Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: Следует ли ожидать «адских» санкций после переговоров Путина и Байдена?

Иван Тимофеев
Иван Тимофеев
Политолог
Нет, это может произойти только в случае прямой войны с Украиной, а это маловероятно.
читать полностью
Иван Тимофеев
Политолог

В настоящее время сценарий отключения России от системы SWIFT и введение санкций в отношении энергетических компаний возможен только в случае прямого военного столкновения России и Украины. Мы считаем такой сценарий маловероятным, потому что для России потери от подобного гораздо выше, чем возможные выгоды. Москва действительно демонстрирует силу, и это нормальная часть дипломатии. США и другие крупные державы иногда также демонстрируют силу, это часть политики, но это не означает, что сила будет использована.

Сейчас, в преддверии переговоров Владимира Путина и Джозефа Байдена, каждая страна очерчивает свои «красные линии» и возможности. Мы показываем свои границы в широком смысле слова и предупреждаем, что может быть в случае их нарушения. То же самое делают и американцы, в частности, говоря об отключении России от SWIFT, санкциях в отношении банков и энергетического сектора.

Да, такой исход маловероятен, но в политике бывает всякое, и ситуация, при которой даже маловероятный сценарий превращается в вероятный, также может возникнуть, если произойдет некий непредвиденный инцидент. Как вчера, например, когда появились сообщения о сближении российского пассажирского самолета с предположительно американским беспилотником. Все обошлось, но может возникнуть момент, когда в результате случайности, недочета, глупости, инцидент все же случится, и это породит кризисную ситуацию, при которой события начнут развиваться неуправляемо, а мы получим наихудший вариант в виде войны.

Но все же не стоит нагнетать ситуацию. Мы не рассматриваем войну как базовый сценарий развития нынешних событий. К тому же нужно отдать должное российским властям, которые готовились к худшему сценарию и в плане финансовой инфраструктуры сделали многое.

Есть национальная платежная система, есть система передача финансовых сообщений (СПФС), которую как раз создали на случай отключения от SWIFT. Конечно, при подобных исходных большого финансового кризиса не избежать. Не только из-за отключения от системы SWIFT, но и потому, что возможна блокировка наших крупных банков. Но созданная инфраструктура позволит хотя бы как-то это смягчить.

Есть карта «МИР» и наша собственная система. К СПФС большое число зарубежных банков не подключились, но если Россию отключат от SWIFT, им придется это сделать для транзакций с нашей страной. Таким образом, при наихудшем развитии событий, хотя и серьезного кризиса избежать не удастся, но определенный запас прочности у нашего корабля имеется.

Борис Межуев
Борис Межуев
Политолог
Возможны самые неприятные неожиданности.
читать полностью
Борис Межуев
Политолог

Разговор Путина и Байдена состоится сегодня в 18-00 по московскому времени. Атмосфера вокруг него складывается пока самая неблагоприятная, и на данный момент трудно представить, что задача состоит исключительно в том, что мрачными предзнаменованиями оттенить скромные достижения, представив их в самом радужном свете.

Байден таким образом мог бы сказать Конгрессу и общественности, что предотвратил войну, а Путин – сказать соотечественникам, что заставил Америку считаться с наличием установленных Москвой "красных линий". Короче говоря, это будет просто еще один вздох облегчения при минимальных конкретных итогах. К сожалению, возможен и не только такой относительно оптимистический исход, но и самые неприятные неожиданности. Лидеры скажут друг другу ровно то, что говорят публично и они сами, и главы их дипломатических ведомств, и общим неизбежным логическим следствием такого «искреннего» разговора станет завершение контактов на высшем уровне, и в самом лучшем случае - вооруженный пат на украинском направлении.

Какой вариант более реален? Вроде бы первый, но есть резоны считать более вероятным второй.

 

Вызывает вопрос, почему украинская тема вообще оказалась в центре политической повестки после весны и начала лета 2021 года? Ведь весь смысл июньской встречи в Женеве  и состоял в том, чтобы отложив решение украинской проблемы до лучших времен, заморозить эту бесперспективную тему и сосредоточиться на тех направлениях, где имелось какое-то общее понимание ситуации. Неожиданным образом таким направлением стала кибербезопасность, в отношении которой оказалось возможным даже продвижение США и Россией совместной резолюции в ООН. Другим таким же направлением общей активности могла бы стать борьба с последствиями глобального потепления.

Тем не менее украинская тема вернулась и вернулась настолько триумфально, что стала по существу центральным сюжетом разговора двух лидеров.

Конечно, лидеры ни о чем не могут реально договориться в отношении Украины. Если Байден признает публично право России на свою сферу влияния на постсоветском пространстве, это будет равносильно если не его немедленному импичменту, то гарантированному провалу демократов на всех последующих федеральных выборах. Разумеется, ничего обещать Путину он не может по своим внутренним причинам, как не мог бы этого делать и Трамп, даже если бы захотел. Максимум, что может Байден, это признать наличие самой проблемы – проблемы безопасности западных границ России в связи с расширением НАТО и Евро-Атлантики - и отложить принципиальный разговор на эту тему хотя бы до весны 2022 года. За это время этот можно будет подменить нерешаемую украинскую повестку какой-то другой, более перспективной.

Но нельзя исключить и того, что Байден может не очень опасаться войны в российском подбрюшье, надеясь с ее помощью укрепить рыхлое и шаткое трансатлантическое единство. Собственно, сегодняшний разговор покажет, чего Америка хочет больше - укрепления коллективного Запада или же недопущения российского-китайско-белорусской авторитарной оси. Укрепляя одну ось, США неизбежно сплачивают и другую. Посмотрим, какая из этих логик возьмет верх?

Следует ли ожидать «адских» санкций после переговоров Путина и Байдена?
43%
57%
Иван Тимофеев
Иван Тимофеев
Политолог
Нет, это может произойти только в случае прямой войны с Украиной, а это маловероятно.
читать полностью
Иван Тимофеев
Иван Тимофеев
Политолог

В настоящее время сценарий отключения России от системы SWIFT и введение санкций в отношении энергетических компаний возможен только в случае прямого военного столкновения России и Украины. Мы считаем такой сценарий маловероятным, потому что для России потери от подобного гораздо выше, чем возможные выгоды. Москва действительно демонстрирует силу, и это нормальная часть дипломатии. США и другие крупные державы иногда также демонстрируют силу, это часть политики, но это не означает, что сила будет использована.

Сейчас, в преддверии переговоров Владимира Путина и Джозефа Байдена, каждая страна очерчивает свои «красные линии» и возможности. Мы показываем свои границы в широком смысле слова и предупреждаем, что может быть в случае их нарушения. То же самое делают и американцы, в частности, говоря об отключении России от SWIFT, санкциях в отношении банков и энергетического сектора.

Да, такой исход маловероятен, но в политике бывает всякое, и ситуация, при которой даже маловероятный сценарий превращается в вероятный, также может возникнуть, если произойдет некий непредвиденный инцидент. Как вчера, например, когда появились сообщения о сближении российского пассажирского самолета с предположительно американским беспилотником. Все обошлось, но может возникнуть момент, когда в результате случайности, недочета, глупости, инцидент все же случится, и это породит кризисную ситуацию, при которой события начнут развиваться неуправляемо, а мы получим наихудший вариант в виде войны.

Но все же не стоит нагнетать ситуацию. Мы не рассматриваем войну как базовый сценарий развития нынешних событий. К тому же нужно отдать должное российским властям, которые готовились к худшему сценарию и в плане финансовой инфраструктуры сделали многое.

Есть национальная платежная система, есть система передача финансовых сообщений (СПФС), которую как раз создали на случай отключения от SWIFT. Конечно, при подобных исходных большого финансового кризиса не избежать. Не только из-за отключения от системы SWIFT, но и потому, что возможна блокировка наших крупных банков. Но созданная инфраструктура позволит хотя бы как-то это смягчить.

Есть карта «МИР» и наша собственная система. К СПФС большое число зарубежных банков не подключились, но если Россию отключат от SWIFT, им придется это сделать для транзакций с нашей страной. Таким образом, при наихудшем развитии событий, хотя и серьезного кризиса избежать не удастся, но определенный запас прочности у нашего корабля имеется.

Закрыть Наверх
Борис Межуев
Борис Межуев
Политолог
Возможны самые неприятные неожиданности.
читать полностью
Борис Межуев
Борис Межуев
Политолог

Разговор Путина и Байдена состоится сегодня в 18-00 по московскому времени. Атмосфера вокруг него складывается пока самая неблагоприятная, и на данный момент трудно представить, что задача состоит исключительно в том, что мрачными предзнаменованиями оттенить скромные достижения, представив их в самом радужном свете.

Байден таким образом мог бы сказать Конгрессу и общественности, что предотвратил войну, а Путин – сказать соотечественникам, что заставил Америку считаться с наличием установленных Москвой "красных линий". Короче говоря, это будет просто еще один вздох облегчения при минимальных конкретных итогах. К сожалению, возможен и не только такой относительно оптимистический исход, но и самые неприятные неожиданности. Лидеры скажут друг другу ровно то, что говорят публично и они сами, и главы их дипломатических ведомств, и общим неизбежным логическим следствием такого «искреннего» разговора станет завершение контактов на высшем уровне, и в самом лучшем случае - вооруженный пат на украинском направлении.

Какой вариант более реален? Вроде бы первый, но есть резоны считать более вероятным второй.

 

Вызывает вопрос, почему украинская тема вообще оказалась в центре политической повестки после весны и начала лета 2021 года? Ведь весь смысл июньской встречи в Женеве  и состоял в том, чтобы отложив решение украинской проблемы до лучших времен, заморозить эту бесперспективную тему и сосредоточиться на тех направлениях, где имелось какое-то общее понимание ситуации. Неожиданным образом таким направлением стала кибербезопасность, в отношении которой оказалось возможным даже продвижение США и Россией совместной резолюции в ООН. Другим таким же направлением общей активности могла бы стать борьба с последствиями глобального потепления.

Тем не менее украинская тема вернулась и вернулась настолько триумфально, что стала по существу центральным сюжетом разговора двух лидеров.

Конечно, лидеры ни о чем не могут реально договориться в отношении Украины. Если Байден признает публично право России на свою сферу влияния на постсоветском пространстве, это будет равносильно если не его немедленному импичменту, то гарантированному провалу демократов на всех последующих федеральных выборах. Разумеется, ничего обещать Путину он не может по своим внутренним причинам, как не мог бы этого делать и Трамп, даже если бы захотел. Максимум, что может Байден, это признать наличие самой проблемы – проблемы безопасности западных границ России в связи с расширением НАТО и Евро-Атлантики - и отложить принципиальный разговор на эту тему хотя бы до весны 2022 года. За это время этот можно будет подменить нерешаемую украинскую повестку какой-то другой, более перспективной.

Но нельзя исключить и того, что Байден может не очень опасаться войны в российском подбрюшье, надеясь с ее помощью укрепить рыхлое и шаткое трансатлантическое единство. Собственно, сегодняшний разговор покажет, чего Америка хочет больше - укрепления коллективного Запада или же недопущения российского-китайско-белорусской авторитарной оси. Укрепляя одну ось, США неизбежно сплачивают и другую. Посмотрим, какая из этих логик возьмет верх?

Закрыть Наверх
0 комментариев