Коммуникационная платформа Онлайн-исследования и общественные дебаты
Выпускается при поддержке:
Дебаты
Алексей Фадеев
Алексей Фадеев
Эксперт по арктической зоне
Китайская экспансия сможет дополнить существующие возможности России.
читать полностью
Алексей Фадеев
Эксперт по арктической зоне

Китай действует стратегически, развитие китайского государства ориентировано на весьма долгосрочную перспективу. Доказательством этому служит принятие в ближайшее время 200-летней стратегии развития. Таким образом, эта страна смотрит вперед на несколько столетий.

Сформировавшись в последнее время как супердержава, Китай стремится присутствовать во многих уголках земного шара, и Арктика не является исключением. На текущий момент Китай себя позиционирует как около-арктическое государство (Near-Arctic State), что закреплено в официальных документах. В этих же документах есть и положения об интересах Китая в Арктике. Прежде всего, это изменение климата, экологические исследования, энергетическая и продовольственная безопасность.

Что касается экологических исследований, то для данного государства их проведение весьма актуально, поскольку изменение климата в Арктике влияет на климат отдельных регионов Китая, поэтому страна, которая является одним из лидеров по выбросам вредных веществ, не может не задумываться об этом. И таким косвенным путем Китай пытается улучшить ситуацию с защитой окружающей среды в своей стране.

Что касается энергетической безопасности, то известно, что Арктика таит в себе до 25% всех запасов углеводородов на планете. Но помимо нефти и газа в недрах Арктики очень много редкоземельных металлов, которые используются для производства смартфонов, оборудования ветроэнергетики и других альтернативных источников энергии. Поэтому Китай прямо заинтересован в разработке подобных ресурсов. Принимая во внимание дефицит подобных редкоземельных металлов на собственной территории, Китай предпринимает экспансию в контексте международного сотрудничества с рядом государств, находящихся в Арктике. Например, со штатом Аляска.

Так, согласно данным за 2017 год, Китай является крупнейшим торговым партнером Аляски. Ежегодно Аляска экспортирует в Китай товары на 1,3 млрд долларов, главным образом морепродукты и природные ресурсы, и услуги на 135 млн долларов. В 2018 году на Китай приходился 21% от общего объема экспорта товаров Аляски.

Не так давно, Китай активно вел диалог с Гренландией в вопросах создания авиационной инфраструктуры, предлагая построить там аэропорты в обмен на потенциальное право участия в разработке ресурсов. Гренландия имеет огромную территорию - более 2 млн км², на которую приходится всего лишь 56 тысяч жителей. Это отличная ресурсная база для разработки месторождений редкоземельных металлов: урана, церия, иттрия, лантана и неодима. Потребность в этих металлах растет — без них невозможно производство смартфонов, ветряных турбин и электромобилей.

В 2021 г. Китай вел переговоры с Финляндией о приобретении или аренды одного из аэропортов, не имеющего постоянного трафика и закрепленного за авиаторами-любителями, но получил отказ по причинам безопасности.

Для Российской Федерации, безусловно, Китай является одним из важнейших стратегических партнеров, с которым налажены традиционно хорошие отношения, а наше сотрудничество может ускорить процесс освоения арктической зоны в целом.

На текущий момент товары и услуги, которые предлагает Китай, уже используются в освоении Арктики. Так, китайские буровые установки сегодня работают на арктическом шельфе России. При этом Китай предлагает конкурентоспособные и не уступающие по качеству западным товары.

В силу введенных секторальных ограничений против России, макроэкономическая ситуация сегодня благоволит Китаю. Российские энергетические компании были вынуждены переориентировать свои поставки с Запада на Восток. И, если раньше китайские товары стояли под «вторым» или «третьим» номером в очереди на закупку, то сегодня они все чаще занимает лидирующие позиции. Текущая макроэкономическая ситуация играет им на руку.

В первом квартале 2021 года Китай прирастил ВВП на 18%. У них есть свободные деньги для инвестиций. И в прошлом году, когда случилась пандемия, и многие страны остались в минусе, Китай вывел экономику в плюс на 2%. Страна обладает широкими возможностями для инвестиций.

Я убежден, что международное сотрудничество может стать эффективным инструментом для экономического развития России. Важно, чтобы такое сотрудничество было направлено в пользу РФ.

Есть яркий пример Норвегии, которая за 40 лет сумела встать в один ряд с мировыми лидерами, благодаря как раз международному сотрудничеству. Осуществив допуск иностранных компаний на шельф, Норвегия посредством грамотной государственной политики обязывала работать иностранные компании в интересах самой Норвегии. И если мы сможем использовать огромный потенциал Китая в своих интересах, мы получим существенную выгоду от такого партнера. Принимая во внимания, что у нас достаточно хорошие отношения с ним исторически.

Китай сотрудничает с Аляской, где самый большой город насчитывает 200 тысяч жителей. В нашем Мурманске живет 300 тысяч человек, то есть на 100 тысяч больше. Плюс следует учесть накопленную инфраструктуру еще с советских времен, кадровый потенциал, огромные предприятия, производственные возможности которых можно использовать не только для нужд оборонно-промышленного комплекса, но и нефтегазового. И если китайская, в хорошем смысле слова, экспансия дополнит существующие возможности России, мы тем самым только ускорим процесс освоения Арктики.

Комментировать (0)
Владимир Климанов
Владимир Климанов
Экономист
Китай нам союзник, но основания бояться китайской экспансии, безусловно, есть.
читать полностью
Владимир Климанов
Экономист

Когда около пяти лет назад в Китае была принята арктическая концепция, ее мало кто заметил и расценил всерьез. Тем не менее, эта концепция очень четко структурировала те идеи, которые Китай выражает по отношению к арктическому региону. Буквально первая фраза этой стратегии говорит о том, что Китай является околоарктической страной, хотя мы знаем, что он удален от арктической зоны, и есть другие прямые интересанты в развитии региона - это 8 стран, входящие в Арктический совет.

Интерес Китая к Арктике не выглядит очевидным, поэтому даже его ледокольный флот вызывает вопросы.

Мы уже не заметили, как Китай вошел на Шпицберген, пользуясь договором 1920-х годов. Россия, руководствуясь этим же соглашением, производит добычу угля и ведет иную хозяйственную деятельность на норвежском Шпицбергене, но монополии у нас нет.

Однако же понятно и то, что без сотрудничества с нашей страной, какие-то шаги по внедрению в Арктику Китаю совершить вряд ли удастся. Поскольку без участия России, которая контролирует Северный морской путь, дальнейшие действия внутри региона будь то транзит, связанный с перевозками грузов, будь то исследовательские или хозяйственные миссии, будут просто невозможны.

Китай вынужден будет искать взаимодействия с нашей страной. Нужно быть готовым к тому, чтобы это осуществлялось в полном соответствии с международным правом. В этом смысле не всегда встречается полное взаимопонимание между нашими странами, потому что российские предложения по признанию части Северного Ледовитого океана шельфовой зоной или статуса Северного морского пути, имеют нюансы трактовки в нашем российском и в международном законодательствах. Пока эти спорные моменты не найдут общепризнанного понимания, диалог будет затруднен.

Китай делает прямые предложения инвестиционного участия китайских компаний в реализации ряда проектов на территории российской арктической зоны. Мы видели его предложения, связанные с развитием железнодорожного выхода к Северному Ледовитому океану в европейской части страны. Проектов много, и пока окончательного решения с нашей стороны не существует, но предложения китайцев были высказаны прямо.

Нам нужно иметь более внятную политику, говорящую о наших последовательных действиях в арктической зоне в рамках именно международного сотрудничества. Пока у нас есть расхождения юридического порядка, а также определенного рода претензии, которые предъявляют западные партнеры по отдельным вопросам экологии, обороноспособности и т.д. Поиск решений в этой области крайне необходим.

В связи с этим председательство России в Арктическом совете в этом году позволит снять острые проблемы. Дальше должна начаться тонкая и долгая настройка новых отношений. Тем более что позиция по отношению к Арктике активно меняется и внутри нашей страны: в 2020 году целый ряд стратегических документов о планировании развития Арктической зоны был принят в России. Вышел отдельный федеральный закон о предпринимательской деятельности. Российское понимание развития Арктики активно закрепляется, но этот процесс пока еще не завершен.

Основания бояться китайской экспансии, безусловно, тоже есть. Это касается и Дальнего Востока, и других регионов, и, конечно, Арктики. Наша страна находится на этапе демографического сжатия, а в Китае очевидная перенаселенность. Но и переоценивать масштабы опасности экспансии Китая не стоит.

Да, развитие Китая идет более бурно экономически, чем наше, и он будет занимать все больше места на глобальной карте мирового хозяйства в будущем. Вероятно, что в XXI веке вообще произойдет сдвиг центра экономической силы с Северной Атлантики в северную часть Тихого океана, и роль Китая в целом будет увеличиваться. Но процесс этот естественный и объективный. Поэтому к угрозе «китайской колонизации 5.0» следует отнестись с определенной долей разумного понимания. Нельзя сказать, что уже завтра произойдет что-то подобное. Не первое десятилетие мы слышим о китайской экспансии на Дальний Восток, но, тем не менее, фактов, подтверждающих эту экспансию, пока нет.

Комментировать (0)
Владимир Кудрявцев
Владимир Кудрявцев
Психолог
Да. Необходима моральная цензура в медийном пространстве.
читать полностью
Владимир Кудрявцев
Психолог

В начале 2000-х годов в Швеции, где достаточно распространено сексуальное насилие, проводили исследование: является ли просмотр порнофильмов подростками фактором этого явления. Оказалось, что частота/интерес к порнографии никак не влияет на агрессивное сексуальное поведение. Влияние просматривается только лишь в случаях агрессивного фона, который окружает ребенка, прежде всего, в семье. И уход в просмотр порнофильмов тогда диктуется уже не сексуальными возрастными интересами, а скорее определяется желанием избавиться от агрессивного фона, на котором дети совершают сексуальные преступления.

То же самое и здесь. Мы постоянно демонизируем цифровое пространство, но это лишь канал, по которому можно транслировать насилие. Такие каналы существовали всегда – газеты, ТВ, киноиндустрия, существовала целая субкультура, где циркулировали подобные сюжеты в виде анекдотов, черного юмора, страшилок. Впрямую винить СМИ или интернет, в принципе любые медиа в подобных трагедиях нельзя.

Однако же общий фон насилия становится нормой. Один мой друг и коллега-психолог, живущий в достаточно криминогенном городе, в том же начале 2000-х годов говорил об удивлении знакомых криминальных авторитетов уровню немотивированной агрессии. Идет человек, пырнул ножичком прохожего, попал на зону и сразу же там был «коронован». Таким образом ситуация вокруг меняет даже атмосферу в местах лишения свободы.

В данном случае общий фон агрессии усиливает накал. СМИ не только распространяют эту агрессию. Мы воспринимаем печатное слово или то, что говорится на федеральных каналах, как узаконивание этой самой нормы. Невозможно в 1990-е годы представить те формы общения, которые мы видим на ТВ сейчас. Если говорить о цензуре, то должны существовать какие-то моральные нормативы.

СМИ вещают на огромную миллионную аудиторию, узаконивая хамство и агрессию, делая нормой то, что нормой являться не может, когда человека за его точку зрения начинают бить, оскорблять, выгонять и т.п. И раз можно так себя вести в отношении оппонента на ТВ, значит, можно так вести себя и в жизни.

Когда шло ток-шоу «Окна», пионер безобразного телевизионного поведения в России, это была «гнилая клубничка». К тому же существовала условность, что у нас такого быть не может. Все понимали, что это игра, что занимаются этим актеры. Сейчас же подобное транслируется на полном серьезе.

Такой фон влияет, усиливает, распространяет насилие в обществе. В пермской трагедии сыграла роль совокупность факторов, и агрессивный медийный фон стал одним из них. И в такой агрессивной информационной среде всем нам нужно следить за собой, почаще задумываться, насколько мы сами можем себя контролировать, как относимся к другим людям и так далее.

Пермский стрелок – это проявленный синдром одиночества, что видно даже по тому, как он шел – молча, отрешенно, не проявляя эмоций. Он шел и стрелял. И, разумеется, это проявление патологии, хотя точный диагноз поставят психиатры, а я могу только предположить некие отклонения.

Поэтому с одной стороны, пермская трагедия стала следствием патологического одиночества, а с другой, агрессивного фона вокруг, когда подобное – можно, когда насилие – норма.

Комментировать (1)
Денис Драгунский
Денис Драгунский
Писатель
Нет. Насилие в медиа, скорее, снимает агрессию, чем поощряет ее.
читать полностью
Денис Драгунский
Писатель

Медийная атмосфера в целом и общем влияет на подобные случаи так же, как на статистику преступности влияет статистика смертности и рождаемости через многие опосредующие моменты. Говорить о том, что фильмы, полные насилия, влияют на школьных стрелков, я бы не стал.

Насилия в кино и в литературе очень много. Когда-то великого писателя Энтони Берджесса, автора «Заводного апельсина», во время его визита в СССР спросили: «Почему в английской литературе сколько секса и насилия?». На что он ответил: «Как назвать. В вашей литературе сплошные любовь и война». От этого никуда не денешься.

Два главных человеческих драйва – секс и агрессия – которые изначально связаны друг с другом, но очень давно разделились на две колеи, должны иметь какой-то выход хотя бы символический – в поведении, в творчестве и т.д. Учитывая, что в последнее время секс яростно табуируется, то его место замещают агрессия и насилие. И можно сказать, что сцены насилия в медиа кому-то щекочут мозги, но всерьез говорить, что это может спровоцировать какого-то человека прийти в школу и начать стрелять, нельзя.

Я слышал мнение (например, его много раз высказывал и журналист Минкин), что компьютерные игры рутинизируют насилие и смерть. Для маленького мальчика, который в ходе игре убивает персонажей, смерть перестает быть табу и чем-то ужасным, а становится незначительной вещью. Но этот тезис требует серьезных доказательств.

Насилие – это тот товар, который очень хорошо продается. Продается насилие, продается страх, продается чувство опасности. Это выгодно для людей, которые торгуют безопасностью, защитой и т.д. поэтому это было и будет всегда.

Причина же ужасных происшествий в Казани и Перми лежат не в сфере медиа и художественного кинематографа. Это и какой-то общий настрой на озверение, это и чрезмерное «цацканье» с подростками, с их внутренним миром. Из-за чего подросток считает себя центром мироздания, которому все обязаны, а если кто-то не так посмотрит, то его можно и нужно застрелить.

В России в 1992 году закончилась «репрессивная психиатрия» не в смысле преследования диссидентов, а в смысле репрессивного механизма, когда человека могли выдернуть и положить в больницу, если он высказывал агрессивные или суицидальные мысли. И, конечно, человек, который высказывает мысли в социальных сетях о том, что всех ненавидит и хочет всех убить, должен стать объектом внимания медицинских служб.

То же засилье хамства, которое наблюдается в СМИ, может вызвать и обратную реакцию, когда человек замыкается в своей чопорности и интеллигентности. Когда один человек слышит на улице мат и начинает сам материться, а другой – тщательно следить за своей речью.

Комментировать (1)
Яна Лантратова
Яна Лантратова
Общественный деятель
Волонтерство - недооцененный экономический ресурс регионального развития.
читать полностью
Яна Лантратова
Общественный деятель

Безусловно, волонтерство имеет экономический эффект. Но пока, к сожалению, еще нет методов, которые позволяют максимально точно оценить вклад волонтеров в экономику региона. Сейчас вклад волонтера оценивается на основании рыночной стоимости аналогичного оплачиваемого труда. Но этот метод очень грубый, поскольку не учитывает все работы, которые выполняет волонтер. Также не принимается во внимание количество часов волонтерской работы, число занятых человек и много других факторов. Не учитывается и помощь волонтеров в перевозке людей личным транспортом при чрезвычайных происшествиях и пр.

Тем не менее, используя открытые источники, можно сказать, что в регионах, где случались ЧП, только за последние 2 года вклад волонтерского движения в ВВП страны составил более 5 млрд рублей.

Волонтеры помогают не только конкретным людям, но и бизнесу, особенно малому. Например, когда фермеры не могут вовремя доставить свою продукцию на рынок из-за каких-то сложностей (нет техники, людей и пр.), на помощь им часто приходят волонтеры. Для реализации этой задачи – системной поддержки фермерства - Министерством сельского хозяйства создано специальное волонтерское движение «Земляне». Пока сельское волонтерство рассматривается в основном в качестве своего рода экологического туризма. Однако сегодня уже можно констатировать, что в том числе благодаря помощи волонтеров в ряде регионов удалось сохранить малый сельский бизнес.

Возможно, в скором будущем и региональные власти, и бизнес будут воспринимать волонтерское движение в качестве надежного помощника в преодолении последствий чрезвычайных ситуаций, а не как бесплатную рабочую силу. Представители волонтерского движения смогут брать на себя ответственность за решение каких-то определенных хозяйственных задач – например, организации торговых сетей, распространяющих экологически безопасную продукцию, внедрение технологий защиты окружающей среды и т.п. Но, к сожалению, пока региональная власть не всегда видит в волонтерах надежного союзника, готового прийти ей на помощь в любых условиях. И поэтому она относится к этому движению исключительно как к гуманитарной инициативе.

Отмечу, что в течение нескольких последних лет ситуация стала меняться, и многие регионы и главы регионов начали рассматривать волонтеров как фактор экономической стабилизации в регионе, пострадавшем от стихийного бедствия. Большую роль в этом отношении сыграла публичная поддержка волонтерства федеральной властью и в том числе лично президентом страны. Но уже сейчас можно быть уверенным, что волонтерство будет играть все большую роль в хозяйственном развитии страны, учитывая, что климатические изменения и так или иначе связанные с ними природные аномалии потребуют определенной мобилизации общественных сил для преодоления всех неприятных последствий этих явлений. И было бы правильно, если бы такая мобилизация происходила именно на добровольных основаниях.

Комментировать (5)
Юрий Белановский
Юрий Белановский
Общественный деятель
Ценность волонтерства сегодня - в воспитании гражданственности.
читать полностью
Юрий Белановский
Общественный деятель

На мой взгляд, экономический эффект волонтерства будет обретен, когда оно станет массовым, повсеместным, и когда стоимость труда по организации волонтерства станет незначительной на фоне запущенных и отработанных механизмов. На том уровне, который в сфере волонтерства существует сегодня, мне представляется экономическая выгода косвенной, потому что за это все равно кто-то платит.

Себестоимость труда или продукта волонтерства не так мала.

Один из самых дорогих видов волонтерства – это волонтерство социальное, когда люди помогают людям, когда требуется подготовка и хорошая организация труда волонтеров. Мы попытались высчитать себестоимость нашей деятельности, и оказалось, что стоимость условного человеко-часа соизмерима со стоимостью найма аниматора. Понятно, что для конкретной больницы, куда приходят волонтеры, это имеет экономический эффект, но если смотреть шире, например, на весь город или регион, то кто-то же все-таки за это платит. И платят, в немалой степени, сами волонтеры. Они оплачивают часто свой проезд, расходные материалы, свое питание и т.д.

Самое дорогое в волонтерстве в целом – это менеджмент. Эти люди не могут быть легко заменимы: менеджмент должен быть устойчив, а это означает выплату зарплат, пусть даже по расценкам НКО.

Я считаю, что основная ценность волонтеров сегодня в России заключена в воспитании, причем, в категории воспитания гражданственности. Когда человек может не просто ощутить, что от него что-то зависит, но и увидеть, принять участие в чем-то значимом, помочь другим людям. Это высокие задачи, связанные с ответственностью граждан за свою жизнь, за свою страну, за жизнь окружающих. Поэтому КПД волонтерства я бы оценивал по этому параметру.

Если оценивать результативность волонтерства вообще, то во многом и волонтеры, и некоммерческий сектор сыграли свою роль в изменении социальной и медицинской системы в сторону ее гуманизации, открытости, прозрачности. Это вряд ли возможно измерить в деньгах, но если сравнить эту отрасль 10 лет назад и сегодня – разница огромная.

Федеральная власть, безусловно, создала отличный механизм – Фонд президентских грантов. Правда, он тоже не безразмерен. Но власть так или иначе занимается развитием дорогого вида волонтерства – социального. Была учреждена федеральная программа по обмену опытом «Норма жизни».

Москва в этом плане представляет совершенно уникальный опыт. Прямо перед пандемией все стационарные учреждения социальной защиты Москвы – детские, для пожилых людей, психоневрологические интернаты (ПНИ) – начали системно развивать волонтерство через сотрудничество с НКО, и во всех учреждениях волонтеры уже принимали ощутимое участие и влияние. Аналогов данной программе в России не было. Но с наступлением пандемии все учреждения закрылись для посещения волонтерами.

О других регионах я могу судить выборочно: есть регионы, с которыми добровольческое движение «Даниловцы», которое я представляю, сотрудничает. Картина развития волонтерских проектов зависит исключительно от позиции региональных властей. Причем невозможно объяснить, от чего сама такая позиция зависит.

Поддержка волонтеров – это не только предоставление средств и помещений, это рабочие места для деятельности волонтеров, число которых существенно сократилось в пандемию. Зачастую люди просто не могут реализовать свой интерес к участию в помощи другим, и, в конце концов, человек может «перегореть». Рабочие места же дает открытость социальных и медицинских учреждений. В Москве они открыты с разными оговорками уже полгода. Но есть регионы, где содержащиеся в таких учреждениях люди закрыты 18 месяцев. И попасть даже сегодня к ним не могут ни волонтеры, ни кто-либо другой, кроме работающих там специалистов.

С этого года Фонд президентских грантов решил историю поддержки благотворительности в регионах переломить. До этого грантовая поддержка волонтерства в регионах отличалась: в каком-то могли и десятки миллионов выделить на грантовый конкурс, а где-то могли выделить едва ли не сотню тысяч рублей, что, конечно, просто смешно. Фонд президентских грантов решил унифицировать это, и в регионах теперь открываются региональные конкурсы под эгидой Фонда. Происходит все прямо сейчас, поэтому пока результаты такой работы еще не видны, но данная инициатива, безусловно, необходима: это помимо всего прочего еще и унификация правил, подходов. Это еще и обязательность проведения конкурсов, потому что в некоторых регионах даже минимальные конкурсы по грантам на волонтерство порой не проводили.

Можно предположить, что и этой программы региональному волонтерству будет не хватать, но все же это положительная тенденция.  

Комментировать (5)
Загрузить ещё
Каковы перспективы российско-китайского сотрудничества в Арктике?
57%
43%
Алексей Фадеев
Алексей Фадеев
Эксперт по арктической зоне
Китайская экспансия сможет дополнить существующие возможности России.
читать полностью
Алексей Фадеев
Алексей Фадеев
Эксперт по арктической зоне

Китай действует стратегически, развитие китайского государства ориентировано на весьма долгосрочную перспективу. Доказательством этому служит принятие в ближайшее время 200-летней стратегии развития. Таким образом, эта страна смотрит вперед на несколько столетий.

Сформировавшись в последнее время как супердержава, Китай стремится присутствовать во многих уголках земного шара, и Арктика не является исключением. На текущий момент Китай себя позиционирует как около-арктическое государство (Near-Arctic State), что закреплено в официальных документах. В этих же документах есть и положения об интересах Китая в Арктике. Прежде всего, это изменение климата, экологические исследования, энергетическая и продовольственная безопасность.

Что касается экологических исследований, то для данного государства их проведение весьма актуально, поскольку изменение климата в Арктике влияет на климат отдельных регионов Китая, поэтому страна, которая является одним из лидеров по выбросам вредных веществ, не может не задумываться об этом. И таким косвенным путем Китай пытается улучшить ситуацию с защитой окружающей среды в своей стране.

Что касается энергетической безопасности, то известно, что Арктика таит в себе до 25% всех запасов углеводородов на планете. Но помимо нефти и газа в недрах Арктики очень много редкоземельных металлов, которые используются для производства смартфонов, оборудования ветроэнергетики и других альтернативных источников энергии. Поэтому Китай прямо заинтересован в разработке подобных ресурсов. Принимая во внимание дефицит подобных редкоземельных металлов на собственной территории, Китай предпринимает экспансию в контексте международного сотрудничества с рядом государств, находящихся в Арктике. Например, со штатом Аляска.

Так, согласно данным за 2017 год, Китай является крупнейшим торговым партнером Аляски. Ежегодно Аляска экспортирует в Китай товары на 1,3 млрд долларов, главным образом морепродукты и природные ресурсы, и услуги на 135 млн долларов. В 2018 году на Китай приходился 21% от общего объема экспорта товаров Аляски.

Не так давно, Китай активно вел диалог с Гренландией в вопросах создания авиационной инфраструктуры, предлагая построить там аэропорты в обмен на потенциальное право участия в разработке ресурсов. Гренландия имеет огромную территорию - более 2 млн км², на которую приходится всего лишь 56 тысяч жителей. Это отличная ресурсная база для разработки месторождений редкоземельных металлов: урана, церия, иттрия, лантана и неодима. Потребность в этих металлах растет — без них невозможно производство смартфонов, ветряных турбин и электромобилей.

В 2021 г. Китай вел переговоры с Финляндией о приобретении или аренды одного из аэропортов, не имеющего постоянного трафика и закрепленного за авиаторами-любителями, но получил отказ по причинам безопасности.

Для Российской Федерации, безусловно, Китай является одним из важнейших стратегических партнеров, с которым налажены традиционно хорошие отношения, а наше сотрудничество может ускорить процесс освоения арктической зоны в целом.

На текущий момент товары и услуги, которые предлагает Китай, уже используются в освоении Арктики. Так, китайские буровые установки сегодня работают на арктическом шельфе России. При этом Китай предлагает конкурентоспособные и не уступающие по качеству западным товары.

В силу введенных секторальных ограничений против России, макроэкономическая ситуация сегодня благоволит Китаю. Российские энергетические компании были вынуждены переориентировать свои поставки с Запада на Восток. И, если раньше китайские товары стояли под «вторым» или «третьим» номером в очереди на закупку, то сегодня они все чаще занимает лидирующие позиции. Текущая макроэкономическая ситуация играет им на руку.

В первом квартале 2021 года Китай прирастил ВВП на 18%. У них есть свободные деньги для инвестиций. И в прошлом году, когда случилась пандемия, и многие страны остались в минусе, Китай вывел экономику в плюс на 2%. Страна обладает широкими возможностями для инвестиций.

Я убежден, что международное сотрудничество может стать эффективным инструментом для экономического развития России. Важно, чтобы такое сотрудничество было направлено в пользу РФ.

Есть яркий пример Норвегии, которая за 40 лет сумела встать в один ряд с мировыми лидерами, благодаря как раз международному сотрудничеству. Осуществив допуск иностранных компаний на шельф, Норвегия посредством грамотной государственной политики обязывала работать иностранные компании в интересах самой Норвегии. И если мы сможем использовать огромный потенциал Китая в своих интересах, мы получим существенную выгоду от такого партнера. Принимая во внимания, что у нас достаточно хорошие отношения с ним исторически.

Китай сотрудничает с Аляской, где самый большой город насчитывает 200 тысяч жителей. В нашем Мурманске живет 300 тысяч человек, то есть на 100 тысяч больше. Плюс следует учесть накопленную инфраструктуру еще с советских времен, кадровый потенциал, огромные предприятия, производственные возможности которых можно использовать не только для нужд оборонно-промышленного комплекса, но и нефтегазового. И если китайская, в хорошем смысле слова, экспансия дополнит существующие возможности России, мы тем самым только ускорим процесс освоения Арктики.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Владимир Климанов
Владимир Климанов
Экономист
Китай нам союзник, но основания бояться китайской экспансии, безусловно, есть.
читать полностью
Владимир Климанов
Владимир Климанов
Экономист

Когда около пяти лет назад в Китае была принята арктическая концепция, ее мало кто заметил и расценил всерьез. Тем не менее, эта концепция очень четко структурировала те идеи, которые Китай выражает по отношению к арктическому региону. Буквально первая фраза этой стратегии говорит о том, что Китай является околоарктической страной, хотя мы знаем, что он удален от арктической зоны, и есть другие прямые интересанты в развитии региона - это 8 стран, входящие в Арктический совет.

Интерес Китая к Арктике не выглядит очевидным, поэтому даже его ледокольный флот вызывает вопросы.

Мы уже не заметили, как Китай вошел на Шпицберген, пользуясь договором 1920-х годов. Россия, руководствуясь этим же соглашением, производит добычу угля и ведет иную хозяйственную деятельность на норвежском Шпицбергене, но монополии у нас нет.

Однако же понятно и то, что без сотрудничества с нашей страной, какие-то шаги по внедрению в Арктику Китаю совершить вряд ли удастся. Поскольку без участия России, которая контролирует Северный морской путь, дальнейшие действия внутри региона будь то транзит, связанный с перевозками грузов, будь то исследовательские или хозяйственные миссии, будут просто невозможны.

Китай вынужден будет искать взаимодействия с нашей страной. Нужно быть готовым к тому, чтобы это осуществлялось в полном соответствии с международным правом. В этом смысле не всегда встречается полное взаимопонимание между нашими странами, потому что российские предложения по признанию части Северного Ледовитого океана шельфовой зоной или статуса Северного морского пути, имеют нюансы трактовки в нашем российском и в международном законодательствах. Пока эти спорные моменты не найдут общепризнанного понимания, диалог будет затруднен.

Китай делает прямые предложения инвестиционного участия китайских компаний в реализации ряда проектов на территории российской арктической зоны. Мы видели его предложения, связанные с развитием железнодорожного выхода к Северному Ледовитому океану в европейской части страны. Проектов много, и пока окончательного решения с нашей стороны не существует, но предложения китайцев были высказаны прямо.

Нам нужно иметь более внятную политику, говорящую о наших последовательных действиях в арктической зоне в рамках именно международного сотрудничества. Пока у нас есть расхождения юридического порядка, а также определенного рода претензии, которые предъявляют западные партнеры по отдельным вопросам экологии, обороноспособности и т.д. Поиск решений в этой области крайне необходим.

В связи с этим председательство России в Арктическом совете в этом году позволит снять острые проблемы. Дальше должна начаться тонкая и долгая настройка новых отношений. Тем более что позиция по отношению к Арктике активно меняется и внутри нашей страны: в 2020 году целый ряд стратегических документов о планировании развития Арктической зоны был принят в России. Вышел отдельный федеральный закон о предпринимательской деятельности. Российское понимание развития Арктики активно закрепляется, но этот процесс пока еще не завершен.

Основания бояться китайской экспансии, безусловно, тоже есть. Это касается и Дальнего Востока, и других регионов, и, конечно, Арктики. Наша страна находится на этапе демографического сжатия, а в Китае очевидная перенаселенность. Но и переоценивать масштабы опасности экспансии Китая не стоит.

Да, развитие Китая идет более бурно экономически, чем наше, и он будет занимать все больше места на глобальной карте мирового хозяйства в будущем. Вероятно, что в XXI веке вообще произойдет сдвиг центра экономической силы с Северной Атлантики в северную часть Тихого океана, и роль Китая в целом будет увеличиваться. Но процесс этот естественный и объективный. Поэтому к угрозе «китайской колонизации 5.0» следует отнестись с определенной долей разумного понимания. Нельзя сказать, что уже завтра произойдет что-то подобное. Не первое десятилетие мы слышим о китайской экспансии на Дальний Восток, но, тем не менее, фактов, подтверждающих эту экспансию, пока нет.

Комментировать (0)
Закрыть Наверх
Загрузить ещё