Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Новости
Загрузить ещё Загрузить ещё
Дебаты
Юрий Симачев
Юрий Симачев
Экономист
Это умелые действия властей, которые развивают долгосрочные инфраструктурные проекты.
читать полностью
Юрий Симачев
Экономист

Прирост инвестиций в экономику столицы связан, прежде всего, с московской инвестиционной программой и серьезной активностью в развитии транспортных возможностей и коммуникаций города. Эта активность идет по нескольким направлениям: автомобильные хорды, развитие железнодорожных линий и расширение метрополитена.

Все это – капиталоемкие проекты, которые сильно подстегнули инвестиционный спрос. Подобные проекты способствуют возникновению мультипликативного эффекта, связанного с необходимостью расширения определенных мощностей по возведению этих объектов инфраструктуры.

В этом смысле сама по себе логика активной перестройки и модернизации инфраструктуры столицы связана, конечно же, прежде всего с деятельностью московского правительства, которое рассматривает это как некий приоритет развития, в том числе, и в период кризиса.

Это правильное решение, потому что в период, когда отсутствует определенная ясность, такие инфраструктурные программы позволяют улучшить предсказуемость экономического развития. Таким образом, при наличии подобных якорных инвестиций создаются более комфортные условия для бизнеса.

Да, в условном Мурманске нет метрополитена, и город не может развиваться так же, как и Москва. У других городов нет столичных ресурсов. Но дело не только в объеме ресурсов, дело также и в готовности работать с некоторым дефицитом, связанным с долгосрочными вложениями и развитием.

Подобный подход задает вектор именно долгосрочного развития, ведь чем лучше будут коммуникации, тем скорее станут возникать мультипликативные экономические эффекты по улучшению привлекательности Москвы для внешних инвестиций.

Комментировать (1)
Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев
Экономист
Это объективные показатели: Москва была и остаётся финансовым центром России.
читать полностью
Владислав Иноземцев
Экономист

C приближением конца года российские регионы начинают подводить его итоги и сравнивать достигнутые результаты. Последнее, однако, выглядит во многом условным, так как страна остаётся по сути разделённой на Москву и остальную Россию.

Наиболее отчётливо это видно на примере инвестиций, где на долю столицы в этом году приходится 18,6% общероссийских вложений в основной капитал. При этом согласно данным за первые три квартала, по сравнению с тем же периодом прошлого года инвестиции в Москве растут втрое быстрее, чем в среднем по стране (на 21,9% против 7,6%).

Объяснений подобного положения вещей достаточно.

Конечно, московские власти ведут масштабную работу по улучшению инвестиционного климата (город занимает первую строчку соответствующего рейтинга российских регионов на протяжении последних трёх лет), однако очевидно, что Москва была и остаётся финансовым центром России, местом проживания самых состоятельных граждан страны и средоточием самой дорогой недвижи­мости, что в совокупности составляет основу огромных (2,87 трлн. рублей в 2020 г.) доходов городского бюджета.

Город, в котором зарегистрированы 104 из 200 крупнейших российских компаний и более половины всех банков, на которые приходится 90% активов банковской системы, вполне может позволить себе развиваться быстро и уверенно.

Масштабные инвестиции, осуществляемые в Москве, в значительной мере обеспечены бюджетными средствами – только прямые капитальные вложения в объекты государственной и муниципальной собственности составили в прошлом году сумму, превышающую все доходы бюджета Санкт-Петербурга. Ещё больше средств было передано городскими властями бюджетным и автономным предприятиям и организациям, занимающимся вопросами городского хозяйства (значительная их часть также была использована в инвес­тиционных целях). Кроме того, на рост инвестиций влияет и огромная московская коммерческая стройка – в 2020 г. на город пришлось около 13% общей площади построенных в России многоквартирных домов.

Практически всякий раз, когда выходят данные об очередных успехах московской экономики, пресса и блогосфера реагируют на них рассуждениями об огромных перекосах в региональном развитии и необходимости отхода от «москвоцентричной» модели экономического роста. Я всегда относился к таким рекомендациям с крайним скептицизмом.

Место Москвы на хозяйст­венной карте страны определяется вполне естественными обстоятельствами. Столица России – наш практически единственный глобальный город, год за годом занимающий одно из топовых мест в международных рейтингах по привлекательности для жизни, инвестиций и туризма.

Москва не только «высасывает соки» из российской провинции, но и останавливает сотни тысяч людей от эмиграции, будучи более европейским городом, чем многие столицы стран Европейского Союза. Поэтому я всегда радуюсь достижениям московской экономики и крайне не хотел бы, чтобы развивающие город денежные потоки были переориентированы в места, по объективным причинам мало­ приспособленные для жизни, как то часто делалось в советское время.

Комментировать (1)
Игорь Костиков
Игорь Костиков
Финансист
Льготная ипотека запустила экономический рост.
читать полностью
Игорь Костиков
Финансист

Вопрос в том, какова была цель введения программы льготной ипотеки. Если цель заключалась в том, чтобы закрутить экономический цикл, то правительство этого действительно добилось. Люди стали покупать недвижимость, жилье начало строиться, хотя и естественным образом подорожало. Так что, с точки зрения экономики, результат был достигнут.

Льготная ипотека во всех странах имеет под собой именно эту цель – запустить экономический рост. Поэтому я не согласен с ЦБ РФ, который говорит, что программу нужно прекращать. Если мы хотим обеспечить стабильный экономический рост, то необходимо поддерживать льготную ипотеку.

Что касается роста цен на жилье, то эта ситуация сложилась объективно. Цены будут расти в зависимости от спроса, который как раз подстегивает программа льготной ипотеки.

Существует некоторый перекос, потому что льготная ипотека касается только нового жилья, а не вторичного. Получается, что на капитальный ремонт вторичного жилья эти деньги не идут, а идут только на строительство. Безусловно, если бы в программу льготной ипотеки входило бы еще и вторичное жилье, то средства могли бы быть направлены на капитальный ремонт жилого фонда, как системный так и несистемный, что повышало бы качество жилья.

Комментировать (0)
Никита Кричевский
Никита Кричевский
Экономист
Программа льготной ипотеки была запущена не столько для людей, сколько для застройщиков и банкиров.
читать полностью
Никита Кричевский
Экономист

Для простых граждан программа льготной ипотеки позволила решить вопрос с жильем, а кому-то и вложить временно свободные деньги. Негативным внешним эффектом от программы стал невероятный рост цен на недвижимость – на 37% за квадратный метр, а также чересчур резкое сворачивание этой программы. Прекращать ее нужно было планово.

Можно ли было предугадать рост цен? Безусловно. 15 лет назад подобная программа развивалась в некоторых сибирских муниципалитетах, например, в Нижневартовске, где можно было получить компенсацию по процентам ипотеки от местных органов власти. Эта программа обернулась тем, что за короткий срок цена за квадратный метр жилплощади выросла в Нижневартовске с 60 до 100 тысяч рублей. Это все уже происходило.

Можно ли было сбить намечавшийся рост цен? Конечно, можно. Достаточно было резко в разы кратно увеличить налогообложение недвижимости, т.е. если вы покупаете вторую недвижимость, то будете платить ежегодный налог не 5, а 10% от кадастра. Этого, конечно, хватило бы, но сделано подобного не было.

В социуме сложилось впечатление, что программа льготной ипотеки была запущена не столько для людей, сколько для застройщиков и банкиров. И это нашло свое подтверждение, потому что они действительно выиграли от этой программы.

Комментировать (0)
Александр Воротников
Александр Воротников
Эксперт по арктической зоне
Крайний Север и приравненные к нему территории сохранят свои льготы.
читать полностью
Александр Воротников
Эксперт по арктической зоне

По поводу Арктики у нас существует очень много правительственных документов. Во-первых, были еще советские документы, начиная с 1930-х гг. Потом началось реформирование, к власти пришел Ельцин, были созданы госкомитеты, и начался внос изменений в советские документы. После президентства Ельцина эти документы начали снова пересматривать.

Изначально было введено понятие «Крайний Север». На территории Крайнего Севера нужно было звать людей, а как это можно было сделать? Льготами от государства. И эти льготы были – повышенные зарплаты, ранние пенсии и т.д. Людям предоставляли улучшенные условия жизни, чтобы заманить их на север добровольно, а не этапом на Магадан.

После этого в документах появилась фраза о "районах, приравненных к Крайнему Северу". В России есть такие территории, как, например, Бурятия, и несмотря на то, что географически она не расположена на Крайнем Севере, но это труднодоступная территория, где тяжелые условия жизни, где порой даже нет связи с большой землей, поэтому Бурятия и оказалась в числе северных территорий, имеющих право  на «северные льготы».

Потом уже появилось понятие «арктической зоны».

Таким образом, получается, что в этой терминологии и, соответственно, в этих документах все путаются, такое разграничение оказывается неудобным.

Сейчас начинается пересмотр этих документов, и он, действительно, необходим. Думаю, что льготы в северных и приравненных к ним зонам люди все равно не потеряют, они продолжат их получать.

В советское время люди ехали на Крайний Север по призыву государства, и государство на это давало деньги, так и возникла система северных льгот. Сейчас в Арктику людей зовет бизнес, а не государство. Это обычный бизнес-процесс, который называется набор и привлечение кадров. Но льготы при таком подходе, конечно, вряд ли будут. Компании везут людей работать вахтовым методом, к тому же работники все равно не остаются жить в Арктике, а покидают ее, отработав 2-3 года.

Раньше северные льготы несли социальное значение, ведь в Советском Союзе не было таких зарплат, которые может давать бизнес.

Однако, если люди работают в Арктической зоне, они должны иметь право на льготы, и северные льготы у людей останутся. Но, скорее всего, все, что связано с государственными льготами, дальше развиваться не будет. Государство будет исходить из бизнес-интересов, в первую очередь.

Комментировать (0)
Олег Реут
Олег Реут
Политолог
Возможно увеличение пенсионного возраста для северян, что усилит отток населения в южные регионы.
читать полностью
Олег Реут
Политолог

Для меня, как и для большинства наблюдателей, события, которые начали разворачиваться в понедельник утром, стали полной неожиданностью. Не только эксперты, но и представители региональной власти, в частности, республики Карелия, республики Бурятия и т.д., не были способны прокомментировать решение президента Путина.

Местная власть говорила, что будет обращаться за разъяснениями в федеральное правительство, а также очень часто упоминала о министерстве финансов, куда тоже обратилась за консультациями. В республике Карелия была возможность просить прокомментировать ситуацию депутата Государственной Думы Валентину Пивненко, которая работает в профильном комитете по Дальнему Востоку и Северу. Но и для нее поначалу эта новость оказалась неожиданной. Кажется, что никто не был готов к такому повороту событий, и ясно, что принятое президентом решение не было хорошо проработано.

Если рассматривать формальную сторону дела, то президент Путин отменил указ президента Ельцина. Но сегодня появилась информация, что правительством России утвержден перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним территорий. Таким образом понижен статус органа, который принимает столь значимое решение: с уровня президента до уровня правительства. Очевидно, что правительственные постановления и распоряжения легче корректировать, они не вызывают такого внимания публики, как президентские указы.

Если же говорить о северных льготах, то существует своеобразная иерархия. Например, северные надбавки к должностным окладам. Но в ряде коммерческих структур, если компания зарегистрирована, например, в Санкт-Петербурге, а сотрудники работают в Мурманской области или Карелии, формально получать эти надбавки они не должны и не могут. Длинным рублем зазвать людей на Север уже не получается.

Куда более существенная деталь – пенсионный возраст. После увеличения срока выхода на пенсию в 2018 году для всей России, на Крайнем Севере пенсионный возраст остался прежним – для мужчин это 60 лет, для женщин – 55 лет. И когда в понедельник было объявлено об отмене президентского указа по северным территориям, то первый шок был связан именно с этим фактором. Можно договориться с работодателем о северной надбавке, можно повысить должностной оклад, можно получать другие льготы, но это не является главным стимулом для людей жить и работать на севере. А вот социальные гарантии, связанные с ранним выходом на пенсию, это существенная мера.

В 2018 году к пенсионному возрасту прибавили 5 лет, и есть опасение, что в 2027 году прибавят еще 5. Конечно же, при таком раскладе для десятков, если ни сотен тысяч жителей Крайнего Севера и приравненных к нему территорий, неизбежно возникнет желание уехать в более теплые регионы.

Комментировать (0)
Загрузить ещё
С чем связан рост инвестиций в экономику Москвы?
56%
44%
Юрий Симачев
Юрий Симачев
Экономист
Это умелые действия властей, которые развивают долгосрочные инфраструктурные проекты.
читать полностью
Юрий Симачев
Юрий Симачев
Экономист

Прирост инвестиций в экономику столицы связан, прежде всего, с московской инвестиционной программой и серьезной активностью в развитии транспортных возможностей и коммуникаций города. Эта активность идет по нескольким направлениям: автомобильные хорды, развитие железнодорожных линий и расширение метрополитена.

Все это – капиталоемкие проекты, которые сильно подстегнули инвестиционный спрос. Подобные проекты способствуют возникновению мультипликативного эффекта, связанного с необходимостью расширения определенных мощностей по возведению этих объектов инфраструктуры.

В этом смысле сама по себе логика активной перестройки и модернизации инфраструктуры столицы связана, конечно же, прежде всего с деятельностью московского правительства, которое рассматривает это как некий приоритет развития, в том числе, и в период кризиса.

Это правильное решение, потому что в период, когда отсутствует определенная ясность, такие инфраструктурные программы позволяют улучшить предсказуемость экономического развития. Таким образом, при наличии подобных якорных инвестиций создаются более комфортные условия для бизнеса.

Да, в условном Мурманске нет метрополитена, и город не может развиваться так же, как и Москва. У других городов нет столичных ресурсов. Но дело не только в объеме ресурсов, дело также и в готовности работать с некоторым дефицитом, связанным с долгосрочными вложениями и развитием.

Подобный подход задает вектор именно долгосрочного развития, ведь чем лучше будут коммуникации, тем скорее станут возникать мультипликативные экономические эффекты по улучшению привлекательности Москвы для внешних инвестиций.

Комментировать (1)
Закрыть Наверх
Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев
Экономист
Это объективные показатели: Москва была и остаётся финансовым центром России.
читать полностью
Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев
Экономист

C приближением конца года российские регионы начинают подводить его итоги и сравнивать достигнутые результаты. Последнее, однако, выглядит во многом условным, так как страна остаётся по сути разделённой на Москву и остальную Россию.

Наиболее отчётливо это видно на примере инвестиций, где на долю столицы в этом году приходится 18,6% общероссийских вложений в основной капитал. При этом согласно данным за первые три квартала, по сравнению с тем же периодом прошлого года инвестиции в Москве растут втрое быстрее, чем в среднем по стране (на 21,9% против 7,6%).

Объяснений подобного положения вещей достаточно.

Конечно, московские власти ведут масштабную работу по улучшению инвестиционного климата (город занимает первую строчку соответствующего рейтинга российских регионов на протяжении последних трёх лет), однако очевидно, что Москва была и остаётся финансовым центром России, местом проживания самых состоятельных граждан страны и средоточием самой дорогой недвижи­мости, что в совокупности составляет основу огромных (2,87 трлн. рублей в 2020 г.) доходов городского бюджета.

Город, в котором зарегистрированы 104 из 200 крупнейших российских компаний и более половины всех банков, на которые приходится 90% активов банковской системы, вполне может позволить себе развиваться быстро и уверенно.

Масштабные инвестиции, осуществляемые в Москве, в значительной мере обеспечены бюджетными средствами – только прямые капитальные вложения в объекты государственной и муниципальной собственности составили в прошлом году сумму, превышающую все доходы бюджета Санкт-Петербурга. Ещё больше средств было передано городскими властями бюджетным и автономным предприятиям и организациям, занимающимся вопросами городского хозяйства (значительная их часть также была использована в инвес­тиционных целях). Кроме того, на рост инвестиций влияет и огромная московская коммерческая стройка – в 2020 г. на город пришлось около 13% общей площади построенных в России многоквартирных домов.

Практически всякий раз, когда выходят данные об очередных успехах московской экономики, пресса и блогосфера реагируют на них рассуждениями об огромных перекосах в региональном развитии и необходимости отхода от «москвоцентричной» модели экономического роста. Я всегда относился к таким рекомендациям с крайним скептицизмом.

Место Москвы на хозяйст­венной карте страны определяется вполне естественными обстоятельствами. Столица России – наш практически единственный глобальный город, год за годом занимающий одно из топовых мест в международных рейтингах по привлекательности для жизни, инвестиций и туризма.

Москва не только «высасывает соки» из российской провинции, но и останавливает сотни тысяч людей от эмиграции, будучи более европейским городом, чем многие столицы стран Европейского Союза. Поэтому я всегда радуюсь достижениям московской экономики и крайне не хотел бы, чтобы развивающие город денежные потоки были переориентированы в места, по объективным причинам мало­ приспособленные для жизни, как то часто делалось в советское время.

Комментировать (1)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё