Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: Проиграла ли «партия войны» и в США, и в России?

Андрей Перла
Андрей Перла
Журналист
В России нет «партии войны», но Россия готова защищать русских людей, в том числе на Украине, военными средствами.
читать полностью
Андрей Перла
Журналист

«Партия войны» не проиграла, потому что в России нет «партии войны».

Нет сколько-нибудь влиятельной политической группы, которая в сложившихся обстоятельствах выступала бы за большую войну. Ни во власти, ни в политике нет людей, кроме разве что сумасшедших, которые бы хотели, чтобы Россия вступила в войну с Западом или с Востоком.

Сама политическая природа России такова, что война воспринимается как ужасное зло. Россия может вести войну, но только оборонительную, защищаясь. Это часть нашей политической природы.

Вся российская политическая мифология, все восприятие отечественной истории говорит об этом.

Но это не значит, что Россия не может посылать свои войска в разные страны. Правда, и в этом случае обоснование такого направления войск – это всегда защита России, а не нападение на другую сторону.

Россия ни при каких обстоятельствах не может напасть на Украину, в противном случае она перестанет быть Россией. Но защищать при этом русских людей, в том числе, на Украине и военные средствами, она оставляет за собой право.

В США традиционно считается, что «партия войны» есть, но в нынешнем политикуме вряд ли найдутся люди, которые хотели бы, чтобы США воевали с Россией, при этом неважно для чего или за что.

Хотя в Демократической партии США есть большое количество влиятельных политиков, которые полагают, что угрозы войны и эскалация напряженности могут быть выгодны Америке. Именно эту программу эти политики и реализуют. Они угрожают не России, а своему обществу войной, реализуя внутриполитические установки и интересы. Угроза войны для них – инструмент, но действительно, всерьез, воевать никто не собирается.

Если же в результате действий этой «партии» война действительно разразилась бы или разразится в будущем, то главное, что они будут делать, – стремиться избежать участия США в этой войне, и они успешно такую программу реализуют.

Что касается статьи Владислава Суркова о «похабном» мире, то Сурков – один из очень немногих людей в российском политикуме, которые считают, что при некоторых обстоятельствах война все-таки является не злом, а определенным благом. В своей короткой статье он манифестирует, что Россия не может оставаться империей в нынешних своих границах, что природа России требует, чтобы западные ее границы проходили гораздо западнее, чем сейчас, когда западная граница России – это едва ли ни допетровская Русь в тот момент, когда мы только-только отбили у поляков Смоленск.

В границах России должна находиться, как минимум, левобережная Украина, как при царе Алексее Михайловиче. Да и между РФ и Польшей не должно находиться никакого другого государства, это исторически правильно. Так я понял статью В.Ю. Суркова.

Он справедливо уподобляет нынешнюю политическую коллизию той, которая сложилась в 1918 году после «похабного» Брестского мира; считает, что нынешняя Россия – сильная Россия, одна из трех сохранившихся великих держав. Поэтому она никак не может удовлетворяться внезапно возникшими условиями «похабного» мира 1918 года.

Но даже Владислав Сурков в своей статье не призывает немедленно устанавливать новую западную границу России танковыми колоннами.

Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог
Скорее можно сказать о том, что выиграли «партии мира».
читать полностью
Борис Макаренко
Политолог

Пожалуй, лучше сказать, что выиграли «партии мира» и в РФ, и в США.

Проблема еще и в том, кого относить к «партии войны» и с нашей стороны, и с западной, ведь речь идет не только о США. В период этой конфронтации Запад выступал практически единым фронтом. Тех же балаболов, которые в России раздували джингоистские настроения, «партией войны» считать, безусловно, несерьезно, это пропагандисты.

Серьезные политики вели достаточно резкую дипломатическую игру, которая порой вызывала вопросы и непонимание, но это все же была игра.

Я не считаю, что развитие ситуации в российско-украинских отношениях и в отношениях России с Западом однозначно вошло в мирное русло, напряженности, которые возникали и до этого, устранены, однако все же хочется надеяться, что самый острый период близок к концу.

Американский и западно-европейский истеблишмент вел себя в этой истории совершенно ожидаемо. Там еще в строю люди, которые занимались политикой и обороной в годы Холодной войны, они помнят, как это делается, но определять их «партией войны» я опять-таки не стал бы.

Что касается статьи Владислава Суркова о «похабном» мире, то она свидетельствует о том, что сам Сурков продолжает мыслить и творить, и ни о чем больше. Когда Сурков же говорит о том, что «похабный» мир не будет принят, вряд ли это можно считать сигналом.

Да и, повторим, я не знаю, кого можно отнести к «партии войны». Не знаю, можно ли отнести к этой «партии» Владислава Юрьевича.

Проиграла ли «партия войны» и в США, и в России?
52%
48%
Андрей Перла
Андрей Перла
Журналист
В России нет «партии войны», но Россия готова защищать русских людей, в том числе на Украине, военными средствами.
читать полностью
Андрей Перла
Андрей Перла
Журналист

«Партия войны» не проиграла, потому что в России нет «партии войны».

Нет сколько-нибудь влиятельной политической группы, которая в сложившихся обстоятельствах выступала бы за большую войну. Ни во власти, ни в политике нет людей, кроме разве что сумасшедших, которые бы хотели, чтобы Россия вступила в войну с Западом или с Востоком.

Сама политическая природа России такова, что война воспринимается как ужасное зло. Россия может вести войну, но только оборонительную, защищаясь. Это часть нашей политической природы.

Вся российская политическая мифология, все восприятие отечественной истории говорит об этом.

Но это не значит, что Россия не может посылать свои войска в разные страны. Правда, и в этом случае обоснование такого направления войск – это всегда защита России, а не нападение на другую сторону.

Россия ни при каких обстоятельствах не может напасть на Украину, в противном случае она перестанет быть Россией. Но защищать при этом русских людей, в том числе, на Украине и военные средствами, она оставляет за собой право.

В США традиционно считается, что «партия войны» есть, но в нынешнем политикуме вряд ли найдутся люди, которые хотели бы, чтобы США воевали с Россией, при этом неважно для чего или за что.

Хотя в Демократической партии США есть большое количество влиятельных политиков, которые полагают, что угрозы войны и эскалация напряженности могут быть выгодны Америке. Именно эту программу эти политики и реализуют. Они угрожают не России, а своему обществу войной, реализуя внутриполитические установки и интересы. Угроза войны для них – инструмент, но действительно, всерьез, воевать никто не собирается.

Если же в результате действий этой «партии» война действительно разразилась бы или разразится в будущем, то главное, что они будут делать, – стремиться избежать участия США в этой войне, и они успешно такую программу реализуют.

Что касается статьи Владислава Суркова о «похабном» мире, то Сурков – один из очень немногих людей в российском политикуме, которые считают, что при некоторых обстоятельствах война все-таки является не злом, а определенным благом. В своей короткой статье он манифестирует, что Россия не может оставаться империей в нынешних своих границах, что природа России требует, чтобы западные ее границы проходили гораздо западнее, чем сейчас, когда западная граница России – это едва ли ни допетровская Русь в тот момент, когда мы только-только отбили у поляков Смоленск.

В границах России должна находиться, как минимум, левобережная Украина, как при царе Алексее Михайловиче. Да и между РФ и Польшей не должно находиться никакого другого государства, это исторически правильно. Так я понял статью В.Ю. Суркова.

Он справедливо уподобляет нынешнюю политическую коллизию той, которая сложилась в 1918 году после «похабного» Брестского мира; считает, что нынешняя Россия – сильная Россия, одна из трех сохранившихся великих держав. Поэтому она никак не может удовлетворяться внезапно возникшими условиями «похабного» мира 1918 года.

Но даже Владислав Сурков в своей статье не призывает немедленно устанавливать новую западную границу России танковыми колоннами.

Закрыть Наверх
Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог
Скорее можно сказать о том, что выиграли «партии мира».
читать полностью
Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог

Пожалуй, лучше сказать, что выиграли «партии мира» и в РФ, и в США.

Проблема еще и в том, кого относить к «партии войны» и с нашей стороны, и с западной, ведь речь идет не только о США. В период этой конфронтации Запад выступал практически единым фронтом. Тех же балаболов, которые в России раздували джингоистские настроения, «партией войны» считать, безусловно, несерьезно, это пропагандисты.

Серьезные политики вели достаточно резкую дипломатическую игру, которая порой вызывала вопросы и непонимание, но это все же была игра.

Я не считаю, что развитие ситуации в российско-украинских отношениях и в отношениях России с Западом однозначно вошло в мирное русло, напряженности, которые возникали и до этого, устранены, однако все же хочется надеяться, что самый острый период близок к концу.

Американский и западно-европейский истеблишмент вел себя в этой истории совершенно ожидаемо. Там еще в строю люди, которые занимались политикой и обороной в годы Холодной войны, они помнят, как это делается, но определять их «партией войны» я опять-таки не стал бы.

Что касается статьи Владислава Суркова о «похабном» мире, то она свидетельствует о том, что сам Сурков продолжает мыслить и творить, и ни о чем больше. Когда Сурков же говорит о том, что «похабный» мир не будет принят, вряд ли это можно считать сигналом.

Да и, повторим, я не знаю, кого можно отнести к «партии войны». Не знаю, можно ли отнести к этой «партии» Владислава Юрьевича.

Закрыть Наверх
0 комментариев