Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Какие экономические темы может осветить президент Путин в ходе прямой линии после ПМЭФ?

Дмитрий Журавлев
Дмитрий Журавлев
Политолог
Президент должен дать ответ на вопрос, следует ли вводить мобилизационную экономику.
читать полностью
Дмитрий Журавлев
Политолог

Сложно сказать, о чем будет говорить Владимир Путин, потому что это знает только сам президент. Я думаю, должна последовать реакция на социально-экономическую ситуацию сегодня: все-таки специальная военная операция означает изменения и в экономике, и в социальной сфере.

Президент должен будет ответить на вопрос, что нового произойдет в стране в связи с этими событиями? Что мы будем делать? Будем ли вводить мобилизационную экономику или будем еще что-то делать? Или мы просто будем побеждать эту ситуацию имеющимися средствами? И вопрос не в том, что первое - хорошо, а второе - плохо, или наоборот. Вопрос в том, что из уст президента нужно получить четкое понимание того, в какую сторону будет двигаться страна именно в сегодняшней ситуации, когда все так сложно.

Сейчас нужно ответить на данный вопрос максимально четко, потому что дело не в том, что год сменяет год, а в том, что в этих условиях меняется принципиально многое.

Мои предположения носят общий характер.

Должна быть заявлена социально-экономическая стратегия в новых условиях. Мы должны сказать, что будет происходить: в этих условиях уменьшится экспорт, изменится импорт, но это приведет к таким-то и таким-то параметрам социального характера.

Повысится/понизится зарплата; для решения проблем мы используем такие-то методы. Мы усилим/ослабим государственный контроль, делаем ставку на развитие каких-то макрорегионов, например. Недавно президент проводил совещание по Арктике, и я думаю, что далеко не случайно. Может быть, интерес к Арктике резко возрастет в сегодняшних условиях.

Дмитрий Потапенко
Дмитрий Потапенко
Предприниматель
Ничего прорывного ждать не следует, Путин скажет о развороте на Восток и загнивающем Западе.
читать полностью
Дмитрий Потапенко
Предприниматель

Если бы спичрайтером российского президента был бы я, то я бы уделил первоочередное внимание тому, как плохо живется в Соединенных Штатах, насколько у них ошибочна экономическая политика и насколько их санкционная политика неверна в ситуации  многополярного мира.

Вторую часть беседы я бы обязательно уделил бы тому, как плохо живется в Евросоюзе, как у них дорожают товары в результате их неверного поведения и подкладывания себя под Соединенные Штаты; как плохо живется обычным гражданам, у которых все дорожает, а они по-прежнему не могут обрести экономический суверенитет.

Третью часть я бы обязательно посвятил тому, как мы разворачиваемся на Восток, не конкретизируя, что я имею в виду под востоком по причине того, что восток — дело тонкое. Я бы рассказывал о том, что у нас в регионе большие перспективы, а также большая экономическая поддержка всех наших инициатив.

В отношении Российской Федерации я бы сконцентрировался на том, что бизнес ожидают небывалые перспективы по причине освобождения рынка от иностранных компаний и их ухода, и мы еще посмотрим, как они к нам будут возвращаться.

При этом я бы, конечно, сказал обязательно, что финансовая система Российской Федерации устойчива, как никогда, рубль — наиболее привлекательная валюта, что, существенно говоря, правда, он укрепляется так, как никогда не укреплялся. Для Кремля открываются все новые и новые экономические горизонты в Российской Федерации.

Мне кажется, речь будет построена именно в таком контексте. Конечно, никаких прорывных вещей там не будет.

Какие экономические темы может осветить президент Путин в ходе прямой линии после ПМЭФ?
32%
68%
Дмитрий Журавлев
Дмитрий Журавлев
Политолог
Президент должен дать ответ на вопрос, следует ли вводить мобилизационную экономику.
читать полностью
Дмитрий Журавлев
Дмитрий Журавлев
Политолог

Сложно сказать, о чем будет говорить Владимир Путин, потому что это знает только сам президент. Я думаю, должна последовать реакция на социально-экономическую ситуацию сегодня: все-таки специальная военная операция означает изменения и в экономике, и в социальной сфере.

Президент должен будет ответить на вопрос, что нового произойдет в стране в связи с этими событиями? Что мы будем делать? Будем ли вводить мобилизационную экономику или будем еще что-то делать? Или мы просто будем побеждать эту ситуацию имеющимися средствами? И вопрос не в том, что первое - хорошо, а второе - плохо, или наоборот. Вопрос в том, что из уст президента нужно получить четкое понимание того, в какую сторону будет двигаться страна именно в сегодняшней ситуации, когда все так сложно.

Сейчас нужно ответить на данный вопрос максимально четко, потому что дело не в том, что год сменяет год, а в том, что в этих условиях меняется принципиально многое.

Мои предположения носят общий характер.

Должна быть заявлена социально-экономическая стратегия в новых условиях. Мы должны сказать, что будет происходить: в этих условиях уменьшится экспорт, изменится импорт, но это приведет к таким-то и таким-то параметрам социального характера.

Повысится/понизится зарплата; для решения проблем мы используем такие-то методы. Мы усилим/ослабим государственный контроль, делаем ставку на развитие каких-то макрорегионов, например. Недавно президент проводил совещание по Арктике, и я думаю, что далеко не случайно. Может быть, интерес к Арктике резко возрастет в сегодняшних условиях.

Закрыть Наверх
Дмитрий Потапенко
Дмитрий Потапенко
Предприниматель
Ничего прорывного ждать не следует, Путин скажет о развороте на Восток и загнивающем Западе.
читать полностью
Дмитрий Потапенко
Дмитрий Потапенко
Предприниматель

Если бы спичрайтером российского президента был бы я, то я бы уделил первоочередное внимание тому, как плохо живется в Соединенных Штатах, насколько у них ошибочна экономическая политика и насколько их санкционная политика неверна в ситуации  многополярного мира.

Вторую часть беседы я бы обязательно уделил бы тому, как плохо живется в Евросоюзе, как у них дорожают товары в результате их неверного поведения и подкладывания себя под Соединенные Штаты; как плохо живется обычным гражданам, у которых все дорожает, а они по-прежнему не могут обрести экономический суверенитет.

Третью часть я бы обязательно посвятил тому, как мы разворачиваемся на Восток, не конкретизируя, что я имею в виду под востоком по причине того, что восток — дело тонкое. Я бы рассказывал о том, что у нас в регионе большие перспективы, а также большая экономическая поддержка всех наших инициатив.

В отношении Российской Федерации я бы сконцентрировался на том, что бизнес ожидают небывалые перспективы по причине освобождения рынка от иностранных компаний и их ухода, и мы еще посмотрим, как они к нам будут возвращаться.

При этом я бы, конечно, сказал обязательно, что финансовая система Российской Федерации устойчива, как никогда, рубль — наиболее привлекательная валюта, что, существенно говоря, правда, он укрепляется так, как никогда не укреплялся. Для Кремля открываются все новые и новые экономические горизонты в Российской Федерации.

Мне кажется, речь будет построена именно в таком контексте. Конечно, никаких прорывных вещей там не будет.

Закрыть Наверх
0 комментариев