Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Новости
Загрузить ещё Загрузить ещё
Дебаты
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист
С отвращением, эта идея не имеет ничего общего с русским менталитетом.
читать полностью
Максим Шевченко
Журналист

Я с отвращением отношусь к идее паспортов «хороших русских», она не имеет ничего общего с русским менталитетом, русским мировоззрением и христианством, в котором сказано: не судите, да не судимы будете. Это разделение на агнцев и козлищ, отвечает за которое, как я понимаю, бывший политтехнолог администрации президента при Владиславе Суркове Марат Гельман (сын автора прекрасной пьесы «Премия», одесский еврей, замечательный художник, акционист, авангардист), мне представляется как акт политического перформанса. «Хороший русский — плохой русский», так можно далеко зайти.

Подобная риторика повторяет нацистскую практику едва ли ни дословно. Я окончил немецкую спецшколу, мой дед был профессором Берлинского университета, поэтому немецкий контекст мне знаком с юных лет. Даже книги, которые в СССР были запрещены, я читал в спецхране: «Майн кампф» Гитлера, книги Розенберга и т.д. Я хорошо знаю практику нацистской Германии, причем из первоисточников, а не из переводов Романа Кармена или Ильи Эренбурга. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что деление на хороших и плохих немцев — это нацистская практика.

Допустим, Ремарк был объявлен «плохим» немцем, как и Марлен Дитрих. Есть знаменитая песня «Лили Марлен» в исполнении двух немок: одна «хорошая» Лале Андерсен, которая пела для немецких солдат и транслировалась по радио Рейха; другая «плохая» версия Марлен Дитрих, которая пела по английскому германскому радио. На мой взгляд, и то, и то является произведением искусства, на эту тему Фассбиндером снят великолепный фильм «Лили Марлен».

Но это все относится к теоритической базе. В современной же практике это омерзительная идея, которая приведет к тому, что узкая кучка людей, получающих гранты или живущих непонятно на какие доходы, будет маркировать других людей, разрешая им жить, дышать, определяя их позицию. Это, на мой взгляд, либерал-фашизм в действии.

Я сочувствую народу Украины и против СВО, а также против режима Путина в этом вопросе, но подобные мероприятия с паспортами поддержать не могу категорически, они мне просто омерзительны.

Комментировать (0)
Илья Пономарев
Илья Пономарев
Политик
Я считаю эту идею правильной. Это – способ сформировать, так называемый, «круг доверия».
читать полностью
Илья Пономарев
Политик

Наша либеральная тусовочка часто критикует идеи и людей, не пытаясь разобраться в ее сути. Идея паспортов даже не Гудкова или Каспарова, а российских айтишников во главе с Павлом Мунтяном (деятель российского анимационного кино, мультипликатор, сценарист, сооснователь и евангелист Виртуального государства Фриленд и криптовалюты MFCoin).

Я считаю эту идею правильной. Это – способ сформировать, так называемый, «круг доверия», фактически клубную систему, когда люди могут поручиться друг за друга перед тем же банком или госорганом. Предполагается, что это будет проект на блойкчен-платформе, все ID будут цифровыми и защищенными.

Идея была неверно воспринята, отсюда непонимание. Что касается понятия «хороший русский», я к нему отношусь негативно. На мой взгляд, хороший русский – это тот, кто борется с этой ситуацией активно, а не пассивно уезжает за рубеж. Но совсем хорошим он становится, когда победит. Среди нас хороших нет, мы все несем ответственность за ситуацию на Украине.

Комментировать (0)
Сергей Станкевич
Сергей Станкевич
Политолог
У этого мирного плана шансов на успех мало.
читать полностью
Сергей Станкевич
Политолог

Итальянский мирный план для Украины, несомненно, вырабатывался не только Италией.

Не особенно скрывается, что осуществлялись неформальные и негласные консультации между спецпредставителями Рима, Берлина и Парижа. Эта тройка европейских тяжеловесов крайне озабочена тем, что военный конфликт в Украине самым очевидным образом превращается в региональную, а затем неизбежно перерастёт в мировую войну.

Для этого созданы все институциональные условия – «коалиция Рамштайн» из 40 государств, работающих на поражение России, программа ленд-лиза и «пакет Байдена» по срочному тотальному перевооружению и финансовой подпитке Украины в течение 6 месяцев на рекордную сумму в 40 млрд. долларов.

Триггером, сигнализирующим об ускоренном разрастании войны до глобальной, станут поставки в Украину американских РСЗО M270 MLRS, способных вести огонь тактическими баллистическими ракетами на дальность до 300 км. Это поставит под удар такие города как Белгород, Курск, Брянск, Ростов и Воронеж. Срочной поставки таких систем настойчиво требуют президент Зеленский и глава его офиса Ермак. Запрос рассматривался на конференции «коалиции Рамштайн» 23 мая, решено продолжить оценку рисков.

Фактически сталкиваются две позиции.

Непримиримая линия Зеленского – Ермака (дайте любое оружие, чтобы Киев мог скорее победить) и миротворческая линия Драги-Макрона-Шольца, воплощённая в итальянском меморандуме из 4 пунктов.

Вашингтон очевидным образом колеблется. Ответственность слишком тяжела. Наверняка в Пентагоне и разведсообществе США есть понимание того, что ответом на ракетные обстрелы крупных российских городов вполне вероятно станет применение армией РФ тактических ядерных зарядов (артиллерийских снарядов и мин) мощностью до 2 килотонн.

Таких зарядов в арсенале Москвы не менее 2000.

После первого в истории применения на поле боя такого инструмента никто не знает, удастся ли сдержать дальнейшее разрастание конфликта уже в ядерном формате.

В Киеве, судя по заявлениям официальных лиц, пока преобладает ставка на победу с отказом от переговоров и любых территориальных компромиссов. Понятно, что это в значительной мере тактический блеф, под который предполагается подгрести ракетные козыри, чтобы затем выложить на стол переговоров «флешь рояль». Лидеры старой Европы не склонны втягиваться в эту  азартную игру, в которой они могут реально всё потерять. Пока они могут только тормозить сползание к пропасти, но не изменить направление движения.

Комментировать (0)
Дмитрий Суслов
Дмитрий Суслов
Политолог (НИУ ВШЭ)
Россия будет приветствовать сам факт того, что Италия стремится содействовать прекращению огня.
читать полностью
Дмитрий Суслов
Политолог (НИУ ВШЭ)

Мне кажется, что в целом Россия будет приветствовать сам факт того, что Италия стремится содействовать прекращению огня чем раньше, тем лучше, и не путем тотального поражения одной из сторон, а именно путем политико-дипломатической договоренности.

И это очень выгодно отличает позицию Италии, а также Франции и Германии от позиции США, Великобритании, Польши и Прибалтики, которые выступают за войну на истощение, войну до последнего украинца.

В то же время, мне кажется, что Россия не будет удовлетворена теми деталями плана, который предложили итальянцы. Мы не видели оригинала этого плана, но, судя по комментарию Дмитрия Медведева, заместителя главы Совета безопасности России, этот план неприемлем, причем категорически.

Со слов Медведева, он предполагает сохранение и Донбасса, и Крыма в составе Украины. Это категорически противоречит российским требованиям и не может рассматриваться всерьез вообще. Если это правда, что итальянцы выступают за автономию Крыма и Донбасса в рамках Украины, то данный план представляется совершенно неприемлемым.

Комментировать (0)
Андрей Кортунов
Андрей Кортунов
Политолог
Мы должны относиться к термину «гибридная война» не как к конкретному определению, а как к фигуре речи.
читать полностью
Андрей Кортунов
Политолог

Термин «гибридная война» используется очень часто и очень вольно. Под этим термином каждый подразумевает свое. Мне кажется, мы должны относиться к нему не как к конкретному определенному понятию, а как к своего рода фигуре речи, и тогда этот термин имеет право на существование.

Разрыв дипломатических отношений — всегда самый крайний инструмент, который обычно используется в очень редких случаях, когда все остальные инструменты не работают и нет надежд, что они могут каким-либо образом заработать. К такому средству прибегают в исключительных случаях, как говорится, не от хорошей жизни. Разрыв сокращает возможность восстановить диалог потом, возобновить связи, контакты, каналы коммуникаций, и т. д. Должно произойти что-то очень серьезное, чтобы такое решение было бы пересмотрено.

И российская сторона, и наши западные оппоненты стараются этого избегать. При этом используются инструменты, которые приближают к разрыву дипломатических отношений по тому сигналу, которые они посылают. Например, можно не разрывать дипотношения, но снизить их уровень: отозвать посла и ограничиться временным поверенным; резко сократить число дипломатов и других сотрудников дипломатических ведомств; закрыть консульство. Мы видим, что это происходит.

Мне кажется, это не слишком перспективная форма реагирования на проблемы, поскольку чем сложнее отношения, тем больше нужны контакты. Тем не менее, такая форма тоже используется, обычно по инициативе Запада, на что Россия отвечает зеркально.

Комментировать (0)
Юрий Крупнов
Юрий Крупнов
Общественный деятель
Объектом такой войны не является исключительно Россия.
читать полностью
Юрий Крупнов
Общественный деятель

При общей правильности определения Сергея Лаврова о том, что Запад ведет «тотальную гибридную войну» (можно приводить примеры помимо обеспечения тяжелой военной техникой, разведданными, объявленными нам колоссальными по мощности санкциями), основная ошибка, которая содержится в нем, — то, что объектом такой войны и угроз является исключительно Россия. На мой взгляд, это не так, потому что сегодня мы имеем дело с тем, что США и их сателлиты фактически долго генерировали и создали ситуацию, которая по Уставу ООН определяется как угроза международному миру и безопасности. Дело не только в России, а в том, что создана такого рода анти-Россия и реализуется проект, подвергающий угрозе военных действий весь мир и его безопасность. В 1945 году при создании ООН государства договорились этого ни в коем случае не допускать.

И это сразу меняет всю ситуацию. Россия является объектом самого разного рода враждебных действий, что означает, что в ряду нескончаемой генерации (Югославия, Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия) угроз рушится вся Ялтинская конструкция в целом. А ведь согласно ей нации договорились, что никто не должен создавать таких ситуаций.

Чего не достает, к сожалению, нашей дипломатии, так это явного понимания международно-правовой природы всего происходящего. Иначе получается, что есть несчастная Россия, против которой кто-то озлобился, и это личное дело России, США и нескольких членов НАТО. Дело в том, что создан планетарный очаг угрозы международной безопасности. Это понимание лучше отражает реальность.

Война ведется в прокси-формате, с точки зрения строгого определения войны. Основной вопрос не в том, чтобы разрывать дипломатические отношения с членам НАТО и их сателлитами (а это более 30 стран). Не нужно совершать подобные демарши, обозначая невыдержанность, и самим удаляться из стран присутствия. Это было бы странно.

Главное — довести дело до международно-правовой формулировки и фиксации статуса ситуации. Но этого не делается. Мы слышим довольно пошлые, на мой взгляд, заявления различных государственных деятелей, которые ругаются, рассказывают, какой «подлый» и плохой Североатлантический альянс. Но это эмоции, а нужны выверенный международно-правовой статус происходящего и четкая квалификация действий США и их сателлитов как генерирования угрозы международной безопасности, что требует постановки вопроса в Совете Безопасности ООН. А если еще и послы хлопнут дверью, то к чему эту приведет? Это вопросы исключительно нестабильности поведения и демонстрации эмоций вместо обозначения объективной реальности.

Комментировать (0)
Загрузить ещё
Как Вы относитесь к идее оппозиционных политиков заграницей выдавать «паспорта хороших русских»?
67%
33%
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист
С отвращением, эта идея не имеет ничего общего с русским менталитетом.
читать полностью
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист

Я с отвращением отношусь к идее паспортов «хороших русских», она не имеет ничего общего с русским менталитетом, русским мировоззрением и христианством, в котором сказано: не судите, да не судимы будете. Это разделение на агнцев и козлищ, отвечает за которое, как я понимаю, бывший политтехнолог администрации президента при Владиславе Суркове Марат Гельман (сын автора прекрасной пьесы «Премия», одесский еврей, замечательный художник, акционист, авангардист), мне представляется как акт политического перформанса. «Хороший русский — плохой русский», так можно далеко зайти.

Подобная риторика повторяет нацистскую практику едва ли ни дословно. Я окончил немецкую спецшколу, мой дед был профессором Берлинского университета, поэтому немецкий контекст мне знаком с юных лет. Даже книги, которые в СССР были запрещены, я читал в спецхране: «Майн кампф» Гитлера, книги Розенберга и т.д. Я хорошо знаю практику нацистской Германии, причем из первоисточников, а не из переводов Романа Кармена или Ильи Эренбурга. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что деление на хороших и плохих немцев — это нацистская практика.

Допустим, Ремарк был объявлен «плохим» немцем, как и Марлен Дитрих. Есть знаменитая песня «Лили Марлен» в исполнении двух немок: одна «хорошая» Лале Андерсен, которая пела для немецких солдат и транслировалась по радио Рейха; другая «плохая» версия Марлен Дитрих, которая пела по английскому германскому радио. На мой взгляд, и то, и то является произведением искусства, на эту тему Фассбиндером снят великолепный фильм «Лили Марлен».

Но это все относится к теоритической базе. В современной же практике это омерзительная идея, которая приведет к тому, что узкая кучка людей, получающих гранты или живущих непонятно на какие доходы, будет маркировать других людей, разрешая им жить, дышать, определяя их позицию. Это, на мой взгляд, либерал-фашизм в действии.

Я сочувствую народу Украины и против СВО, а также против режима Путина в этом вопросе, но подобные мероприятия с паспортами поддержать не могу категорически, они мне просто омерзительны.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Илья Пономарев
Илья Пономарев
Политик
Я считаю эту идею правильной. Это – способ сформировать, так называемый, «круг доверия».
читать полностью
Илья Пономарев
Илья Пономарев
Политик

Наша либеральная тусовочка часто критикует идеи и людей, не пытаясь разобраться в ее сути. Идея паспортов даже не Гудкова или Каспарова, а российских айтишников во главе с Павлом Мунтяном (деятель российского анимационного кино, мультипликатор, сценарист, сооснователь и евангелист Виртуального государства Фриленд и криптовалюты MFCoin).

Я считаю эту идею правильной. Это – способ сформировать, так называемый, «круг доверия», фактически клубную систему, когда люди могут поручиться друг за друга перед тем же банком или госорганом. Предполагается, что это будет проект на блойкчен-платформе, все ID будут цифровыми и защищенными.

Идея была неверно воспринята, отсюда непонимание. Что касается понятия «хороший русский», я к нему отношусь негативно. На мой взгляд, хороший русский – это тот, кто борется с этой ситуацией активно, а не пассивно уезжает за рубеж. Но совсем хорошим он становится, когда победит. Среди нас хороших нет, мы все несем ответственность за ситуацию на Украине.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё