Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: Изменится ли британская политика с уходом Бориса Джонсона?

Алексей Громыко
Алексей Громыко
Политолог
Возможно, Лондон займёт компромиссную позицию в переговорах с ЕС и станет проводить конъюнктурную политику в отношении Украины.
читать полностью
Алексей Громыко
Политолог

Политическое мировоззрение Бориса Джонсона было неразрывно связано с судьбой евроскептицизма и эпопеей вокруг Брекзита. В этом смысле Джонсон уже вошёл в историю как премьер-министр, который вывел свою страну из Евросоюза (точно так же, как Эдвард Хит вошёл в историю как премьер, при котором Британия присоединилась к ЕЭС). Причём вывел страну, глубоко разделённую по этому вопросу.

Поэтому в кругах британских еврооптимистов, то есть среди половины населения, Джонсон изначально был "токсичной" фигурой.

Но во внешней политике он претендовал на много большее, чем Брекзит - на формирование новой геополитической идентичности страны вне ЕС на основе идеи "глобальной Британии". Специалисты в будущем пусть рассудят, но на сегодня трудно утверждать, что Джонсон добился здесь явных успехов кроме конвульсивных попыток вернуться к этнополитике и ретроградным представлениям об "англосфере" и яростной антироссийской политике.

На смену Джонсону однозначно придёт кто-то из его же Консервативной партии (вероятность внеурочных парламентских выборов с победой лейбористов сейчас низка). Поэтому речь может идти о таких уже известных фигурах-тори, как Лиз Трасс, Бен Уоллес, Риши Сунак или кто-то ещё. Но однозначно, что кто бы ни стал следующим премьер-министром, философию Брекзита никто пересматривать не будет. Пути назад в ЕС у Британии в обозримой исторической перспективе нет.

Однако вполне возможно, что Лондон займёт более компромиссную в переговорах с ЕС позицию, например, по поводу "североирландского протокола", который Джонсон собирался пересматривать, вызывая в ЕС очередную волну сильного раздражения.

В отношении России и украинского кризиса по большому счёту изменений ждать не приходится, тем более в случае победы Трасс или Уоллеса, не меньших "ястребов", чем Джонсон. Но британская внешняя политика всегда в истории была достаточно конъюнктурной и ревизионистской. Поэтому если или когда Британии станет невыгодно поддерживать киевский режим или когда станут изменяться подходы к Украине в США, Лондон без тяжёлого сердца пересмотрит и своё поведение на более прагматичное.

Константой останется претензия Британии на роль самого воинственного члена НАТО и одного из самых активных генераторов антироссийских санкций.

Константин Калачев
Константин Калачев
Политтехнолог
В отношении России британская политика не изменится.
читать полностью
Константин Калачев
Политтехнолог

Отставка Джонсона ничего не меняет в политике Великобритании в отношении России. Сегодняшняя позиция в отношениях наших стран — это не только личная инициатива Джонсона, поэтому жёсткость Великобритании и с новым премьером, я думаю, сохранится. Потому что поддержка Украины - это не политика Джонсона, это политика, отражающая запросы значительной части британского общества.

В Британии отношение к специальной военной операции России на Украине однозначно негативное: британцы как никто симпатизируют украинцам, поддерживают их. Это курс правящего класса Британии, курс британских элит. Это позиция консервативной партии Великобритании.

В конце концов, Джонсона критикуют не по поводу отношений с Россией, а из-за имиджевых проблем: его обвиняют в моральной нечистоплотности, лжи, ошибках в кадровой политике. Те скандалы, которые привели к его отставке, выглядели совершенно иначе: ну подумаешь, кто-то из видных британских консерваторов напился, приставал к двум мужчинам в клубе Консервативной партии, а потом этот человек работал у Джонсона.

У нас бы посмеялись, наш Владимир Жириновский и не такое вытворял.

Самое главное, что наиболее вероятные преемники Джонсона, глава Минобороны Бен Уоллес или глава Форин офис Лиз Трасс, занимают тоже радикальную позицию, то есть, в нашем понимании, они «ястребы» в отношении России.

Джонсон подчеркнул разговоре с президентом Украины Владиимиром Зеленским, что его уход не означает в смены внешней политики Великобритании. Даже если вернут Терезу Мэй, это абсолютно не изменит политику. Поэтому активная позиция Британии в украинском кризисе, безусловно, сохранится — по этой теме у британской консервативной элиты консенсус.

Мы часто экстраполируем собственное представление о персонификации политики на британскую. У нас она персонифирована, а у нас не институт играет основную роль, а отдельные личности; между тем, правящая консервативная партия Великобритании своег курса не изменит.

Что касается возможности победы лейбористов на Всеобщих выборах, так и нынешнего их лидера я бы тоже не назвал миротворцем. Предыдущий лидер Джереми Корбин был левым, пацифистом, и т. д. В России на него возлагались большие надежды. Но с 2020 года у Лейбористской партии другой лидер.  И если мы надеемся на какие-то перемены, и даже если осуществится вариант, что в конце концов консерваторы проиграют, я полагаю, что всё-таки обольщаться не стоит.

Всемирная помощь и поддержка Украине в полном объеме продолжит оказываться, поскольку такова установка всего парламента, а не одного Бориса Джонсона. В британской политике длинная скамейка запасных и, конечно, не надо беспокоиться о будущем страны и перемене курса.

Даже если лейбористы заменят консерваторов, всё останется по-прежнему, смены курса не будет.

Изменится ли британская политика с уходом Бориса Джонсона?
29%
71%
Алексей Громыко
Алексей Громыко
Политолог
Возможно, Лондон займёт компромиссную позицию в переговорах с ЕС и станет проводить конъюнктурную политику в отношении Украины.
читать полностью
Алексей Громыко
Алексей Громыко
Политолог

Политическое мировоззрение Бориса Джонсона было неразрывно связано с судьбой евроскептицизма и эпопеей вокруг Брекзита. В этом смысле Джонсон уже вошёл в историю как премьер-министр, который вывел свою страну из Евросоюза (точно так же, как Эдвард Хит вошёл в историю как премьер, при котором Британия присоединилась к ЕЭС). Причём вывел страну, глубоко разделённую по этому вопросу.

Поэтому в кругах британских еврооптимистов, то есть среди половины населения, Джонсон изначально был "токсичной" фигурой.

Но во внешней политике он претендовал на много большее, чем Брекзит - на формирование новой геополитической идентичности страны вне ЕС на основе идеи "глобальной Британии". Специалисты в будущем пусть рассудят, но на сегодня трудно утверждать, что Джонсон добился здесь явных успехов кроме конвульсивных попыток вернуться к этнополитике и ретроградным представлениям об "англосфере" и яростной антироссийской политике.

На смену Джонсону однозначно придёт кто-то из его же Консервативной партии (вероятность внеурочных парламентских выборов с победой лейбористов сейчас низка). Поэтому речь может идти о таких уже известных фигурах-тори, как Лиз Трасс, Бен Уоллес, Риши Сунак или кто-то ещё. Но однозначно, что кто бы ни стал следующим премьер-министром, философию Брекзита никто пересматривать не будет. Пути назад в ЕС у Британии в обозримой исторической перспективе нет.

Однако вполне возможно, что Лондон займёт более компромиссную в переговорах с ЕС позицию, например, по поводу "североирландского протокола", который Джонсон собирался пересматривать, вызывая в ЕС очередную волну сильного раздражения.

В отношении России и украинского кризиса по большому счёту изменений ждать не приходится, тем более в случае победы Трасс или Уоллеса, не меньших "ястребов", чем Джонсон. Но британская внешняя политика всегда в истории была достаточно конъюнктурной и ревизионистской. Поэтому если или когда Британии станет невыгодно поддерживать киевский режим или когда станут изменяться подходы к Украине в США, Лондон без тяжёлого сердца пересмотрит и своё поведение на более прагматичное.

Константой останется претензия Британии на роль самого воинственного члена НАТО и одного из самых активных генераторов антироссийских санкций.

Закрыть Наверх
Константин Калачев
Константин Калачев
Политтехнолог
В отношении России британская политика не изменится.
читать полностью
Константин Калачев
Константин Калачев
Политтехнолог

Отставка Джонсона ничего не меняет в политике Великобритании в отношении России. Сегодняшняя позиция в отношениях наших стран — это не только личная инициатива Джонсона, поэтому жёсткость Великобритании и с новым премьером, я думаю, сохранится. Потому что поддержка Украины - это не политика Джонсона, это политика, отражающая запросы значительной части британского общества.

В Британии отношение к специальной военной операции России на Украине однозначно негативное: британцы как никто симпатизируют украинцам, поддерживают их. Это курс правящего класса Британии, курс британских элит. Это позиция консервативной партии Великобритании.

В конце концов, Джонсона критикуют не по поводу отношений с Россией, а из-за имиджевых проблем: его обвиняют в моральной нечистоплотности, лжи, ошибках в кадровой политике. Те скандалы, которые привели к его отставке, выглядели совершенно иначе: ну подумаешь, кто-то из видных британских консерваторов напился, приставал к двум мужчинам в клубе Консервативной партии, а потом этот человек работал у Джонсона.

У нас бы посмеялись, наш Владимир Жириновский и не такое вытворял.

Самое главное, что наиболее вероятные преемники Джонсона, глава Минобороны Бен Уоллес или глава Форин офис Лиз Трасс, занимают тоже радикальную позицию, то есть, в нашем понимании, они «ястребы» в отношении России.

Джонсон подчеркнул разговоре с президентом Украины Владиимиром Зеленским, что его уход не означает в смены внешней политики Великобритании. Даже если вернут Терезу Мэй, это абсолютно не изменит политику. Поэтому активная позиция Британии в украинском кризисе, безусловно, сохранится — по этой теме у британской консервативной элиты консенсус.

Мы часто экстраполируем собственное представление о персонификации политики на британскую. У нас она персонифирована, а у нас не институт играет основную роль, а отдельные личности; между тем, правящая консервативная партия Великобритании своег курса не изменит.

Что касается возможности победы лейбористов на Всеобщих выборах, так и нынешнего их лидера я бы тоже не назвал миротворцем. Предыдущий лидер Джереми Корбин был левым, пацифистом, и т. д. В России на него возлагались большие надежды. Но с 2020 года у Лейбористской партии другой лидер.  И если мы надеемся на какие-то перемены, и даже если осуществится вариант, что в конце концов консерваторы проиграют, я полагаю, что всё-таки обольщаться не стоит.

Всемирная помощь и поддержка Украине в полном объеме продолжит оказываться, поскольку такова установка всего парламента, а не одного Бориса Джонсона. В британской политике длинная скамейка запасных и, конечно, не надо беспокоиться о будущем страны и перемене курса.

Даже если лейбористы заменят консерваторов, всё останется по-прежнему, смены курса не будет.

Закрыть Наверх
1 комментариев
  • Владимир
    Владимир
    Уход Бориса ничего не меняет, он пытался плыть по течению, а вот приход нового п-а, может что то изменить, хотя и маловероятно.