Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Дебаты
Яна Лантратова
Яна Лантратова
Общественный деятель
Волонтерство - недооцененный экономический ресурс регионального развития.
читать полностью
Яна Лантратова
Общественный деятель

Безусловно, волонтерство имеет экономический эффект. Но пока, к сожалению, еще нет методов, которые позволяют максимально точно оценить вклад волонтеров в экономику региона. Сейчас вклад волонтера оценивается на основании рыночной стоимости аналогичного оплачиваемого труда. Но этот метод очень грубый, поскольку не учитывает все работы, которые выполняет волонтер. Также не принимается во внимание количество часов волонтерской работы, число занятых человек и много других факторов. Не учитывается и помощь волонтеров в перевозке людей личным транспортом при чрезвычайных происшествиях и пр.

Тем не менее, используя открытые источники, можно сказать, что в регионах, где случались ЧП, только за последние 2 года вклад волонтерского движения в ВВП страны составил более 5 млрд рублей.

Волонтеры помогают не только конкретным людям, но и бизнесу, особенно малому. Например, когда фермеры не могут вовремя доставить свою продукцию на рынок из-за каких-то сложностей (нет техники, людей и пр.), на помощь им часто приходят волонтеры. Для реализации этой задачи – системной поддержки фермерства - Министерством сельского хозяйства создано специальное волонтерское движение «Земляне». Пока сельское волонтерство рассматривается в основном в качестве своего рода экологического туризма. Однако сегодня уже можно констатировать, что в том числе благодаря помощи волонтеров в ряде регионов удалось сохранить малый сельский бизнес.

Возможно, в скором будущем и региональные власти, и бизнес будут воспринимать волонтерское движение в качестве надежного помощника в преодолении последствий чрезвычайных ситуаций, а не как бесплатную рабочую силу. Представители волонтерского движения смогут брать на себя ответственность за решение каких-то определенных хозяйственных задач – например, организации торговых сетей, распространяющих экологически безопасную продукцию, внедрение технологий защиты окружающей среды и т.п. Но, к сожалению, пока региональная власть не всегда видит в волонтерах надежного союзника, готового прийти ей на помощь в любых условиях. И поэтому она относится к этому движению исключительно как к гуманитарной инициативе.

Отмечу, что в течение нескольких последних лет ситуация стала меняться, и многие регионы и главы регионов начали рассматривать волонтеров как фактор экономической стабилизации в регионе, пострадавшем от стихийного бедствия. Большую роль в этом отношении сыграла публичная поддержка волонтерства федеральной властью и в том числе лично президентом страны. Но уже сейчас можно быть уверенным, что волонтерство будет играть все большую роль в хозяйственном развитии страны, учитывая, что климатические изменения и так или иначе связанные с ними природные аномалии потребуют определенной мобилизации общественных сил для преодоления всех неприятных последствий этих явлений. И было бы правильно, если бы такая мобилизация происходила именно на добровольных основаниях.

Юрий Белановский
Юрий Белановский
Общественный деятель
Ценность волонтерства сегодня - в воспитании гражданственности.
читать полностью
Юрий Белановский
Общественный деятель

На мой взгляд, экономический эффект волонтерства будет обретен, когда оно станет массовым, повсеместным, и когда стоимость труда по организации волонтерства станет незначительной на фоне запущенных и отработанных механизмов. На том уровне, который в сфере волонтерства существует сегодня, мне представляется экономическая выгода косвенной, потому что за это все равно кто-то платит.

Себестоимость труда или продукта волонтерства не так мала.

Один из самых дорогих видов волонтерства – это волонтерство социальное, когда люди помогают людям, когда требуется подготовка и хорошая организация труда волонтеров. Мы попытались высчитать себестоимость нашей деятельности, и оказалось, что стоимость условного человеко-часа соизмерима со стоимостью найма аниматора. Понятно, что для конкретной больницы, куда приходят волонтеры, это имеет экономический эффект, но если смотреть шире, например, на весь город или регион, то кто-то же все-таки за это платит. И платят, в немалой степени, сами волонтеры. Они оплачивают часто свой проезд, расходные материалы, свое питание и т.д.

Самое дорогое в волонтерстве в целом – это менеджмент. Эти люди не могут быть легко заменимы: менеджмент должен быть устойчив, а это означает выплату зарплат, пусть даже по расценкам НКО.

Я считаю, что основная ценность волонтеров сегодня в России заключена в воспитании, причем, в категории воспитания гражданственности. Когда человек может не просто ощутить, что от него что-то зависит, но и увидеть, принять участие в чем-то значимом, помочь другим людям. Это высокие задачи, связанные с ответственностью граждан за свою жизнь, за свою страну, за жизнь окружающих. Поэтому КПД волонтерства я бы оценивал по этому параметру.

Если оценивать результативность волонтерства вообще, то во многом и волонтеры, и некоммерческий сектор сыграли свою роль в изменении социальной и медицинской системы в сторону ее гуманизации, открытости, прозрачности. Это вряд ли возможно измерить в деньгах, но если сравнить эту отрасль 10 лет назад и сегодня – разница огромная.

Федеральная власть, безусловно, создала отличный механизм – Фонд президентских грантов. Правда, он тоже не безразмерен. Но власть так или иначе занимается развитием дорогого вида волонтерства – социального. Была учреждена федеральная программа по обмену опытом «Норма жизни».

Москва в этом плане представляет совершенно уникальный опыт. Прямо перед пандемией все стационарные учреждения социальной защиты Москвы – детские, для пожилых людей, психоневрологические интернаты (ПНИ) – начали системно развивать волонтерство через сотрудничество с НКО, и во всех учреждениях волонтеры уже принимали ощутимое участие и влияние. Аналогов данной программе в России не было. Но с наступлением пандемии все учреждения закрылись для посещения волонтерами.

О других регионах я могу судить выборочно: есть регионы, с которыми добровольческое движение «Даниловцы», которое я представляю, сотрудничает. Картина развития волонтерских проектов зависит исключительно от позиции региональных властей. Причем невозможно объяснить, от чего сама такая позиция зависит.

Поддержка волонтеров – это не только предоставление средств и помещений, это рабочие места для деятельности волонтеров, число которых существенно сократилось в пандемию. Зачастую люди просто не могут реализовать свой интерес к участию в помощи другим, и, в конце концов, человек может «перегореть». Рабочие места же дает открытость социальных и медицинских учреждений. В Москве они открыты с разными оговорками уже полгода. Но есть регионы, где содержащиеся в таких учреждениях люди закрыты 18 месяцев. И попасть даже сегодня к ним не могут ни волонтеры, ни кто-либо другой, кроме работающих там специалистов.

С этого года Фонд президентских грантов решил историю поддержки благотворительности в регионах переломить. До этого грантовая поддержка волонтерства в регионах отличалась: в каком-то могли и десятки миллионов выделить на грантовый конкурс, а где-то могли выделить едва ли не сотню тысяч рублей, что, конечно, просто смешно. Фонд президентских грантов решил унифицировать это, и в регионах теперь открываются региональные конкурсы под эгидой Фонда. Происходит все прямо сейчас, поэтому пока результаты такой работы еще не видны, но данная инициатива, безусловно, необходима: это помимо всего прочего еще и унификация правил, подходов. Это еще и обязательность проведения конкурсов, потому что в некоторых регионах даже минимальные конкурсы по грантам на волонтерство порой не проводили.

Можно предположить, что и этой программы региональному волонтерству будет не хватать, но все же это положительная тенденция.  

Имеет ли волонтерство в России преимущественно экономический или же воспитательный эффект?
54%
46%
Яна Лантратова
Яна Лантратова
Общественный деятель
Волонтерство - недооцененный экономический ресурс регионального развития.
читать полностью
Яна Лантратова
Яна Лантратова
Общественный деятель

Безусловно, волонтерство имеет экономический эффект. Но пока, к сожалению, еще нет методов, которые позволяют максимально точно оценить вклад волонтеров в экономику региона. Сейчас вклад волонтера оценивается на основании рыночной стоимости аналогичного оплачиваемого труда. Но этот метод очень грубый, поскольку не учитывает все работы, которые выполняет волонтер. Также не принимается во внимание количество часов волонтерской работы, число занятых человек и много других факторов. Не учитывается и помощь волонтеров в перевозке людей личным транспортом при чрезвычайных происшествиях и пр.

Тем не менее, используя открытые источники, можно сказать, что в регионах, где случались ЧП, только за последние 2 года вклад волонтерского движения в ВВП страны составил более 5 млрд рублей.

Волонтеры помогают не только конкретным людям, но и бизнесу, особенно малому. Например, когда фермеры не могут вовремя доставить свою продукцию на рынок из-за каких-то сложностей (нет техники, людей и пр.), на помощь им часто приходят волонтеры. Для реализации этой задачи – системной поддержки фермерства - Министерством сельского хозяйства создано специальное волонтерское движение «Земляне». Пока сельское волонтерство рассматривается в основном в качестве своего рода экологического туризма. Однако сегодня уже можно констатировать, что в том числе благодаря помощи волонтеров в ряде регионов удалось сохранить малый сельский бизнес.

Возможно, в скором будущем и региональные власти, и бизнес будут воспринимать волонтерское движение в качестве надежного помощника в преодолении последствий чрезвычайных ситуаций, а не как бесплатную рабочую силу. Представители волонтерского движения смогут брать на себя ответственность за решение каких-то определенных хозяйственных задач – например, организации торговых сетей, распространяющих экологически безопасную продукцию, внедрение технологий защиты окружающей среды и т.п. Но, к сожалению, пока региональная власть не всегда видит в волонтерах надежного союзника, готового прийти ей на помощь в любых условиях. И поэтому она относится к этому движению исключительно как к гуманитарной инициативе.

Отмечу, что в течение нескольких последних лет ситуация стала меняться, и многие регионы и главы регионов начали рассматривать волонтеров как фактор экономической стабилизации в регионе, пострадавшем от стихийного бедствия. Большую роль в этом отношении сыграла публичная поддержка волонтерства федеральной властью и в том числе лично президентом страны. Но уже сейчас можно быть уверенным, что волонтерство будет играть все большую роль в хозяйственном развитии страны, учитывая, что климатические изменения и так или иначе связанные с ними природные аномалии потребуют определенной мобилизации общественных сил для преодоления всех неприятных последствий этих явлений. И было бы правильно, если бы такая мобилизация происходила именно на добровольных основаниях.

Закрыть Наверх
Юрий Белановский
Юрий Белановский
Общественный деятель
Ценность волонтерства сегодня - в воспитании гражданственности.
читать полностью
Юрий Белановский
Юрий Белановский
Общественный деятель

На мой взгляд, экономический эффект волонтерства будет обретен, когда оно станет массовым, повсеместным, и когда стоимость труда по организации волонтерства станет незначительной на фоне запущенных и отработанных механизмов. На том уровне, который в сфере волонтерства существует сегодня, мне представляется экономическая выгода косвенной, потому что за это все равно кто-то платит.

Себестоимость труда или продукта волонтерства не так мала.

Один из самых дорогих видов волонтерства – это волонтерство социальное, когда люди помогают людям, когда требуется подготовка и хорошая организация труда волонтеров. Мы попытались высчитать себестоимость нашей деятельности, и оказалось, что стоимость условного человеко-часа соизмерима со стоимостью найма аниматора. Понятно, что для конкретной больницы, куда приходят волонтеры, это имеет экономический эффект, но если смотреть шире, например, на весь город или регион, то кто-то же все-таки за это платит. И платят, в немалой степени, сами волонтеры. Они оплачивают часто свой проезд, расходные материалы, свое питание и т.д.

Самое дорогое в волонтерстве в целом – это менеджмент. Эти люди не могут быть легко заменимы: менеджмент должен быть устойчив, а это означает выплату зарплат, пусть даже по расценкам НКО.

Я считаю, что основная ценность волонтеров сегодня в России заключена в воспитании, причем, в категории воспитания гражданственности. Когда человек может не просто ощутить, что от него что-то зависит, но и увидеть, принять участие в чем-то значимом, помочь другим людям. Это высокие задачи, связанные с ответственностью граждан за свою жизнь, за свою страну, за жизнь окружающих. Поэтому КПД волонтерства я бы оценивал по этому параметру.

Если оценивать результативность волонтерства вообще, то во многом и волонтеры, и некоммерческий сектор сыграли свою роль в изменении социальной и медицинской системы в сторону ее гуманизации, открытости, прозрачности. Это вряд ли возможно измерить в деньгах, но если сравнить эту отрасль 10 лет назад и сегодня – разница огромная.

Федеральная власть, безусловно, создала отличный механизм – Фонд президентских грантов. Правда, он тоже не безразмерен. Но власть так или иначе занимается развитием дорогого вида волонтерства – социального. Была учреждена федеральная программа по обмену опытом «Норма жизни».

Москва в этом плане представляет совершенно уникальный опыт. Прямо перед пандемией все стационарные учреждения социальной защиты Москвы – детские, для пожилых людей, психоневрологические интернаты (ПНИ) – начали системно развивать волонтерство через сотрудничество с НКО, и во всех учреждениях волонтеры уже принимали ощутимое участие и влияние. Аналогов данной программе в России не было. Но с наступлением пандемии все учреждения закрылись для посещения волонтерами.

О других регионах я могу судить выборочно: есть регионы, с которыми добровольческое движение «Даниловцы», которое я представляю, сотрудничает. Картина развития волонтерских проектов зависит исключительно от позиции региональных властей. Причем невозможно объяснить, от чего сама такая позиция зависит.

Поддержка волонтеров – это не только предоставление средств и помещений, это рабочие места для деятельности волонтеров, число которых существенно сократилось в пандемию. Зачастую люди просто не могут реализовать свой интерес к участию в помощи другим, и, в конце концов, человек может «перегореть». Рабочие места же дает открытость социальных и медицинских учреждений. В Москве они открыты с разными оговорками уже полгода. Но есть регионы, где содержащиеся в таких учреждениях люди закрыты 18 месяцев. И попасть даже сегодня к ним не могут ни волонтеры, ни кто-либо другой, кроме работающих там специалистов.

С этого года Фонд президентских грантов решил историю поддержки благотворительности в регионах переломить. До этого грантовая поддержка волонтерства в регионах отличалась: в каком-то могли и десятки миллионов выделить на грантовый конкурс, а где-то могли выделить едва ли не сотню тысяч рублей, что, конечно, просто смешно. Фонд президентских грантов решил унифицировать это, и в регионах теперь открываются региональные конкурсы под эгидой Фонда. Происходит все прямо сейчас, поэтому пока результаты такой работы еще не видны, но данная инициатива, безусловно, необходима: это помимо всего прочего еще и унификация правил, подходов. Это еще и обязательность проведения конкурсов, потому что в некоторых регионах даже минимальные конкурсы по грантам на волонтерство порой не проводили.

Можно предположить, что и этой программы региональному волонтерству будет не хватать, но все же это положительная тенденция.  

Закрыть Наверх
5 комментариев
  • Амина
    Амина
    Какие изменения волонтеры принесли в медицинский сектор? Только, пожалуй, донорство и доставка лекарств для пенсионеров. За 10 лет медицина в России конечно же выросла, но не за счет волонтерства точно…
  • Анатолий Гуцуляк
    Анатолий Гуцуляк
    Воспитание духовности конечно хорошо. Также хорошо и воспитание гражданственности. Но на этом далеко в современном мире не уедешь. Волонтеры, к сожалению, иногда требуют платы за свои труды, ну или других материальных благ.
  • Илья
    Илья
    Согласен что сложно подсчитать экономический эффект от волонтерской деятельности, но еще более сложно подсчитать эффект от психологической поддержки, которую оказывают волонтеры, успокаивая и проводя беседы с людьми, попавшими с сложные ситуации. И речь идет не только про регионы с ЧП, а в целом по стране.
  • Роман Арефьев
    Роман Арефьев
    Очевидно, что волонтёрство - это один из самых гибких инструментов, который можно использовать для поддержки разных отраслей "здесь и сейчас". Поэтому ценность как экономического ресурса неоспорима, но в духовном плане да - воспитание гражданского общества присутствует. Но когда это у нас в стране духовность была приоритетнее экономики?
  • Елена
    Елена