Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Превратится ли Телеграм в управляемую медийную площадку?

Никита Кричевский
Никита Кричевский
Экономист
И да, и нет. Еще остаются независимые каналы.
читать полностью
Никита Кричевский
Экономист

Наблюдается ли определённый кризис Telegram и превращение его в управляемый контент вместо площадки свободных мнений? И да, и нет.

С одной стороны, большинство средних и крупных telegram-каналов сбились в стаи и сформировали собственные сетки, внутри которых распределяют деньги от заказчиков. С другой стороны, остаётся энное количество telegram-каналов, может быть, не самых крупных, но независимых.

Например, мой канал «Антискрепа» — там 85 тысяч подписчиков, и никому и в голову не придёт сказать, что я «сижу» или «лежу» под кем-то и выражаю чье-то мнение. Ни в одном посте не было такого, чтобы я погрешил против истины и пошёл против своей воли, против своих убеждений.

Если я о чем-то пишу, то это пост, за который мне не стыдно.

Что касается Telegram в целом, то он превратился в бизнес. И это очень прибыльный бизнес. Средняя цена канала, который насчитывает порядка 100 тысяч подписчиков, составляет от 20 млн руб., при этом деньги отбиваются в течение года, максимум полутора. При этом, повторюсь, остается немало telegram-каналов, которые выражают свою личную эксклюзивную уникальную точку зрения по самым разных позициям.

Такие telegram-каналы, как мой, где освещаются темы независимо от того, нравится кому-то это или нет, особенно сильно не репостят, на них не ссылаются, их не упоминают именно за то, что они переходят чьи-то интересы.

Я не могу сказать, что в Telegram — сплошь коммерциализация и управляемый контент тотально, как например, в медиа. Но тема вбрасывается под определённым углом. И если кому-то из власть предержащих этот угол не понравится, он выделяет энную сумму на блокирование любой информации. Ну, например, разливы нефтепродуктов в Заполярье или нашумевшая история с аварией Собчак. Вбрасываются определенные суммы для того, чтобы народ просто обходил случившееся стороной. Но если, скажем, такой телеграммер, как Кричевский, пишет об этом, то он отморозок, а с отморозками иметь дело не самое лучшее и не самое простое.

Здесь нужно сказать огромнейшее спасибо Павлу Валерьевичу Дурову. Например, меня уже два месяца атакуют боты Владимира Соловьёва. Об этом я пишу в telegram-канале, выкладываю скрины переписки: они указывают посты, которые я должен убрать, которые им не нравятся. Удаление любого поста в Telegram считается зашкваром. Исходя из этого я, конечно, ни один пост не трогаю, все они как стояли, так и стоят. Это можно посмотреть по списку: я опубликовал список постов, которые я должен удалить — они все на месте. Так они перешли к следующему этапу, начали взламывать и не только Telegram, но и Facebook, Twitter, ВКонтакте. За исключением Twitter ни одна соцсеть не поддалась. Конечно, в первую очередь атакуются telegram-каналы, потому что они сегодня на гребне.

Что такое telegram-канал? Это та информация, которую ты в режиме онлайн доставляешь потенциальному заказчику или читателю, который может это прочитать в машине за 10-15 секунд или во время рабочего совещания, или ещё где-то. А прочитав, присоединиться к тому мнению, которое было у телеграмщика. Это очень важная история.

Я совершенно точно знаю, что меня читают в больших кабинетах, мне неоднократно предлагали переслать рассылки, где содержатся мои посты. То есть я вхожу в тот пул, который интересует народ, который читают влиятельные люди, включая премьер-министра.

В то же время, мне не очень понятно, зачем нужно взламывать или устраивать атаки ботов? Дуров настроил защиту от всех этих атак, и они не срабатывают, а люди выбрасывают огромные деньги для того, чтобы заспамить, зашлаковать канал. И деньги выбрасываются очень серьезные.

Пять лет назад, когда я начинал в Telegram, это была действительно свободная площадка. Там было очень мало народа, несколько тысяч подписчиков. И в районе девяти-десяти тысяч считалось вообще успехом! А потом, когда пришла коммерция, там появились и накрученные подписчики, и накрученные просмотры, и заказные репосты.

Схема такая: на каком-то маленьком канальчике выходит пасквиль буквально за пять-десять тысяч рублей, а уже потом через репосты эта система разгоняется по всей телеге. Приблизительно то же самое практиковал в своё время Алексей Анатольевич Навальный. Начиналось все с какого-нибудь маленького поста, потом он это репостил, и уже через несколько часов об этом знает вся «телега» и весь мир.

Игорь Димитриев
Игорь Димитриев
Журналист
Да. Крикливая пропаганда невысокого уровня заполонила весь Телеграм.
читать полностью
Игорь Димитриев
Журналист

К сожалению, с Telegram происходит постепенно то же, что и с другими социальными сетями происходило чуть раньше. Они становятся мейнстримными, туда приходят широкие народные массы, и вслед за ними приходят бюджеты и инструменты, так сказать, моделирования общественного мнения. Это уже происходит сейчас, к сожалению.

Несколько лет Telegram был альтернативной площадкой, и доминировали там представители экспертного сообщества или альтернативные лидеры мнений из конкретных отраслей, специалисты в различных сферах с собственным оригинальным мнением.

Это был большой аналитический центр, think tank. Там можно было, особенно долго не выискивая, услышать мнение специалистов в той или иной отрасли. Допустим, если мы слышали в новостях о каких-то событиях в нефтегазовой отрасли, мы заходили в telegram-канал «Буровая» и узнавали подноготную; если что-то происходило в военной отрасли, мы заглядывали к военным экспертам; если в политической, региональной, то заглядывали в профильные каналы.

Сейчас эти каналы сохранились, но утонули в огромном вале платного, пропагандистского контента и официоза, то есть во всём том, что мы видели раньше в федеральном телевизоре: господствует пропаганда невысокого уровня, очень крикливая, и, будем откровенны, глупая. Благодаря использованию методов раскрутки, она заполонила весь Telegram. Аналитические материалы, действительно интересные мысли специалистов теперь в этом вале очень сложно разобрать.

Раньше было можно найти интересных отраслевых экспертов: в экономике, в военной сфере или дипломатии, — и просто попросить вести telegram-канал. Такой канал оказывал влияние на реальную сферу. Люди, которые интересовались или были связаны по своей основной деятельности с этой сферой, подписывались на соответствующий telegram-канал и выслушивали мнение эксперта, то есть, оно попадало напрямую к исполнителям решений. Была связка, так сказать, экспертного сообщества и принятия решений. Сейчас в этом пропагандистском вале такой инструмент уже, мне кажется, не работает, или если и работает, то очень слабо.

Превратится ли Телеграм в управляемую медийную площадку?
40%
60%
Никита Кричевский
Никита Кричевский
Экономист
И да, и нет. Еще остаются независимые каналы.
читать полностью
Никита Кричевский
Никита Кричевский
Экономист

Наблюдается ли определённый кризис Telegram и превращение его в управляемый контент вместо площадки свободных мнений? И да, и нет.

С одной стороны, большинство средних и крупных telegram-каналов сбились в стаи и сформировали собственные сетки, внутри которых распределяют деньги от заказчиков. С другой стороны, остаётся энное количество telegram-каналов, может быть, не самых крупных, но независимых.

Например, мой канал «Антискрепа» — там 85 тысяч подписчиков, и никому и в голову не придёт сказать, что я «сижу» или «лежу» под кем-то и выражаю чье-то мнение. Ни в одном посте не было такого, чтобы я погрешил против истины и пошёл против своей воли, против своих убеждений.

Если я о чем-то пишу, то это пост, за который мне не стыдно.

Что касается Telegram в целом, то он превратился в бизнес. И это очень прибыльный бизнес. Средняя цена канала, который насчитывает порядка 100 тысяч подписчиков, составляет от 20 млн руб., при этом деньги отбиваются в течение года, максимум полутора. При этом, повторюсь, остается немало telegram-каналов, которые выражают свою личную эксклюзивную уникальную точку зрения по самым разных позициям.

Такие telegram-каналы, как мой, где освещаются темы независимо от того, нравится кому-то это или нет, особенно сильно не репостят, на них не ссылаются, их не упоминают именно за то, что они переходят чьи-то интересы.

Я не могу сказать, что в Telegram — сплошь коммерциализация и управляемый контент тотально, как например, в медиа. Но тема вбрасывается под определённым углом. И если кому-то из власть предержащих этот угол не понравится, он выделяет энную сумму на блокирование любой информации. Ну, например, разливы нефтепродуктов в Заполярье или нашумевшая история с аварией Собчак. Вбрасываются определенные суммы для того, чтобы народ просто обходил случившееся стороной. Но если, скажем, такой телеграммер, как Кричевский, пишет об этом, то он отморозок, а с отморозками иметь дело не самое лучшее и не самое простое.

Здесь нужно сказать огромнейшее спасибо Павлу Валерьевичу Дурову. Например, меня уже два месяца атакуют боты Владимира Соловьёва. Об этом я пишу в telegram-канале, выкладываю скрины переписки: они указывают посты, которые я должен убрать, которые им не нравятся. Удаление любого поста в Telegram считается зашкваром. Исходя из этого я, конечно, ни один пост не трогаю, все они как стояли, так и стоят. Это можно посмотреть по списку: я опубликовал список постов, которые я должен удалить — они все на месте. Так они перешли к следующему этапу, начали взламывать и не только Telegram, но и Facebook, Twitter, ВКонтакте. За исключением Twitter ни одна соцсеть не поддалась. Конечно, в первую очередь атакуются telegram-каналы, потому что они сегодня на гребне.

Что такое telegram-канал? Это та информация, которую ты в режиме онлайн доставляешь потенциальному заказчику или читателю, который может это прочитать в машине за 10-15 секунд или во время рабочего совещания, или ещё где-то. А прочитав, присоединиться к тому мнению, которое было у телеграмщика. Это очень важная история.

Я совершенно точно знаю, что меня читают в больших кабинетах, мне неоднократно предлагали переслать рассылки, где содержатся мои посты. То есть я вхожу в тот пул, который интересует народ, который читают влиятельные люди, включая премьер-министра.

В то же время, мне не очень понятно, зачем нужно взламывать или устраивать атаки ботов? Дуров настроил защиту от всех этих атак, и они не срабатывают, а люди выбрасывают огромные деньги для того, чтобы заспамить, зашлаковать канал. И деньги выбрасываются очень серьезные.

Пять лет назад, когда я начинал в Telegram, это была действительно свободная площадка. Там было очень мало народа, несколько тысяч подписчиков. И в районе девяти-десяти тысяч считалось вообще успехом! А потом, когда пришла коммерция, там появились и накрученные подписчики, и накрученные просмотры, и заказные репосты.

Схема такая: на каком-то маленьком канальчике выходит пасквиль буквально за пять-десять тысяч рублей, а уже потом через репосты эта система разгоняется по всей телеге. Приблизительно то же самое практиковал в своё время Алексей Анатольевич Навальный. Начиналось все с какого-нибудь маленького поста, потом он это репостил, и уже через несколько часов об этом знает вся «телега» и весь мир.

Закрыть Наверх
Игорь Димитриев
Игорь Димитриев
Журналист
Да. Крикливая пропаганда невысокого уровня заполонила весь Телеграм.
читать полностью
Игорь Димитриев
Игорь Димитриев
Журналист

К сожалению, с Telegram происходит постепенно то же, что и с другими социальными сетями происходило чуть раньше. Они становятся мейнстримными, туда приходят широкие народные массы, и вслед за ними приходят бюджеты и инструменты, так сказать, моделирования общественного мнения. Это уже происходит сейчас, к сожалению.

Несколько лет Telegram был альтернативной площадкой, и доминировали там представители экспертного сообщества или альтернативные лидеры мнений из конкретных отраслей, специалисты в различных сферах с собственным оригинальным мнением.

Это был большой аналитический центр, think tank. Там можно было, особенно долго не выискивая, услышать мнение специалистов в той или иной отрасли. Допустим, если мы слышали в новостях о каких-то событиях в нефтегазовой отрасли, мы заходили в telegram-канал «Буровая» и узнавали подноготную; если что-то происходило в военной отрасли, мы заглядывали к военным экспертам; если в политической, региональной, то заглядывали в профильные каналы.

Сейчас эти каналы сохранились, но утонули в огромном вале платного, пропагандистского контента и официоза, то есть во всём том, что мы видели раньше в федеральном телевизоре: господствует пропаганда невысокого уровня, очень крикливая, и, будем откровенны, глупая. Благодаря использованию методов раскрутки, она заполонила весь Telegram. Аналитические материалы, действительно интересные мысли специалистов теперь в этом вале очень сложно разобрать.

Раньше было можно найти интересных отраслевых экспертов: в экономике, в военной сфере или дипломатии, — и просто попросить вести telegram-канал. Такой канал оказывал влияние на реальную сферу. Люди, которые интересовались или были связаны по своей основной деятельности с этой сферой, подписывались на соответствующий telegram-канал и выслушивали мнение эксперта, то есть, оно попадало напрямую к исполнителям решений. Была связка, так сказать, экспертного сообщества и принятия решений. Сейчас в этом пропагандистском вале такой инструмент уже, мне кажется, не работает, или если и работает, то очень слабо.

Закрыть Наверх
0 комментариев