Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: Откуда следует ждать террористической угрозы?

Сергей Михеев
Сергей Михеев
Политолог
Дестабилизация Афганистана повлечет за собой волну мигрантов, среди которых могут быть террористы.
читать полностью
Сергей Михеев
Политолог

Угроза терроризма в силу афганского фактора, конечно, существует. Для России такая угроза связана с возможным усилением миграционной волны из регионов Средней Азии под давлением того, что происходит в Афганистане. В эту миграционную волну возможно проникновение экстремистски настроенных людей. Такая тенденция прослеживается давно: основной костяк экстремистов и террористов в России – это мигранты из Средней Азии. Подпитываются они идеями из Афганистана, потому что именно оттуда в первую очередь в регион проникает радикальный ислам. К тому же в Афганистане есть и базы подготовки террористов.

Дополнительная дестабилизация обстановки в Афганистане может, во-первых, осложнить ситуацию в Средней Азии, а, во-вторых, по цепочке и в России. У нас нет вменяемой миграционной политики, фактически все определяется тем, выгодна или невыгодна та или иная политика тем или иным бизнес-группам.

Что касается Афганистана, то следует сказать, что до сих пор существовала иллюзия, что американцы контролируют ситуацию, но на самом деле, они ее никогда не контролировали. Сейчас они вообще уходят, и ситуация, конечно, станет еще более сложной в том числе для соседей Афганистана.

Что касается новой террористической угрозы для США из Афганистана, то предсказать что-то сложно. Может быть, будут попытки террористических атак. При взрыве аэропорта в Кабуле уже погибло 13 американских военнослужащих. Нельзя с уверенностью сказать, будут ли атаки, приуроченные к 20-летней годовщине трагедии 9/11.

Талибан (запрещенная в России организация) напрямую не угрожает России, он ограничен ареалом расселения пуштунов. Талибан не считается международной террористической сетью, он сосредоточен на Афганистане, может быть отчасти Пакистане, но в Среднюю Азию пока он идти не собирается.

Дестабилизация Афганистана породит новые возможности для международного терроризма. Плюс экспорт мигрантов и людей с террористической идеологией. Но вопрос этот стоит не в самом Талибане, вопрос в целом в ситуации в регионе.

С Талибаном же Россия действительно может о чем-то договориться, например, о контроле наркотрафика. Талибы обещают бороться с этой проблемой, и опыт подобных действий  у них есть: в тех провинциях, которые они контролировали, предпринимались шаги по борьбе с героиновыми картелями, которых не трогали американцы.

Дарья Митина
Дарья Митина
Политик
Талибан (запрещенная в России организация) сегодня ничем не отличен от ИГИЛ (запрещенной в РФ организации) или Аль-Кайды, и сам является террористической организацией.
читать полностью
Дарья Митина
Политик

Усиление терроризма уже началось. Афганистан всегда был неспокойным, а сейчас это и вовсе зона неконтролируемого, разностороннего и разносубъектного терроризма. Не будем забывать про Талибан (запрещенную в России организацию): как бы ни развивались события, как бы ни улыбались российские дипломаты на совместных с талибами фотографиями, образуют они государство или нет, но в любом случае это террористическая организация. И сейчас она получает всю полноту власти.

Однако и помимо Талибана существует еще масса других террористических сил. И пока что мы видим, что талибы не контролируют всю территорию Афганистана. Речь не только о Панджшере и отдельных районах, которые продолжают вооруженное сопротивление, речь идет об общем уровне террористической опасности.

Вчерашний взрыв в аэропорту Кабула является свидетельством того, что талибы не контролируют ситуацию вопреки их собственным заявлениям. Хотя они, конечно, поспешили обвинить во всем ИГИЛ (запрещенную в России организацию).

ИГИЛ – отдельная глава во всей этой печальной повести, очень удобная присказка, которая всех устраивала. Для американцев борьба с ИГИЛ – это дополнительное обоснование расширить военный бюджет и остаться в Афганистане. Как бы они ни прощались, в любой момент американцы даже сейчас, несмотря на спешную эвакуацию, могут прилететь назад. И обоснованием будет борьба с ИГИЛ.

Россия, к моему удивлению, полностью включилась в эту американскую игру и 10 лет выполняла роль технического секретариата при Залмае Халилзаде, представителе Госдепартамента США. Всеми своими усилиями Россия втаскивала Талибан в легальное политическое пространство, помогая его усилению на всех дипломатических площадках. У российского экс-посла в Афганистане Замира Кабулова было железобетонное, как он считал, обоснование этому: если не талибы как самая большая организованная сила, то кто будет бороться с ИГИЛ? Но критики подобный аргумент не выдерживает. С ИГИЛом могла бороться афганская национальная армия и те же американцы.

По данным мониторинга ООН, боевиков ИГИЛ на территории Афганистана оценочно от 2 до 3 тысяч боевых единиц. Это капля в море для всей территории 40-миллионной страны. И с 3 тысячами боевиков, рассеянных по провинциям, в одиночку мог бы справиться кто угодно – и талибы, и афганская национальная армия, и американцы, если бы действительно этого хотели. Но это никому не было нужно.

Миф об ИГИЛ очень удобен. Американцы им обосновывали свое военное присутствие. Россия формировала миф о Талибане, с которым нужно считаться и который нужно легализовать. Самому Талибану этот миф тоже выгоден. Любой теракт или инцидент, который они не хотят приписывать себе, можно оставить на совести ИГИЛ.

И о вчерашнем теракте в кабульском аэропорту Талибан уже заявил, что это дело рук ИГИЛ. Но Кабульский аэропорт – режимный объект, особенно в последние две недели. Там стоит оцепление, кордоны Талибана. Если взрыв устроили не талибы, а ИГИЛ, – это свидетельство того, что Талибан сейчас не контролирует не то, что всю территорию Афганистана и сам Кабул, но даже строго режимный объект, каким является кабульский аэропорт.

До начала обвального падения исламской республики в июле, боевиков Талибана по самым оптимистичным оценкам было около ста тысяч человек. И в масштабах страны этого очень мало, чтобы сразу начать обеспечивать безопасность. Вероятно, что по мере становления государства все будут силовиками Талибана, но пока этого нет. Нет еще даже самого государства.

Пока официально не объявлено о создании государства, все талибанские подразделения – просто террористические банды, как бы они себя ни называли. Сейчас Талибан не отличается от ИГИЛ или Аль-Каиды.

Существует еще и тот вариант, что взрыв в аэропорту Кабула – дело рук самих талибов. Этот вариант похож на правду. Подобных прецедентов была масса, и на протяжении последних лет сложилась следующая практика: если где-то произошел теракт и не хочется брать ответственность, то Талибан обвиняет во всем ИГИЛ. Есть теракты, за которые Талибан ответственность берет, т.н. акты возмездия, там важна имиджевая составляющая. Здесь же талибы брать ответственность не хотят и обвиняют в произошедшем ИГИЛ. Ситуация стандартная для Талибана.

Все теракты, которые совершаются руками сети Хакани (это боевое подразделение Талибана) имеют подобный почерк. Сеть Хакани – это самые отъявленные террористы пакистанского происхождения, которые выполняют роль военных руководителей талибов. И целью данной акции может быть, во-первых, дать понять американцам, что задерживаться здесь позже 1 сентября не стоит, посеять панику. Во-вторых, пресечь поток афганцев, которые пытаются покинуть страну. Легально этого уже нельзя сделать, но все еще можно сделать нелегально за деньги. Таким образом идет запугивание населения Афганистана.

Во время нашего разговора поступила новость, что ИГИЛ взял на себя ответственность за теракт в аэропорту Кабула. Это вполне укладывается в версию о том, что Талибан использует миф об ИГИЛ в своих целях.

Откуда следует ждать террористической угрозы?
46%
54%
Сергей Михеев
Сергей Михеев
Политолог
Дестабилизация Афганистана повлечет за собой волну мигрантов, среди которых могут быть террористы.
читать полностью
Сергей Михеев
Сергей Михеев
Политолог

Угроза терроризма в силу афганского фактора, конечно, существует. Для России такая угроза связана с возможным усилением миграционной волны из регионов Средней Азии под давлением того, что происходит в Афганистане. В эту миграционную волну возможно проникновение экстремистски настроенных людей. Такая тенденция прослеживается давно: основной костяк экстремистов и террористов в России – это мигранты из Средней Азии. Подпитываются они идеями из Афганистана, потому что именно оттуда в первую очередь в регион проникает радикальный ислам. К тому же в Афганистане есть и базы подготовки террористов.

Дополнительная дестабилизация обстановки в Афганистане может, во-первых, осложнить ситуацию в Средней Азии, а, во-вторых, по цепочке и в России. У нас нет вменяемой миграционной политики, фактически все определяется тем, выгодна или невыгодна та или иная политика тем или иным бизнес-группам.

Что касается Афганистана, то следует сказать, что до сих пор существовала иллюзия, что американцы контролируют ситуацию, но на самом деле, они ее никогда не контролировали. Сейчас они вообще уходят, и ситуация, конечно, станет еще более сложной в том числе для соседей Афганистана.

Что касается новой террористической угрозы для США из Афганистана, то предсказать что-то сложно. Может быть, будут попытки террористических атак. При взрыве аэропорта в Кабуле уже погибло 13 американских военнослужащих. Нельзя с уверенностью сказать, будут ли атаки, приуроченные к 20-летней годовщине трагедии 9/11.

Талибан (запрещенная в России организация) напрямую не угрожает России, он ограничен ареалом расселения пуштунов. Талибан не считается международной террористической сетью, он сосредоточен на Афганистане, может быть отчасти Пакистане, но в Среднюю Азию пока он идти не собирается.

Дестабилизация Афганистана породит новые возможности для международного терроризма. Плюс экспорт мигрантов и людей с террористической идеологией. Но вопрос этот стоит не в самом Талибане, вопрос в целом в ситуации в регионе.

С Талибаном же Россия действительно может о чем-то договориться, например, о контроле наркотрафика. Талибы обещают бороться с этой проблемой, и опыт подобных действий  у них есть: в тех провинциях, которые они контролировали, предпринимались шаги по борьбе с героиновыми картелями, которых не трогали американцы.

Закрыть Наверх
Дарья Митина
Дарья Митина
Политик
Талибан (запрещенная в России организация) сегодня ничем не отличен от ИГИЛ (запрещенной в РФ организации) или Аль-Кайды, и сам является террористической организацией.
читать полностью
Дарья Митина
Дарья Митина
Политик

Усиление терроризма уже началось. Афганистан всегда был неспокойным, а сейчас это и вовсе зона неконтролируемого, разностороннего и разносубъектного терроризма. Не будем забывать про Талибан (запрещенную в России организацию): как бы ни развивались события, как бы ни улыбались российские дипломаты на совместных с талибами фотографиями, образуют они государство или нет, но в любом случае это террористическая организация. И сейчас она получает всю полноту власти.

Однако и помимо Талибана существует еще масса других террористических сил. И пока что мы видим, что талибы не контролируют всю территорию Афганистана. Речь не только о Панджшере и отдельных районах, которые продолжают вооруженное сопротивление, речь идет об общем уровне террористической опасности.

Вчерашний взрыв в аэропорту Кабула является свидетельством того, что талибы не контролируют ситуацию вопреки их собственным заявлениям. Хотя они, конечно, поспешили обвинить во всем ИГИЛ (запрещенную в России организацию).

ИГИЛ – отдельная глава во всей этой печальной повести, очень удобная присказка, которая всех устраивала. Для американцев борьба с ИГИЛ – это дополнительное обоснование расширить военный бюджет и остаться в Афганистане. Как бы они ни прощались, в любой момент американцы даже сейчас, несмотря на спешную эвакуацию, могут прилететь назад. И обоснованием будет борьба с ИГИЛ.

Россия, к моему удивлению, полностью включилась в эту американскую игру и 10 лет выполняла роль технического секретариата при Залмае Халилзаде, представителе Госдепартамента США. Всеми своими усилиями Россия втаскивала Талибан в легальное политическое пространство, помогая его усилению на всех дипломатических площадках. У российского экс-посла в Афганистане Замира Кабулова было железобетонное, как он считал, обоснование этому: если не талибы как самая большая организованная сила, то кто будет бороться с ИГИЛ? Но критики подобный аргумент не выдерживает. С ИГИЛом могла бороться афганская национальная армия и те же американцы.

По данным мониторинга ООН, боевиков ИГИЛ на территории Афганистана оценочно от 2 до 3 тысяч боевых единиц. Это капля в море для всей территории 40-миллионной страны. И с 3 тысячами боевиков, рассеянных по провинциям, в одиночку мог бы справиться кто угодно – и талибы, и афганская национальная армия, и американцы, если бы действительно этого хотели. Но это никому не было нужно.

Миф об ИГИЛ очень удобен. Американцы им обосновывали свое военное присутствие. Россия формировала миф о Талибане, с которым нужно считаться и который нужно легализовать. Самому Талибану этот миф тоже выгоден. Любой теракт или инцидент, который они не хотят приписывать себе, можно оставить на совести ИГИЛ.

И о вчерашнем теракте в кабульском аэропорту Талибан уже заявил, что это дело рук ИГИЛ. Но Кабульский аэропорт – режимный объект, особенно в последние две недели. Там стоит оцепление, кордоны Талибана. Если взрыв устроили не талибы, а ИГИЛ, – это свидетельство того, что Талибан сейчас не контролирует не то, что всю территорию Афганистана и сам Кабул, но даже строго режимный объект, каким является кабульский аэропорт.

До начала обвального падения исламской республики в июле, боевиков Талибана по самым оптимистичным оценкам было около ста тысяч человек. И в масштабах страны этого очень мало, чтобы сразу начать обеспечивать безопасность. Вероятно, что по мере становления государства все будут силовиками Талибана, но пока этого нет. Нет еще даже самого государства.

Пока официально не объявлено о создании государства, все талибанские подразделения – просто террористические банды, как бы они себя ни называли. Сейчас Талибан не отличается от ИГИЛ или Аль-Каиды.

Существует еще и тот вариант, что взрыв в аэропорту Кабула – дело рук самих талибов. Этот вариант похож на правду. Подобных прецедентов была масса, и на протяжении последних лет сложилась следующая практика: если где-то произошел теракт и не хочется брать ответственность, то Талибан обвиняет во всем ИГИЛ. Есть теракты, за которые Талибан ответственность берет, т.н. акты возмездия, там важна имиджевая составляющая. Здесь же талибы брать ответственность не хотят и обвиняют в произошедшем ИГИЛ. Ситуация стандартная для Талибана.

Все теракты, которые совершаются руками сети Хакани (это боевое подразделение Талибана) имеют подобный почерк. Сеть Хакани – это самые отъявленные террористы пакистанского происхождения, которые выполняют роль военных руководителей талибов. И целью данной акции может быть, во-первых, дать понять американцам, что задерживаться здесь позже 1 сентября не стоит, посеять панику. Во-вторых, пресечь поток афганцев, которые пытаются покинуть страну. Легально этого уже нельзя сделать, но все еще можно сделать нелегально за деньги. Таким образом идет запугивание населения Афганистана.

Во время нашего разговора поступила новость, что ИГИЛ взял на себя ответственность за теракт в аэропорту Кабула. Это вполне укладывается в версию о том, что Талибан использует миф об ИГИЛ в своих целях.

Закрыть Наверх
0 комментариев