Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Откажется ли российская промышленность от импортного программного обеспечения?

Артем Игнатенко
Артем Игнатенко
Эксперт IT-индустрии
Осуществить переход к российскому ПО возможно, но это будет нижний уровень обеспечения функционала.
читать полностью
Артем Игнатенко
Эксперт IT-индустрии

Если рассматривать военных и спецслужбы, то они давно используют свои операционные системы. Windows и Linux, а также любые программы, сделанные заграницей, они не используют, у них есть даже своя операционная система для мобильной связи.

Для гражданских потребителей, к которым в том числе относится и часть промышленности, нужно два типа софта – это прикладное программное обеспечение (ПО) и операционное, то, на чем все будет работать, как работает сейчас на Windows и Linux. Это две лидирующих системы и в мире, и в России. Единственное, что может быть  разработано российскими программистами – это вариации на тему отечественного Linuxа.

Linux является открытой платформой, под него и на его базе можно написать другую операционную систему с похожей оболочкой. В отличие от Windows, где исходный код передается по соглашению между правительствами, которое предусматривает, что код этот будет оставаться закрытым, исходный код Linux открыт. Поэтому все, что для страны может придумать местный производитель – это вариация Linux. Придумать третью операционную систему, может быть и можно, но это будет очень дорого стоить, и останется проблема работы прикладного программного обеспечения.

Для Windows прикладное ПО пишут партнеры, и вот это вторая проблема. Если вы создаете свою операционку, и у вас нет экосистемы партнеров, которые будут создавать прикладное обеспечение (редакторы, таблицы и т.д), вам придется делать это самим. А это означает, что расходы вырастут в разы.

Возможно, какая-то отрасль промышленности теоретически подпадет под санкции, и тот же Microsoft перестанет ей продавать лицензии. Политика Microsoft сегодня такова, что без интернета вы работать просто не можете, особенно поколение Windows 11, которое можно выключить дистанционно для конкретного потребителя. Таким образом, можно сделать это и с той отраслью российской промышленности, которая подпадет под санкции. Уязвимость российских систем очевидна.

В этом случае для промышленности, вероятно, возникнет ниша, в которую так же, как для военных, могут войти отечественные производители, создав платформу на базе Linux, а к ней прикладное программное обеспечение. Это достаточно узкий сегмент, где вряд ли кто-либо будет думать о стоимости.

Если же речь пойдет о расширенном спектре, к которому добавится то же образование, да и простые пользователи, то создание российского ПО для такого сегмента просто нереалистично. Это слишком большой бизнес.

Есть еще момент, о котором часто умалчивают: лицензии и патенты. Представьте, что вы банк, даже если государственный, и для того, чтобы работать с другими банками, ваше ПО должно быть сертифицировано. Реализация всех протоколов безопасности полностью патентована. В этом случае придется патент либо украсть, либо купить, либо пользоваться им нелегально. Получается, что есть большая область того, что создать самостоятельно в своем закрытом производстве невозможно, – это протоколы безопасности, которые должны быть сертифицированы и запатентованы.

Если же вы будете работать на непатентованных протоколах и программном обеспечении, у вас возникнут проблемы с вашими иностранными контрагентами. Эти моменты придется урегулировать и все же сохранять некое иностранное присутствие.

Резюмируя, предположу, что очень ограниченное количество производителей, которые могут теоретически подпасть под санкции, имеют возможности создать жизненно необходимое программное обеспечение, которое не приведет к остановке производств. Вопрос в том, что само производство это очень сильно удорожит, а также в том, кто будет этот софт поддерживать. Ведь самое основное заключается в том, чтобы наладить техническую поддержку софта, и эта поддержка, в силу того, что она нишевая, будет очень дорого стоить. Если за ценой не постоять, сделать что-то возможно, но это будет нижний уровень обеспечения функционала, «лишь бы работало».

Андрей Колесников
Андрей Колесников
Эксперт IT-индустрии
Промышленники поддержат российское программное обеспечение, но от импортного софта отказаться не смогут.
читать полностью
Андрей Колесников
Эксперт IT-индустрии

С точки зрения политиков, создание российского программного обеспечения – это импортозамещение, ответ на существующие угрозы и так далее. С точки зрения бизнеса – это рабочие места, которые остаются в России, развивают технологии и делают в целом страну лучше.

Для промышленности есть два типа программного обеспечения. Инженерный софт для разработки – это проектировка, 3D-моделирование, виртуальное конструирование, виртуальные испытания, нагрузки, высокая физика и прочее. С этим у нас плоховато. Но есть классы софта, поддерживающие бизнес-системы, управление оборудованием, управление бизнес-процессом, производственные склады, логистику и т.д., с ними все хорошо. Они в России уже давно есть и работают.

В каком-то ограниченном объеме создание инженерного софта возможно, но не все. Если же возникнет угроза санкций или наше правительство запретит закупать западное программное обеспечение, то в России просто прекратится разработка автомобилей, самолетов и тому подобное. К 2024 году мы уровня программных пакетов для инженерных разработок и дизайнов, конечно же, не достигнем, иллюзий по этому поводу нет. Но если ничего не делать, то мы никогда ничего и не добьемся, заниматься разработкой собственных программ необходимо.

У нашей промышленности к западному софту разный подход. Нельзя остановить производство и цикл разработки. Конечно, многие промышленники поддержат российское программное обеспечение, но от старого импортного софта, за который они уже заплатили большие деньги, так просто отказаться не смогут.

Откажется ли российская промышленность от импортного программного обеспечения?
75%
25%
Артем Игнатенко
Артем Игнатенко
Эксперт IT-индустрии
Осуществить переход к российскому ПО возможно, но это будет нижний уровень обеспечения функционала.
читать полностью
Артем Игнатенко
Артем Игнатенко
Эксперт IT-индустрии

Если рассматривать военных и спецслужбы, то они давно используют свои операционные системы. Windows и Linux, а также любые программы, сделанные заграницей, они не используют, у них есть даже своя операционная система для мобильной связи.

Для гражданских потребителей, к которым в том числе относится и часть промышленности, нужно два типа софта – это прикладное программное обеспечение (ПО) и операционное, то, на чем все будет работать, как работает сейчас на Windows и Linux. Это две лидирующих системы и в мире, и в России. Единственное, что может быть  разработано российскими программистами – это вариации на тему отечественного Linuxа.

Linux является открытой платформой, под него и на его базе можно написать другую операционную систему с похожей оболочкой. В отличие от Windows, где исходный код передается по соглашению между правительствами, которое предусматривает, что код этот будет оставаться закрытым, исходный код Linux открыт. Поэтому все, что для страны может придумать местный производитель – это вариация Linux. Придумать третью операционную систему, может быть и можно, но это будет очень дорого стоить, и останется проблема работы прикладного программного обеспечения.

Для Windows прикладное ПО пишут партнеры, и вот это вторая проблема. Если вы создаете свою операционку, и у вас нет экосистемы партнеров, которые будут создавать прикладное обеспечение (редакторы, таблицы и т.д), вам придется делать это самим. А это означает, что расходы вырастут в разы.

Возможно, какая-то отрасль промышленности теоретически подпадет под санкции, и тот же Microsoft перестанет ей продавать лицензии. Политика Microsoft сегодня такова, что без интернета вы работать просто не можете, особенно поколение Windows 11, которое можно выключить дистанционно для конкретного потребителя. Таким образом, можно сделать это и с той отраслью российской промышленности, которая подпадет под санкции. Уязвимость российских систем очевидна.

В этом случае для промышленности, вероятно, возникнет ниша, в которую так же, как для военных, могут войти отечественные производители, создав платформу на базе Linux, а к ней прикладное программное обеспечение. Это достаточно узкий сегмент, где вряд ли кто-либо будет думать о стоимости.

Если же речь пойдет о расширенном спектре, к которому добавится то же образование, да и простые пользователи, то создание российского ПО для такого сегмента просто нереалистично. Это слишком большой бизнес.

Есть еще момент, о котором часто умалчивают: лицензии и патенты. Представьте, что вы банк, даже если государственный, и для того, чтобы работать с другими банками, ваше ПО должно быть сертифицировано. Реализация всех протоколов безопасности полностью патентована. В этом случае придется патент либо украсть, либо купить, либо пользоваться им нелегально. Получается, что есть большая область того, что создать самостоятельно в своем закрытом производстве невозможно, – это протоколы безопасности, которые должны быть сертифицированы и запатентованы.

Если же вы будете работать на непатентованных протоколах и программном обеспечении, у вас возникнут проблемы с вашими иностранными контрагентами. Эти моменты придется урегулировать и все же сохранять некое иностранное присутствие.

Резюмируя, предположу, что очень ограниченное количество производителей, которые могут теоретически подпасть под санкции, имеют возможности создать жизненно необходимое программное обеспечение, которое не приведет к остановке производств. Вопрос в том, что само производство это очень сильно удорожит, а также в том, кто будет этот софт поддерживать. Ведь самое основное заключается в том, чтобы наладить техническую поддержку софта, и эта поддержка, в силу того, что она нишевая, будет очень дорого стоить. Если за ценой не постоять, сделать что-то возможно, но это будет нижний уровень обеспечения функционала, «лишь бы работало».

Закрыть Наверх
Андрей Колесников
Андрей Колесников
Эксперт IT-индустрии
Промышленники поддержат российское программное обеспечение, но от импортного софта отказаться не смогут.
читать полностью
Андрей Колесников
Андрей Колесников
Эксперт IT-индустрии

С точки зрения политиков, создание российского программного обеспечения – это импортозамещение, ответ на существующие угрозы и так далее. С точки зрения бизнеса – это рабочие места, которые остаются в России, развивают технологии и делают в целом страну лучше.

Для промышленности есть два типа программного обеспечения. Инженерный софт для разработки – это проектировка, 3D-моделирование, виртуальное конструирование, виртуальные испытания, нагрузки, высокая физика и прочее. С этим у нас плоховато. Но есть классы софта, поддерживающие бизнес-системы, управление оборудованием, управление бизнес-процессом, производственные склады, логистику и т.д., с ними все хорошо. Они в России уже давно есть и работают.

В каком-то ограниченном объеме создание инженерного софта возможно, но не все. Если же возникнет угроза санкций или наше правительство запретит закупать западное программное обеспечение, то в России просто прекратится разработка автомобилей, самолетов и тому подобное. К 2024 году мы уровня программных пакетов для инженерных разработок и дизайнов, конечно же, не достигнем, иллюзий по этому поводу нет. Но если ничего не делать, то мы никогда ничего и не добьемся, заниматься разработкой собственных программ необходимо.

У нашей промышленности к западному софту разный подход. Нельзя остановить производство и цикл разработки. Конечно, многие промышленники поддержат российское программное обеспечение, но от старого импортного софта, за который они уже заплатили большие деньги, так просто отказаться не смогут.

Закрыть Наверх
1 комментариев
  • Коля
    Коля
    Какой может быть свой софт если всё железо импортное? Зачем натягивать сову на глобус заставляя ёжиков жрать кактус? Насиьное внедрение кривого и косого софта - самый верный способ окончательно уничтожить местное ИТ производство.