Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Как Вы относитесь к идее оппозиционных политиков заграницей выдавать «паспорта хороших русских»?

Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист
С отвращением, эта идея не имеет ничего общего с русским менталитетом.
читать полностью
Максим Шевченко
Журналист

Я с отвращением отношусь к идее паспортов «хороших русских», она не имеет ничего общего с русским менталитетом, русским мировоззрением и христианством, в котором сказано: не судите, да не судимы будете. Это разделение на агнцев и козлищ, отвечает за которое, как я понимаю, бывший политтехнолог администрации президента при Владиславе Суркове Марат Гельман (сын автора прекрасной пьесы «Премия», одесский еврей, замечательный художник, акционист, авангардист), мне представляется как акт политического перформанса. «Хороший русский — плохой русский», так можно далеко зайти.

Подобная риторика повторяет нацистскую практику едва ли ни дословно. Я окончил немецкую спецшколу, мой дед был профессором Берлинского университета, поэтому немецкий контекст мне знаком с юных лет. Даже книги, которые в СССР были запрещены, я читал в спецхране: «Майн кампф» Гитлера, книги Розенберга и т.д. Я хорошо знаю практику нацистской Германии, причем из первоисточников, а не из переводов Романа Кармена или Ильи Эренбурга. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что деление на хороших и плохих немцев — это нацистская практика.

Допустим, Ремарк был объявлен «плохим» немцем, как и Марлен Дитрих. Есть знаменитая песня «Лили Марлен» в исполнении двух немок: одна «хорошая» Лале Андерсен, которая пела для немецких солдат и транслировалась по радио Рейха; другая «плохая» версия Марлен Дитрих, которая пела по английскому германскому радио. На мой взгляд, и то, и то является произведением искусства, на эту тему Фассбиндером снят великолепный фильм «Лили Марлен».

Но это все относится к теоритической базе. В современной же практике это омерзительная идея, которая приведет к тому, что узкая кучка людей, получающих гранты или живущих непонятно на какие доходы, будет маркировать других людей, разрешая им жить, дышать, определяя их позицию. Это, на мой взгляд, либерал-фашизм в действии.

Я сочувствую народу Украины и против СВО, а также против режима Путина в этом вопросе, но подобные мероприятия с паспортами поддержать не могу категорически, они мне просто омерзительны.

Илья Пономарев
Илья Пономарев
Политик
Я считаю эту идею правильной. Это – способ сформировать, так называемый, «круг доверия».
читать полностью
Илья Пономарев
Политик

Наша либеральная тусовочка часто критикует идеи и людей, не пытаясь разобраться в ее сути. Идея паспортов даже не Гудкова или Каспарова, а российских айтишников во главе с Павлом Мунтяном (деятель российского анимационного кино, мультипликатор, сценарист, сооснователь и евангелист Виртуального государства Фриленд и криптовалюты MFCoin).

Я считаю эту идею правильной. Это – способ сформировать, так называемый, «круг доверия», фактически клубную систему, когда люди могут поручиться друг за друга перед тем же банком или госорганом. Предполагается, что это будет проект на блойкчен-платформе, все ID будут цифровыми и защищенными.

Идея была неверно воспринята, отсюда непонимание. Что касается понятия «хороший русский», я к нему отношусь негативно. На мой взгляд, хороший русский – это тот, кто борется с этой ситуацией активно, а не пассивно уезжает за рубеж. Но совсем хорошим он становится, когда победит. Среди нас хороших нет, мы все несем ответственность за ситуацию на Украине.

Как Вы относитесь к идее оппозиционных политиков заграницей выдавать «паспорта хороших русских»?
76%
24%
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист
С отвращением, эта идея не имеет ничего общего с русским менталитетом.
читать полностью
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист

Я с отвращением отношусь к идее паспортов «хороших русских», она не имеет ничего общего с русским менталитетом, русским мировоззрением и христианством, в котором сказано: не судите, да не судимы будете. Это разделение на агнцев и козлищ, отвечает за которое, как я понимаю, бывший политтехнолог администрации президента при Владиславе Суркове Марат Гельман (сын автора прекрасной пьесы «Премия», одесский еврей, замечательный художник, акционист, авангардист), мне представляется как акт политического перформанса. «Хороший русский — плохой русский», так можно далеко зайти.

Подобная риторика повторяет нацистскую практику едва ли ни дословно. Я окончил немецкую спецшколу, мой дед был профессором Берлинского университета, поэтому немецкий контекст мне знаком с юных лет. Даже книги, которые в СССР были запрещены, я читал в спецхране: «Майн кампф» Гитлера, книги Розенберга и т.д. Я хорошо знаю практику нацистской Германии, причем из первоисточников, а не из переводов Романа Кармена или Ильи Эренбурга. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что деление на хороших и плохих немцев — это нацистская практика.

Допустим, Ремарк был объявлен «плохим» немцем, как и Марлен Дитрих. Есть знаменитая песня «Лили Марлен» в исполнении двух немок: одна «хорошая» Лале Андерсен, которая пела для немецких солдат и транслировалась по радио Рейха; другая «плохая» версия Марлен Дитрих, которая пела по английскому германскому радио. На мой взгляд, и то, и то является произведением искусства, на эту тему Фассбиндером снят великолепный фильм «Лили Марлен».

Но это все относится к теоритической базе. В современной же практике это омерзительная идея, которая приведет к тому, что узкая кучка людей, получающих гранты или живущих непонятно на какие доходы, будет маркировать других людей, разрешая им жить, дышать, определяя их позицию. Это, на мой взгляд, либерал-фашизм в действии.

Я сочувствую народу Украины и против СВО, а также против режима Путина в этом вопросе, но подобные мероприятия с паспортами поддержать не могу категорически, они мне просто омерзительны.

Закрыть Наверх
Илья Пономарев
Илья Пономарев
Политик
Я считаю эту идею правильной. Это – способ сформировать, так называемый, «круг доверия».
читать полностью
Илья Пономарев
Илья Пономарев
Политик

Наша либеральная тусовочка часто критикует идеи и людей, не пытаясь разобраться в ее сути. Идея паспортов даже не Гудкова или Каспарова, а российских айтишников во главе с Павлом Мунтяном (деятель российского анимационного кино, мультипликатор, сценарист, сооснователь и евангелист Виртуального государства Фриленд и криптовалюты MFCoin).

Я считаю эту идею правильной. Это – способ сформировать, так называемый, «круг доверия», фактически клубную систему, когда люди могут поручиться друг за друга перед тем же банком или госорганом. Предполагается, что это будет проект на блойкчен-платформе, все ID будут цифровыми и защищенными.

Идея была неверно воспринята, отсюда непонимание. Что касается понятия «хороший русский», я к нему отношусь негативно. На мой взгляд, хороший русский – это тот, кто борется с этой ситуацией активно, а не пассивно уезжает за рубеж. Но совсем хорошим он становится, когда победит. Среди нас хороших нет, мы все несем ответственность за ситуацию на Украине.

Закрыть Наверх
0 комментариев