Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Изменится ли внешняя политика Британии в случае ухода Бориса Джонсона?

Леонид Поляков
Леонид Поляков
Философ
Нет. Британцы всегда стремились сдерживать Россию и продолжат это делать.
читать полностью
Леонид Поляков
Философ

Конечно, Борис Джонсон фигура — незаурядная во всех смыслах, и то, что сейчас делает Великобритания в своей внешней политике, во многом завязано именно на этом персонаже. Но в целом внешняя политика формируется за счет функционирования всех основных политических и экономических институтов. Поэтому я думаю, что крайности, связанные с такой экстравагантной фигурой как Джонсон, могут быть исключены.

Но в принципе, если рассматривать, скажем, отношения России и Великобритании сквозь призму событий на Украине, я не думаю, что там произойдут серьезные изменения. Все-таки британцы традиционно (по известной формуле Достоевского «Англичанка гадит») стремились каким-то образом ограничивать возможности России.

Я думаю, что они будут продолжать это делать и в случае ухода Джонсона с этого поста.

Что касается политики в отношении Евросоюза, то известно, что Джонсон был сторонником Брекзита. Но у него были серьезные оппоненты, поэтому можно предполагать, что отношения с ЕС начнут каким-то образом меняться. Я не уверен, что Британия вообще настроена на то, чтобы возвращаться в состав Евросоюза. Но отношения Острова с Европой могут серьезно измениться, ведь именно Джонсон сделал очень многое, чтобы испортить отношения с европейцами.

А вот что касается отношений с Соединенными Штатами, AUKUS (трёхсторонний оборонный альянс, образованный Австралией, Великобританией и США), — того, что называется «Глобальная Британия», я думаю, что эта стратегия долгосрочная. Здесь Джонсон не является определяющей фигурой. Сама идея Великой Британии, которая решает вопросы во всех точках планеты, льстит любому британскому политику, и от нее вряд ли откажутся.

Поэтому во многом дело Джонсона сегодня — это, что называется, персональное партийное дело и не больше. С точки зрения стратегии, которую реализует Британия в своих международных отношениях, принципиально вряд ли что-нибудь изменится.

Алексей Макаркин
Алексей Макаркин
Политолог
Возможно. Поскольку Джонсон — символ поддержки Украины.
читать полностью
Алексей Макаркин
Политолог

Борис Джонсон — человек, который провел Брекзит и достаточно серьезно изменил Консервативную партию. При нем она стала партией Брекзита и выиграла на этом выборы 2019 года. После того, как консерваторы потеряли большинство на предыдущих выборах еще при Терезе Мэй, Джонсон им это большинство вернул.

Более того, Джонсон благодаря своей стратегии смог завоевать часть традиционно лейбористских северных графств Британии именно на волне Брекзита. Британские рабочие отказали в доверии лейбористам, которые заняли колеблющуюся позицию по выходу из ЕС, и выступали за то, чтобы не было конкуренции со стороны мигрантов, чтобы была поддержка, как у нас говорят, отечественного товаропроизводителя.

И это голосование помогло Джонсону расширить базу поддержки Консервативной партии. Таким образом, рабочие, немало членов или бывших членов профсоюзов, помогли победить аристократу и выпускнику Оксфорда, парадокс. И Джонсон в этом смысле важен для Британии.

Самая большая проблема премьера Джонсона — это то, что он не проявил общественной солидарности во время локдауна: тогда упали рейтинги из-за его «ковидных вечеринок», и произошло восстание части консерваторов-заднескамеечников, рядовых членов парламента. На них давят избиратели, которые разочарованы в Джонсоне. Он оказался в непростой ситуации. И теперь произошла попытка его свержения.

Но Британия - страна традиций, и участники этой операции неявно вспоминали 1990 год, когда удалось свергнуть Маргарет Тэтчер. Ее рейтинг пошел вниз после введения подушного налога, который вызвал сильную эмоциональную реакцию значительной части избирателей. Следующие выборы 1992 года консерваторы выиграли. Сейчас тоже часть партии сочла, что может избавиться от Джонсона и повысить свои шансы на следующих выборах.

Против Тэтчер публично выступила часть партийной элиты, а часть просто фактически отказала ей в поддержке, хотя и не афишировала это. Джонсон же серьезно перестроил консервативную элиту. Те, кто мог выступить против него, ушли. Те политики, которые занимают ведущие министерские посты, его поддержали. Джонсон удержался. Здесь свою роль сыграли несколько факторов: и консолидация партийного руководства, и то, что избиратели северных графств продолжают в целом сохранять ориентацию на консерваторов. Значимость его электорального результата 2019 года сохраняется, и значимость Джонсона остается. Он удерживает этого важного для консерваторов избирателя. Сможет ли его удержать его преемник — это определенный вопрос.

И, конечно, Украина.

Тэтчер была вынуждена уйти в отставку во время кризиса в Заливе, еще когда Саддам Хусейн контролировал Кувейт. Однако на стороне Хусейна никто из великих держав не выступал, Советский Союз отказал ему в поддержке, и было ясно, что Саддама «дожмут» при любом премьер-министре Великобритании.

Сегодня ситуация другая, куда более острая и серьезная. Видимо, это тоже стало одном из факторов того, что Джонсон сохранил пост премьер-министра. Но его однопартийцы сохранили возможность в следующем году снова поднять этот вопрос заключается в том, что будет происходить, если его рейтинги не будут увеличиваться, а, возможно, и будут уменьшаться. Тогда у них будет больше оснований для того, чтобы пытаться его свергнуть на ближних подступах к новой избирательной кампании.

Если бы даже сейчас Джонсона свергли, то внешняя политика Великобритании вряд ли бы изменилась, потому что все даже потенциальные альтернативы настроены примерно так же, как и Джонсон, так что сущностных изменений здесь бы не произошло. Было бы некое символическое изменение, так как Джонсон — символ поддержки Украины, особенно на фоне более осторожной позиции Германии и Франции.

Для Украины уход Джонсона была бы неприятная новость, но на практике вряд ли бы что-то всерьез изменилось.

Изменится ли внешняя политика Британии в случае ухода Бориса Джонсона?
52%
48%
Леонид Поляков
Леонид Поляков
Философ
Нет. Британцы всегда стремились сдерживать Россию и продолжат это делать.
читать полностью
Леонид Поляков
Леонид Поляков
Философ

Конечно, Борис Джонсон фигура — незаурядная во всех смыслах, и то, что сейчас делает Великобритания в своей внешней политике, во многом завязано именно на этом персонаже. Но в целом внешняя политика формируется за счет функционирования всех основных политических и экономических институтов. Поэтому я думаю, что крайности, связанные с такой экстравагантной фигурой как Джонсон, могут быть исключены.

Но в принципе, если рассматривать, скажем, отношения России и Великобритании сквозь призму событий на Украине, я не думаю, что там произойдут серьезные изменения. Все-таки британцы традиционно (по известной формуле Достоевского «Англичанка гадит») стремились каким-то образом ограничивать возможности России.

Я думаю, что они будут продолжать это делать и в случае ухода Джонсона с этого поста.

Что касается политики в отношении Евросоюза, то известно, что Джонсон был сторонником Брекзита. Но у него были серьезные оппоненты, поэтому можно предполагать, что отношения с ЕС начнут каким-то образом меняться. Я не уверен, что Британия вообще настроена на то, чтобы возвращаться в состав Евросоюза. Но отношения Острова с Европой могут серьезно измениться, ведь именно Джонсон сделал очень многое, чтобы испортить отношения с европейцами.

А вот что касается отношений с Соединенными Штатами, AUKUS (трёхсторонний оборонный альянс, образованный Австралией, Великобританией и США), — того, что называется «Глобальная Британия», я думаю, что эта стратегия долгосрочная. Здесь Джонсон не является определяющей фигурой. Сама идея Великой Британии, которая решает вопросы во всех точках планеты, льстит любому британскому политику, и от нее вряд ли откажутся.

Поэтому во многом дело Джонсона сегодня — это, что называется, персональное партийное дело и не больше. С точки зрения стратегии, которую реализует Британия в своих международных отношениях, принципиально вряд ли что-нибудь изменится.

Закрыть Наверх
Алексей Макаркин
Алексей Макаркин
Политолог
Возможно. Поскольку Джонсон — символ поддержки Украины.
читать полностью
Алексей Макаркин
Алексей Макаркин
Политолог

Борис Джонсон — человек, который провел Брекзит и достаточно серьезно изменил Консервативную партию. При нем она стала партией Брекзита и выиграла на этом выборы 2019 года. После того, как консерваторы потеряли большинство на предыдущих выборах еще при Терезе Мэй, Джонсон им это большинство вернул.

Более того, Джонсон благодаря своей стратегии смог завоевать часть традиционно лейбористских северных графств Британии именно на волне Брекзита. Британские рабочие отказали в доверии лейбористам, которые заняли колеблющуюся позицию по выходу из ЕС, и выступали за то, чтобы не было конкуренции со стороны мигрантов, чтобы была поддержка, как у нас говорят, отечественного товаропроизводителя.

И это голосование помогло Джонсону расширить базу поддержки Консервативной партии. Таким образом, рабочие, немало членов или бывших членов профсоюзов, помогли победить аристократу и выпускнику Оксфорда, парадокс. И Джонсон в этом смысле важен для Британии.

Самая большая проблема премьера Джонсона — это то, что он не проявил общественной солидарности во время локдауна: тогда упали рейтинги из-за его «ковидных вечеринок», и произошло восстание части консерваторов-заднескамеечников, рядовых членов парламента. На них давят избиратели, которые разочарованы в Джонсоне. Он оказался в непростой ситуации. И теперь произошла попытка его свержения.

Но Британия - страна традиций, и участники этой операции неявно вспоминали 1990 год, когда удалось свергнуть Маргарет Тэтчер. Ее рейтинг пошел вниз после введения подушного налога, который вызвал сильную эмоциональную реакцию значительной части избирателей. Следующие выборы 1992 года консерваторы выиграли. Сейчас тоже часть партии сочла, что может избавиться от Джонсона и повысить свои шансы на следующих выборах.

Против Тэтчер публично выступила часть партийной элиты, а часть просто фактически отказала ей в поддержке, хотя и не афишировала это. Джонсон же серьезно перестроил консервативную элиту. Те, кто мог выступить против него, ушли. Те политики, которые занимают ведущие министерские посты, его поддержали. Джонсон удержался. Здесь свою роль сыграли несколько факторов: и консолидация партийного руководства, и то, что избиратели северных графств продолжают в целом сохранять ориентацию на консерваторов. Значимость его электорального результата 2019 года сохраняется, и значимость Джонсона остается. Он удерживает этого важного для консерваторов избирателя. Сможет ли его удержать его преемник — это определенный вопрос.

И, конечно, Украина.

Тэтчер была вынуждена уйти в отставку во время кризиса в Заливе, еще когда Саддам Хусейн контролировал Кувейт. Однако на стороне Хусейна никто из великих держав не выступал, Советский Союз отказал ему в поддержке, и было ясно, что Саддама «дожмут» при любом премьер-министре Великобритании.

Сегодня ситуация другая, куда более острая и серьезная. Видимо, это тоже стало одном из факторов того, что Джонсон сохранил пост премьер-министра. Но его однопартийцы сохранили возможность в следующем году снова поднять этот вопрос заключается в том, что будет происходить, если его рейтинги не будут увеличиваться, а, возможно, и будут уменьшаться. Тогда у них будет больше оснований для того, чтобы пытаться его свергнуть на ближних подступах к новой избирательной кампании.

Если бы даже сейчас Джонсона свергли, то внешняя политика Великобритании вряд ли бы изменилась, потому что все даже потенциальные альтернативы настроены примерно так же, как и Джонсон, так что сущностных изменений здесь бы не произошло. Было бы некое символическое изменение, так как Джонсон — символ поддержки Украины, особенно на фоне более осторожной позиции Германии и Франции.

Для Украины уход Джонсона была бы неприятная новость, но на практике вряд ли бы что-то всерьез изменилось.

Закрыть Наверх
0 комментариев