Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: Готова ли Россия к «зеленому» переходу в энергетике?

Константин Симонов
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Россия не готова, разговоры о «зеленом» переходе – не более, чем дань моде.
читать полностью
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса

Главный вопрос заключается в том, что такое зеленая энергетика для России – дань моде или экономически рентабельный проект. Очевидно, что в массовом порядке Россия на данный момент не может перейти на возобновляемую энергию, но ей это и не нужно. Потому что экономическая составляющая таких проектов не окажется совершенной.

В России есть серьезные лоббисты возобновляемой энергетики, которые пытаются ухватить модный тренд и использовать его с одной только целью – получить государственные субсидии на производство нерентабельной электроэнергии. И это уже происходит. У нас есть такой механизм, он называется договор на поставку мощности (ДПМ). Это означает, что государство выбирает проекты, и если проект попадает в ДПМ, государство компенсирует производителю все его затраты и гарантирует ему определенную норму прибыли. Фактически это означает, что компании просто производят мощность не рыночным способом, и государство им возвращает расходы.

Многие проекты по возобновляемой энергетики уже входят в договор на поставку мощности, в том числе и ветряные станции. Производители же скрывают, что они сейчас нерентабельны, обещая, что при субсидировании они будут снижать себестоимость, и, может быть, через 5-10-15 лет выйдут на какую-то окупаемость.

Но зачем это нужно?

Если в экономике будет доминировать кейнсианский подход, государство может финансировать все, что угодно. Но у нас огромное количество вопросов к инфраструктуре. Если мы отбрасываем аргумент рынка и исходим только из аргументов кейнсианства, то, давайте хотя бы будем дороги строить, в этом на сегодняшний момент окажется больше пользы и очевидного эффекта, чем в «ветряках».

С точки зрения энергетики, понятно, что Россия – страна, которая обладает очень большими запасами углеводородов. Наша страна является абсолютным лидером по запасам природного газа, и в этом ее конкурентное преимущество. В России имеются дешевые производства электроэнергии: газ, атом, гидроэнергия, - которые являются также и альтернативными с точки зрения климата. Если говорить о парниковых выбросах, то такие энергетические производства комфортны, это все-таки не угольная энергия. Какой же смысл тогда переходить с газа на ветер, в чем логика подобного перехода? Он просто приведет к росту цен на рынке, и, более того, уже приводит. Возобновляемая энергетика уже заложена в тарифы, и люди платят деньги, зачастую не сознавая, что есть какие-то ветряные станции, которые только увеличивают себестоимость электроэнергии в России. Хотя сами эти станции не решают никаких задач.

Есть еще одна очевидная проблема – прогноз использования такой мощности. Возобновляемая энергетика связана с природой, связана с прогнозом силы ветра и солнца, она зависима от этих факторов, а, следовательно, мало предсказуема. Это означает, что всегда нужно держать резерв так называемой мощности. В этом плане сторонники зеленой энергетики совершают классический подлог, когда считают стоимость энергии по установленной мощности и стоимость производства оборудования. Но необходимо считать полный цикл производства и резервный цикл на простое.

Если мы строим ветряную станцию, то 15-20 процентов мощности нужно держать в резерве. В определенный момент «ветряк» может не работать, а электричество все равно необходимо, и поэтому нужно иметь гарантированную мощность. Если станция работает на газе, то такая мощность удерживается, ведь газ есть в хранилище постоянно. С ветром  так не получится.

К тому же пока еще не решена проблема хранения электричества в промышленном масштабе. Есть разные схемы, но до сих пор с большими аккумуляторами не получается разобраться. Сейчас начинают думать о водороде, получаемом с помощью электричества, как о способе сохранить энергию, но этот механизм еще не отлажен. И мы вновь возвращаемся к теме погодных явлений: нет ветра – нет и энергии, есть ветер – электричества производится больше, но хранить его негде.

Газовая станция и газопровод работают в предсказуемом режиме, а вот ветряные станции – нет. Их нужно соединять в сети, а это влечет огромные расходы. Сейчас уже принят закон, который поддерживает локальную генерацию ветросетей.

Повальное увлечение возобновляемой энергетикой на сегодняшний день в России – только мода, но не актуальная необходимость. Более того, в возобновляемой энергии нет никакой экономической логики. Этот модный тренд умело используют отраслевые лоббисты, чтобы брать деньги либо из государственных бюджетов, либо из кармана потребителей.

Тем не менее локальное применение ветряной энергии вполне возможно, например, на Крайнем Севере, где будут стации на шельфе. Но ожидать массовой генерации было бы просто глупо, как глупо и сравнивать Россию, к примеру, с Данией, в которой развита ветроэнергетика. У Дании существует своя система энергобаланса, у нее нет углеводородов, у нет и газа, в отличие от нас.

И почему же тогда мы должны жить как в Дании, если мы не Дания?

Михаил Юлкин
Михаил Юлкин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Россия должна быть готова, нужно смотреть в будущее, а не держаться за архаичные проекты.
читать полностью
Михаил Юлкин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса

В России есть две программы развития энергетики. Одна называется ДМП-Е2 – это поддержка возобновляемой энергетики на период до 2035 года. Другая программа ДМП – поддержка традиционной энергетики, которой требуется модернизация и капитальный ремонт. Обе программы ориентированы на карман потребителей энергии. На первую программу возобновляемой энергетики заложено 350 миллиардов рублей, а на поддержку старой энергетики – 2 триллиона. В принципе больше можно ничего и не рассказывать.

«Зеленый» энергопереход – это вопрос выбора стратегии и больше ничего. Мы по-прежнему пытаемся сохранять и поддерживать рухлядь, построенную в середине прошлого века по технологиям прошлого же века, и тешим себя мыслью, что деньги, которые мы сейчас заплатим энергетикам, перекочуют в наше машиностроение, построенное и вовсе в 1930-е годы XX века. Мы финансируем архаичные проекты вместо того, чтобы смотреть вперед и финансировать развитие. Это и есть главная проблема.

Даже когда чиновники согласились поддержать возобновляемую энергетику, то идея была не в том, чтобы модернизировать отрасль и перевести ее на современные рельсы, а идея была в том, чтобы создать маленький энергетический анклав.

В итоге, в России существует две компании, которые занимаются «ветряками». Можно ли на этом основании всерьез считать, что тем самым мы создали целую отрасль? Нет. В одном Израиле десятки компаний занимаются ветром, а десятки – солнцем. А в России возобновляемой энергетики отведено, дай Бог, если 2,5% мощности, а то и 1%. В то же время в Европе эта цифра составляет 22%.

Россия находится только в самом начале пути освоения возобновляемой энергии. На сегодняшний день и заказы на зеленую энергию ничтожные. Где же набрать обороты и масштабы, чтобы издержки пошли вниз? Когда Европа стала покрывать денежные издержки, их компании уже производили десятки гигаватт мощности возобновляемой энергетики. В России же до 2035 года хорошо, если речь будет идти о цифре в 5-6 гигаватт.

Весь вопрос упирается в выбор пути и стратегии. Если мы признаем, что традиционная энергетика сжигаемого ископаемого топлива меняет климат, то надо будет заканчивать с ее выработкой. Климатические изменения очевидны сегодня всем.

Российская экономика основана на эксплуатации недр. В классическом понимании это очень простая экономическая модель. Но подобная экономика должна приносить ренту, как у арабских шейхов или Норвегии, которая откладывает деньги с такой эксплуатации в фонд будущих поколений. Россия же изо всех сил субсидирует нефть, газ и уголь, но странно субсидировать то, что должно приносить ренту. С 2012 года в России не наблюдается никакого экономического роста, мы занимаемся перераспределением ресурсов. Это перевернутая с ног на голову система, экономика не должна так работать.

По всем основаниям нам надо менять топливный локомотив, но мы все время смотрим в прошлое, финансируем архаичные технологические уклады, вместо того, чтобы финансировать будущее. Конечно, есть «зеленые» проекты, которые реализуются на Чукотке, на Алтае. Существуют ветро- и солнцепарки в Мурманской области. Нельзя сказать, что ничего не происходит в этой сфере, но масштабы возобновляемой энергетики мизерные, тогда как в той же Германии на каждом здании установлены солнечные панели.

Поэтому России нужно перестать смотреть назад и начать смотреть вперед.

Готова ли Россия к «зеленому» переходу в энергетике?
68%
32%
Константин Симонов
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Россия не готова, разговоры о «зеленом» переходе – не более, чем дань моде.
читать полностью
Константин Симонов
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса

Главный вопрос заключается в том, что такое зеленая энергетика для России – дань моде или экономически рентабельный проект. Очевидно, что в массовом порядке Россия на данный момент не может перейти на возобновляемую энергию, но ей это и не нужно. Потому что экономическая составляющая таких проектов не окажется совершенной.

В России есть серьезные лоббисты возобновляемой энергетики, которые пытаются ухватить модный тренд и использовать его с одной только целью – получить государственные субсидии на производство нерентабельной электроэнергии. И это уже происходит. У нас есть такой механизм, он называется договор на поставку мощности (ДПМ). Это означает, что государство выбирает проекты, и если проект попадает в ДПМ, государство компенсирует производителю все его затраты и гарантирует ему определенную норму прибыли. Фактически это означает, что компании просто производят мощность не рыночным способом, и государство им возвращает расходы.

Многие проекты по возобновляемой энергетики уже входят в договор на поставку мощности, в том числе и ветряные станции. Производители же скрывают, что они сейчас нерентабельны, обещая, что при субсидировании они будут снижать себестоимость, и, может быть, через 5-10-15 лет выйдут на какую-то окупаемость.

Но зачем это нужно?

Если в экономике будет доминировать кейнсианский подход, государство может финансировать все, что угодно. Но у нас огромное количество вопросов к инфраструктуре. Если мы отбрасываем аргумент рынка и исходим только из аргументов кейнсианства, то, давайте хотя бы будем дороги строить, в этом на сегодняшний момент окажется больше пользы и очевидного эффекта, чем в «ветряках».

С точки зрения энергетики, понятно, что Россия – страна, которая обладает очень большими запасами углеводородов. Наша страна является абсолютным лидером по запасам природного газа, и в этом ее конкурентное преимущество. В России имеются дешевые производства электроэнергии: газ, атом, гидроэнергия, - которые являются также и альтернативными с точки зрения климата. Если говорить о парниковых выбросах, то такие энергетические производства комфортны, это все-таки не угольная энергия. Какой же смысл тогда переходить с газа на ветер, в чем логика подобного перехода? Он просто приведет к росту цен на рынке, и, более того, уже приводит. Возобновляемая энергетика уже заложена в тарифы, и люди платят деньги, зачастую не сознавая, что есть какие-то ветряные станции, которые только увеличивают себестоимость электроэнергии в России. Хотя сами эти станции не решают никаких задач.

Есть еще одна очевидная проблема – прогноз использования такой мощности. Возобновляемая энергетика связана с природой, связана с прогнозом силы ветра и солнца, она зависима от этих факторов, а, следовательно, мало предсказуема. Это означает, что всегда нужно держать резерв так называемой мощности. В этом плане сторонники зеленой энергетики совершают классический подлог, когда считают стоимость энергии по установленной мощности и стоимость производства оборудования. Но необходимо считать полный цикл производства и резервный цикл на простое.

Если мы строим ветряную станцию, то 15-20 процентов мощности нужно держать в резерве. В определенный момент «ветряк» может не работать, а электричество все равно необходимо, и поэтому нужно иметь гарантированную мощность. Если станция работает на газе, то такая мощность удерживается, ведь газ есть в хранилище постоянно. С ветром  так не получится.

К тому же пока еще не решена проблема хранения электричества в промышленном масштабе. Есть разные схемы, но до сих пор с большими аккумуляторами не получается разобраться. Сейчас начинают думать о водороде, получаемом с помощью электричества, как о способе сохранить энергию, но этот механизм еще не отлажен. И мы вновь возвращаемся к теме погодных явлений: нет ветра – нет и энергии, есть ветер – электричества производится больше, но хранить его негде.

Газовая станция и газопровод работают в предсказуемом режиме, а вот ветряные станции – нет. Их нужно соединять в сети, а это влечет огромные расходы. Сейчас уже принят закон, который поддерживает локальную генерацию ветросетей.

Повальное увлечение возобновляемой энергетикой на сегодняшний день в России – только мода, но не актуальная необходимость. Более того, в возобновляемой энергии нет никакой экономической логики. Этот модный тренд умело используют отраслевые лоббисты, чтобы брать деньги либо из государственных бюджетов, либо из кармана потребителей.

Тем не менее локальное применение ветряной энергии вполне возможно, например, на Крайнем Севере, где будут стации на шельфе. Но ожидать массовой генерации было бы просто глупо, как глупо и сравнивать Россию, к примеру, с Данией, в которой развита ветроэнергетика. У Дании существует своя система энергобаланса, у нее нет углеводородов, у нет и газа, в отличие от нас.

И почему же тогда мы должны жить как в Дании, если мы не Дания?

Закрыть Наверх
Михаил Юлкин
Михаил Юлкин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Россия должна быть готова, нужно смотреть в будущее, а не держаться за архаичные проекты.
читать полностью
Михаил Юлкин
Михаил Юлкин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса

В России есть две программы развития энергетики. Одна называется ДМП-Е2 – это поддержка возобновляемой энергетики на период до 2035 года. Другая программа ДМП – поддержка традиционной энергетики, которой требуется модернизация и капитальный ремонт. Обе программы ориентированы на карман потребителей энергии. На первую программу возобновляемой энергетики заложено 350 миллиардов рублей, а на поддержку старой энергетики – 2 триллиона. В принципе больше можно ничего и не рассказывать.

«Зеленый» энергопереход – это вопрос выбора стратегии и больше ничего. Мы по-прежнему пытаемся сохранять и поддерживать рухлядь, построенную в середине прошлого века по технологиям прошлого же века, и тешим себя мыслью, что деньги, которые мы сейчас заплатим энергетикам, перекочуют в наше машиностроение, построенное и вовсе в 1930-е годы XX века. Мы финансируем архаичные проекты вместо того, чтобы смотреть вперед и финансировать развитие. Это и есть главная проблема.

Даже когда чиновники согласились поддержать возобновляемую энергетику, то идея была не в том, чтобы модернизировать отрасль и перевести ее на современные рельсы, а идея была в том, чтобы создать маленький энергетический анклав.

В итоге, в России существует две компании, которые занимаются «ветряками». Можно ли на этом основании всерьез считать, что тем самым мы создали целую отрасль? Нет. В одном Израиле десятки компаний занимаются ветром, а десятки – солнцем. А в России возобновляемой энергетики отведено, дай Бог, если 2,5% мощности, а то и 1%. В то же время в Европе эта цифра составляет 22%.

Россия находится только в самом начале пути освоения возобновляемой энергии. На сегодняшний день и заказы на зеленую энергию ничтожные. Где же набрать обороты и масштабы, чтобы издержки пошли вниз? Когда Европа стала покрывать денежные издержки, их компании уже производили десятки гигаватт мощности возобновляемой энергетики. В России же до 2035 года хорошо, если речь будет идти о цифре в 5-6 гигаватт.

Весь вопрос упирается в выбор пути и стратегии. Если мы признаем, что традиционная энергетика сжигаемого ископаемого топлива меняет климат, то надо будет заканчивать с ее выработкой. Климатические изменения очевидны сегодня всем.

Российская экономика основана на эксплуатации недр. В классическом понимании это очень простая экономическая модель. Но подобная экономика должна приносить ренту, как у арабских шейхов или Норвегии, которая откладывает деньги с такой эксплуатации в фонд будущих поколений. Россия же изо всех сил субсидирует нефть, газ и уголь, но странно субсидировать то, что должно приносить ренту. С 2012 года в России не наблюдается никакого экономического роста, мы занимаемся перераспределением ресурсов. Это перевернутая с ног на голову система, экономика не должна так работать.

По всем основаниям нам надо менять топливный локомотив, но мы все время смотрим в прошлое, финансируем архаичные технологические уклады, вместо того, чтобы финансировать будущее. Конечно, есть «зеленые» проекты, которые реализуются на Чукотке, на Алтае. Существуют ветро- и солнцепарки в Мурманской области. Нельзя сказать, что ничего не происходит в этой сфере, но масштабы возобновляемой энергетики мизерные, тогда как в той же Германии на каждом здании установлены солнечные панели.

Поэтому России нужно перестать смотреть назад и начать смотреть вперед.

Закрыть Наверх
2 комментариев
  • Антон
    Антон
    Зеленая энергетика - оружие международного капитала против малого и среднего бизнеса, а также развивающихся стран. Проблема не в применяемых сейчас способах производства и добычи полезных ископаемых. Проблема в способах эксплуатации и утилизации отходов.
  • Кирилл Че
    Кирилл Че
    Первоначально сам скептически относился к «зелёной повестке», считал ее чуть ли не уступкой суверенитета. Но немного остыв, появляются мысли, что зачем сдерживать ветер, который уже наполняет паруса? Может лучше использовать эту энергию на пользу себе? Но для этого необходимо заниматься все этой зеленью, но не хочется доверять такое свежее дело такому не свежему кадру.