Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: О чем новая редакция Стратегии национальной безопасности России?

Александр Рудаков
Александр Рудаков
Политолог
Новая редакция Стратегии далека как от идеализации, так и от демонизации международных отношений.
читать полностью
Александр Рудаков
Политолог

Проблематику национальной безопасности можно рассматривать в двух различных измерениях. Согласно одному из них,  безопасность - это, прежде всего,  состояние, когда страна лучше всего защищена от внешних воздействий и угроз, недосягаема для геополитических оппонентов и противников. 

 

Согласно другому взгляду, обеспечение безопасности предполагает также высокий уровень ценностной идентичности, темпов национального развития  и  внутренней стабильности – социальной, экономической, политической,  а также готовность адекватно отвечать на поставленные самой жизнью вызовы, которые ожидают нас на каждом новом этапе развития цивилизации. И, прежде всего, речь идет о вызовах в экологической и информационных сферах.  

 

Прочтение новой редакции Стратегии национальной безопасности позволяет сделать вывод о том, что в документе был, в целом, соблюден разумный баланс между этими двумя подходами. 

 

Как представляется, авторы исходили из того, что  поиски ответов на «вызовы эпохи» столь же важны, как необходимость эффективного противодействия внешним угрозам. В результате получился достаточно сбалансированный документ, который одинаково далек как романтики «нового мышления» последних лет существования СССР,  так и от идеологии «осажденной крепости» времен Холодной войны.    

 

Справедливо мнение, согласно которому ключевым для понимания особенностей новой редакции документа служит словосочетание «опора на внутренний потенциал».  

 

Сказанное касается, в первую очередь, к расстановке приоритетов в изложенной в тексте Стратегии иерархии  национальных интересов, где на первое место поставлено «сбережение народа». 

 

Сам по себе этот термин кому-то, возможно, покажется архаичным с точки зрения стилистики политического языка.  Однако в тексте Стратегии постановка вопроса о сохранении субъекта национального суверенитета носит не декларативный, а вполне предметный характер,  раскрывается в достаточно подробном перечне позиций, выход на которые делает эту цель достижимой. 

 

Среди них  - не только повышение рождаемости, увеличение реальных доходов населения,  повышение качества и доступности медицинской помощи,  улучшение жилищных условий, но и такие факторы, как снижение уровня социального неравенства, повышение доступности культурных благ и даже  выявление и развитие способностей и талантов молодежи. Иными словами, речь идет о вещах, показывающих горизонт развития и  жизненную перспективу, а также коррелирующих с появившимся в тексте Стратегии важным тезисом о «справедливом обществе», условиями формирования которого являются «сильная держава» и «благополучие человека».  

 

С темой «сбережения народа» как сохранения и развития субъекта национального суверенитета тесно связана и  проблематика охраны окружающей среды и адаптации к изменениям климата. Новый раздел Стратегии, посвященный этой теме, рассматривает национальную территорию и ее эколого-ресурсный потенциал как национальное достояние, сохранение и развитие которого необходимо для обеспечения жизни будущих поколений. 

 

Стоит отметить, что вопросы становления  «зеленой» и низкоуглеродной экономики,  а также обеспечения экологически ориентированного экономического роста впервые поднимаются в российских документах стратегического планирования.  Эти аспекты, развернутые в контексте климатической повестки и проблематики, связанной с  глобальным потеплением, показывают готовность России решать экологические проблемы планетарного масштаба в тесном сотрудничестве с другими глобальными игроками. В том числе и с «коллективным Западом», для которого это повестка играет первостепенное идеологическое значение.   

 

Еще один новый раздел, касающийся проблем информационной безопасности, развивает целый ряд положений, направленных на технологическое развитие. В нем, в частности, идет речь о приоритетном использовании в информационной инфраструктуре РФ российских информационных технологий и оборудования,  в том числе при реализации национальных проектов и решении задач в сфере цифровизации экономики.   

 

Стоит отметить, что переход  государственных структур на российское программное обеспечение является не только важной протекционистской мерой, дающей новый импульс развитию отрасли, но и является одним из фактором устойчивого развития экономики на новой технологической основе, о чем также говорится в тексте Стратегии.   

 

В контексте заявленной в тексте Стратегии темы морального лидерства вполне закономерно появление  нового раздела о традиционных российских ценностях.  

 

При этом раскрытие темы  на уровне конкретных задач очевидным образом соотносится с содержанием идеологически значимых  конституционных поправок, принятых в минувшем году. Среди них – защита  русского языка, исторической правды и исторической памяти, укрепление института семьи.  

 

Отдельно стоит также отметить четко выраженный акцент на необходимости  усиления ценностного измерения в государственной культурной политике на фоне принявшего глобальные масштабы культурного и ценностного кризиса. 

 

По сравнению с предыдущим вариантом Стратегии некоторые изменения претерпел и сам перечень традиционных российских ценностей.  В новой редакции на первое место в нем поставлены жизнь, достоинство, права и свободы человека. Иными словами «ценностный разворот» при подготовке новой редакции документа носит отчетливо выраженный антропоцентричный характер.

Михаил Ремизов
Михаил Ремизов
Политолог
В новой Стратегии национальной безопасности прослеживается лейтмотив осажденной крепости.
читать полностью
Михаил Ремизов
Политолог

В первую очередь необходимо отметить, что обозначенный документ - верхнеуровневый и определяет общий идеологический вектор, а также укрупненное целеполагание и приоритезацию. Система разработки и принятия нормативно-правовых актов в России выстроена таким образом, что после подписания подобного рода верхнеуровневых документов, определяющих общую концепцию, создаются акты более низкого уровня, вплоть до конкретных адресных программ, где определены сроки и объем выделяемых средств на исполнение той или иной задачи. В жизни, конечно, возможны различные варианты, но в любом случае, такие глобальные документы выступают камертоном для чиновников всех рангов.

 

Говоря о любопытных положениях этого документа, отметим большой международный блок, где традиционно указывается на глобальные угрозы и возрастание напряженности в мире. Здесь интересно то, что впервые в качестве источников возможных конфликтов упоминаются частные компании - зарубежные IT-корпорации. Транснациональные корпорации обвиняются в стремлении укрепить свое монопольное положение и цензурировать информацию. Указывается также, что деструктивные силы предпринимают попытки использовать социально-экономические трудности для стимулирования негативных процессов, и основной мишенью такого воздействия через интернет является молодежь.

 

Также по сравнению с предыдущей версией в документе появился пункт о повышении вероятности локальных вооруженных конфликтов и связанных с этим угрозе безопасности. Понятно, что такого рода тенденции наблюдались и в 2015 году, когда был принята предыдущая Стратегия, однако за минувшие годы она стала еще более очевидной. 

 

В целом в документе прослеживается лейтмотив осажденной крепости, в частности, активной угрозы России со стороны разведок и спецслужб иностранных государств, а также международных террористических и экстремистских организаций, которые имеют влияние на граждан страны, используя возможности все тех же глобальных интернет-компаний.

 

Я не думаю, что тот факт исчезновения из новой версии документа пункта о необходимости закрепления за Россией статуса мировой державы, говорит о существенном смене внешнеполитического курса, так как далее по тексту подобные мысли фигурируют довольно часто. Думаю, здесь дело в том, что такое декларативное высказывание не вписывается в существующий текст документа, который стал намного более предметным, чем ранее.

 

Еще из любопытного: в документ включен большой блок вопросов экологической и климатической повестки. При этом интересен пассаж о недопустимости использования экологического шантажа или необоснованного давления для ограничения российского присутствия в Арктической зоне. Таким образом, признается важность не только соблюдения принципов рационального и бережного природопользования, но и недопустимость использования этого инструмента во вред интересам России в Арктике.

 

В блоках, касающихся вопросов внутренних приоритетов, отчетливо прослеживаются дискуссии между “башнями Кремля”, экспертов, придерживающихся противоположных взглядов. Особенно ярко это проявилось в вопросах демографии и пространственного развития.

 

Существует две позиции относительно методов достижения прироста населения в России: приверженцы первой говорят, что этого можно добиться за счет миграции, вторые выступают за естественный прирост населения с помощью повышении рождаемости. Именно вторая концепция нашла отражение в Стратегии.

 

Кроме того, вопрос о развитии малых городов решен в пользу тех участников рабочей группы, кто выступал за максимально равномерное развитие территорий в противовес центростремительным тенденциям, которые также не редки в российской политической элите. Я лично разделяю подход, закрепленный в документе.

 

Экономическую безопасность страны предполагается обеспечивать с опорой на внутренний рынок и внутреннего производителя, а также благодаря усилениям механизмов государственного регулирования и планирования. Такой подход можно назвать дирижистским, но в этом же документе предусмотрены и другие, прогрессивные подходы.

 

Прогрессивный подход в формировании экономической безопасности заключается в декларируемом создании условий для научно-технического развития (НТР), причем эти условия прописаны с небывалым для такого верхнеуровневого документа уровнем конкретики. В частности, в Стратегии говорится о том, что необходимо повышение доли расходов России на НТР до уровней расходов лидирующих в этой сфере стран. Это, а также положения о сокращении оттока капитала и необходимости формирования самостоятельной финансовой системы (очевидно, предполагается, что ее не существует?), видимо, появилось в Стратегии благодаря стараниям экономических либералов.

 

Есть два взгляда на то, что считать основой безопасности: речь может идти только об охране суверенитета и обеспечении стратегической неприкосновенности, но ведь основой безопасности может считаться социальное и экономическое благополучие каждого гражданина страны. Очевидно, что создатели данного документа разделяют вторую точку зрения, что и нашло отражение в новой Стратегии.

О чем новая редакция Стратегии национальной безопасности России?
22%
78%
Александр Рудаков
Александр Рудаков
Политолог
Новая редакция Стратегии далека как от идеализации, так и от демонизации международных отношений.
читать полностью
Александр Рудаков
Александр Рудаков
Политолог

Проблематику национальной безопасности можно рассматривать в двух различных измерениях. Согласно одному из них,  безопасность - это, прежде всего,  состояние, когда страна лучше всего защищена от внешних воздействий и угроз, недосягаема для геополитических оппонентов и противников. 

 

Согласно другому взгляду, обеспечение безопасности предполагает также высокий уровень ценностной идентичности, темпов национального развития  и  внутренней стабильности – социальной, экономической, политической,  а также готовность адекватно отвечать на поставленные самой жизнью вызовы, которые ожидают нас на каждом новом этапе развития цивилизации. И, прежде всего, речь идет о вызовах в экологической и информационных сферах.  

 

Прочтение новой редакции Стратегии национальной безопасности позволяет сделать вывод о том, что в документе был, в целом, соблюден разумный баланс между этими двумя подходами. 

 

Как представляется, авторы исходили из того, что  поиски ответов на «вызовы эпохи» столь же важны, как необходимость эффективного противодействия внешним угрозам. В результате получился достаточно сбалансированный документ, который одинаково далек как романтики «нового мышления» последних лет существования СССР,  так и от идеологии «осажденной крепости» времен Холодной войны.    

 

Справедливо мнение, согласно которому ключевым для понимания особенностей новой редакции документа служит словосочетание «опора на внутренний потенциал».  

 

Сказанное касается, в первую очередь, к расстановке приоритетов в изложенной в тексте Стратегии иерархии  национальных интересов, где на первое место поставлено «сбережение народа». 

 

Сам по себе этот термин кому-то, возможно, покажется архаичным с точки зрения стилистики политического языка.  Однако в тексте Стратегии постановка вопроса о сохранении субъекта национального суверенитета носит не декларативный, а вполне предметный характер,  раскрывается в достаточно подробном перечне позиций, выход на которые делает эту цель достижимой. 

 

Среди них  - не только повышение рождаемости, увеличение реальных доходов населения,  повышение качества и доступности медицинской помощи,  улучшение жилищных условий, но и такие факторы, как снижение уровня социального неравенства, повышение доступности культурных благ и даже  выявление и развитие способностей и талантов молодежи. Иными словами, речь идет о вещах, показывающих горизонт развития и  жизненную перспективу, а также коррелирующих с появившимся в тексте Стратегии важным тезисом о «справедливом обществе», условиями формирования которого являются «сильная держава» и «благополучие человека».  

 

С темой «сбережения народа» как сохранения и развития субъекта национального суверенитета тесно связана и  проблематика охраны окружающей среды и адаптации к изменениям климата. Новый раздел Стратегии, посвященный этой теме, рассматривает национальную территорию и ее эколого-ресурсный потенциал как национальное достояние, сохранение и развитие которого необходимо для обеспечения жизни будущих поколений. 

 

Стоит отметить, что вопросы становления  «зеленой» и низкоуглеродной экономики,  а также обеспечения экологически ориентированного экономического роста впервые поднимаются в российских документах стратегического планирования.  Эти аспекты, развернутые в контексте климатической повестки и проблематики, связанной с  глобальным потеплением, показывают готовность России решать экологические проблемы планетарного масштаба в тесном сотрудничестве с другими глобальными игроками. В том числе и с «коллективным Западом», для которого это повестка играет первостепенное идеологическое значение.   

 

Еще один новый раздел, касающийся проблем информационной безопасности, развивает целый ряд положений, направленных на технологическое развитие. В нем, в частности, идет речь о приоритетном использовании в информационной инфраструктуре РФ российских информационных технологий и оборудования,  в том числе при реализации национальных проектов и решении задач в сфере цифровизации экономики.   

 

Стоит отметить, что переход  государственных структур на российское программное обеспечение является не только важной протекционистской мерой, дающей новый импульс развитию отрасли, но и является одним из фактором устойчивого развития экономики на новой технологической основе, о чем также говорится в тексте Стратегии.   

 

В контексте заявленной в тексте Стратегии темы морального лидерства вполне закономерно появление  нового раздела о традиционных российских ценностях.  

 

При этом раскрытие темы  на уровне конкретных задач очевидным образом соотносится с содержанием идеологически значимых  конституционных поправок, принятых в минувшем году. Среди них – защита  русского языка, исторической правды и исторической памяти, укрепление института семьи.  

 

Отдельно стоит также отметить четко выраженный акцент на необходимости  усиления ценностного измерения в государственной культурной политике на фоне принявшего глобальные масштабы культурного и ценностного кризиса. 

 

По сравнению с предыдущим вариантом Стратегии некоторые изменения претерпел и сам перечень традиционных российских ценностей.  В новой редакции на первое место в нем поставлены жизнь, достоинство, права и свободы человека. Иными словами «ценностный разворот» при подготовке новой редакции документа носит отчетливо выраженный антропоцентричный характер.

Закрыть Наверх
Михаил Ремизов
Михаил Ремизов
Политолог
В новой Стратегии национальной безопасности прослеживается лейтмотив осажденной крепости.
читать полностью
Михаил Ремизов
Михаил Ремизов
Политолог

В первую очередь необходимо отметить, что обозначенный документ - верхнеуровневый и определяет общий идеологический вектор, а также укрупненное целеполагание и приоритезацию. Система разработки и принятия нормативно-правовых актов в России выстроена таким образом, что после подписания подобного рода верхнеуровневых документов, определяющих общую концепцию, создаются акты более низкого уровня, вплоть до конкретных адресных программ, где определены сроки и объем выделяемых средств на исполнение той или иной задачи. В жизни, конечно, возможны различные варианты, но в любом случае, такие глобальные документы выступают камертоном для чиновников всех рангов.

 

Говоря о любопытных положениях этого документа, отметим большой международный блок, где традиционно указывается на глобальные угрозы и возрастание напряженности в мире. Здесь интересно то, что впервые в качестве источников возможных конфликтов упоминаются частные компании - зарубежные IT-корпорации. Транснациональные корпорации обвиняются в стремлении укрепить свое монопольное положение и цензурировать информацию. Указывается также, что деструктивные силы предпринимают попытки использовать социально-экономические трудности для стимулирования негативных процессов, и основной мишенью такого воздействия через интернет является молодежь.

 

Также по сравнению с предыдущей версией в документе появился пункт о повышении вероятности локальных вооруженных конфликтов и связанных с этим угрозе безопасности. Понятно, что такого рода тенденции наблюдались и в 2015 году, когда был принята предыдущая Стратегия, однако за минувшие годы она стала еще более очевидной. 

 

В целом в документе прослеживается лейтмотив осажденной крепости, в частности, активной угрозы России со стороны разведок и спецслужб иностранных государств, а также международных террористических и экстремистских организаций, которые имеют влияние на граждан страны, используя возможности все тех же глобальных интернет-компаний.

 

Я не думаю, что тот факт исчезновения из новой версии документа пункта о необходимости закрепления за Россией статуса мировой державы, говорит о существенном смене внешнеполитического курса, так как далее по тексту подобные мысли фигурируют довольно часто. Думаю, здесь дело в том, что такое декларативное высказывание не вписывается в существующий текст документа, который стал намного более предметным, чем ранее.

 

Еще из любопытного: в документ включен большой блок вопросов экологической и климатической повестки. При этом интересен пассаж о недопустимости использования экологического шантажа или необоснованного давления для ограничения российского присутствия в Арктической зоне. Таким образом, признается важность не только соблюдения принципов рационального и бережного природопользования, но и недопустимость использования этого инструмента во вред интересам России в Арктике.

 

В блоках, касающихся вопросов внутренних приоритетов, отчетливо прослеживаются дискуссии между “башнями Кремля”, экспертов, придерживающихся противоположных взглядов. Особенно ярко это проявилось в вопросах демографии и пространственного развития.

 

Существует две позиции относительно методов достижения прироста населения в России: приверженцы первой говорят, что этого можно добиться за счет миграции, вторые выступают за естественный прирост населения с помощью повышении рождаемости. Именно вторая концепция нашла отражение в Стратегии.

 

Кроме того, вопрос о развитии малых городов решен в пользу тех участников рабочей группы, кто выступал за максимально равномерное развитие территорий в противовес центростремительным тенденциям, которые также не редки в российской политической элите. Я лично разделяю подход, закрепленный в документе.

 

Экономическую безопасность страны предполагается обеспечивать с опорой на внутренний рынок и внутреннего производителя, а также благодаря усилениям механизмов государственного регулирования и планирования. Такой подход можно назвать дирижистским, но в этом же документе предусмотрены и другие, прогрессивные подходы.

 

Прогрессивный подход в формировании экономической безопасности заключается в декларируемом создании условий для научно-технического развития (НТР), причем эти условия прописаны с небывалым для такого верхнеуровневого документа уровнем конкретики. В частности, в Стратегии говорится о том, что необходимо повышение доли расходов России на НТР до уровней расходов лидирующих в этой сфере стран. Это, а также положения о сокращении оттока капитала и необходимости формирования самостоятельной финансовой системы (очевидно, предполагается, что ее не существует?), видимо, появилось в Стратегии благодаря стараниям экономических либералов.

 

Есть два взгляда на то, что считать основой безопасности: речь может идти только об охране суверенитета и обеспечении стратегической неприкосновенности, но ведь основой безопасности может считаться социальное и экономическое благополучие каждого гражданина страны. Очевидно, что создатели данного документа разделяют вторую точку зрения, что и нашло отражение в новой Стратегии.

Закрыть Наверх
1 комментариев
  • Георгий Петров
    Георгий Петров
    Экономические показатели не могут быть оценкой идеологии, исповедуемой русским народом. 1.1. Русский - это прежде всего феномен личной КУЛЬТУРЫ (наднациональной по сути), а не общественного бытия. 1.2. Любовь к России - основана на осознании Её исторического Пути как дороги к Богу. 1.3. Русское самосознание противостоит миросознанию глобальному, которое заточено на потребление материальных благ, на шкурное бытие, не мыслящее об Истине и Боге. 1.4. Само представление о смерти как о НЕбытии в русском самосознании отсутствует. "Будем живы - не помрём, а помрём - воскреснем" - вот прописная истина наших предков. 1.5. Отрицание "жизни" как способе бытия плоти реализуется верой в ИНОЕ бытие, которое через веру в Истину, пост и молитву приводит к способности "питаться" Словом Божьим и жизни вечной. 1.6. "ЖИЗНЬ" явлена нам Вочеловечинием Слова Божьего (Истины), Крестом и Воскресением. 1.7. "Спасись САМ и тысячи вокруг тебя спасутся" - вот формула личного бытия ради семьи и общины - братьев и сестёр во Христе. 1.8. Само по себе "спасение" от смерти (обретение жизни вечной) лишь первый шаг на русском (по духу) Пути, где мерилом общественного сознания становится Заповедь Новая: Любите ближних так, как Я люблю их. Но нам, очевидно, надо просто договориться о самих понятиях: Истина; Бог; Жизнь; человек. 2.1. Истина всего одна: Бог есть Любовь. 2.2. Единственность Истины определяет саму вечность бытия. 2.3. Способ существования Истины - Жизнь. 2.4. Цель Жизни - продлиться в вечность. 2.5. Смысл Жизни - Воплощение Истины. 2.6. Воплощает Истину в Жизнь Бог - Иисус Христос. 2.7. Личность - самосознание и воля, сумма взаимоотношений с Истиной. 2.8 Человек - объект Божественной Любви, образ мыслей и подобие Божественных отношений. 2.9. Отражение Истины в своём сознании - жизнь человека. "Святая Русь, веди нас к Богу" - суть Идея общинного сознания. "Кесарево - Богу" - Идея сознания Государственного, формула власти.