госуслугам, не собирает с бюджетников логины и пароли, не получает доступа на время выборов к их аккаунтам. И это никак нельзя проконтролировать.

Но, тем не менее, результаты выборы реализуются не за счет приписок голосов и фальсификаций. Власть в России уничтожает выборы как процесс, уничтожает их легитимность и популярность, делает явку минимально низкой. Я думаю, что на этих выборах явка была гораздо ниже заявленных сорока с небольшим процентов. В том же Дагестане явка была 11-12%, но написали, естественно, 90%. Кавказ традиционно помогает «Единой России». И за счет подобного, власть догоняет явку до числа бюджетников.

Я уверен, что 50% избирателей даже не знали, что в России прошли выборы, может быть, думали, что идет какое-то ток-шоу с минутными дебатами. Эти выборы никак не стали главным политическим событием нынешних лета и осени.

И электронное голосование в этом контексте – еще один инструмент, который получает власть, полностью контролирующая государственный сегмент интернета, где и проходит само такое голосование, для манипуляций и нужных результатов.

Что касается перспектив развития электронного голосования, то оно имеет смысл только при нескольких условиях: если в людях есть гражданское самосознание и чувство гражданской ответственности; и если есть независимые СМИ, которые публикуют факты о нарушениях избирательного процесса.

Мне кажется, было бы актуальным ввести в России закон по примеру австралийского, когда за неучастие в выборах полагается достаточно крупный штраф. Человек должен участвовать в формировании политической системы. Очевидно, что без этого любая процедура голосования будет умозрительной и несущественной. Если у граждан нет ощущения, что эта страна – их страна, если есть ощущение, что начальство все решит, то никакое голосование – ни электронное, ни традиционное – не имеет смысла.

В моей избирательной кампании мне стыдиться не за что. И по моим данным, конечно, мы набрали больше 3%, да и я лично набрал куда больше тех цифр, которые мне нарисовали в 208 округе. Но контролировать в России результаты выборов никто не может. Если уж Николай Бондаренко проигрывает свой округ в Саратове, о чем тут говорить?

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Константин Костин
Константин Костин
Политтехнолог
Да, можно. Машина не совершает человеческих ошибок, и в будущем электронное голосование будет только развиваться.
читать полностью
Константин Костин
Константин Костин
Политтехнолог

В какой-то перспективе, конечно, все выборы неизбежно перейдут в интернет. Это вопрос времени, но не ближайших 5-10 лет. Так или иначе, от выборов к выборам количество избирателей, голосующих онлайн, количество электоральных процедур, где можно именно таким образом исполнить свой гражданский долг, будет возрастать. Потому что это удобно, это отвечает запросам современного человека, который в своих бытовых практиках сегодня все может делать либо при помощи мобильных устройств, приложений, либо с помощью соответствующих порталов. Чем больше будет доля молодых новых избирателей среди тех, кто голосует, тем выше будет спрос на дистанционное электронное голосование.

Вопрос доверия такого рода голосованию также будет решен по мере того, как будет развиваться процедура. Будут развиваться и методики, связанные с наблюдением и контролем. Я сразу хочу оговориться, что даже сейчас 80% нарушений на выборах – это технические ошибки и человеческий фактор. Машина не может совершить человеческую ошибку, это алгоритм, который действует по эталонной программе. Следить за тем, чтобы не было искажений результатов, можно с помощью технических средств контроля. За участками мы следим при помощи видеокамер, и, вероятно, по мере увеличения онлайн-избирателей появится возможность технически следить и за электронным голосованием.

На этих выборах электронным голосованием очень эффективно воспользовалась «Единая Россия». В то время как другие партии с осторожностью относились к нему, коммунисты вообще призывали своих сторонников не регистрироваться в системе ДЭГ (досрочное электронное голосование), «ЕР» поступила ровно наоборот: говорила о том, что ДЭГ – это самая прогрессивная и удобная форма волеизъявления. Людям не нужно жертвовать личными планами, временем, они могут проголосовать удаленно, из дома за несколько секунд.

«Единая Россия» извлекла наибольшую пользу для себя из системы электронного голосования. Для нее это стало комфортной формой мобилизации своих сторонников. Существовала проблема, когда лояльный электорат, поддерживающий власть, считал, что нужное количество голосов партия и так получит, поэтому можно не ходить на выборы. Электронное голосование эту картину изменило.

Совокупность факторов привела в Москве к такому масштабному голосованию онлайн, в том числе, и программа мэрии «Миллион призов», и, конечно, активная агитация воспользоваться электронной формой голосования от «ЕР».

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё