Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: Стоило ли России рассчитывать на победу Марин Ле Пен?

Алексей Мухин
Алексей Мухин
Политолог
Россия считала, что разговаривать можно с теми политиками, кто ориентируются на национальные интересы своих стран.
читать полностью
Алексей Мухин
Политолог

В отношении Мари Ле Пен имеется целый комплекс стереотипов про ее отношения с Россией. Она никогда не высказывалась в исключительно пророссийском ключе, и ее отношение к России всегда было достаточно сложным.

Часто очень ее симпатизирующие России высказывания делаются краеугольными.

В составе аргументов о ее пророссийской позиции есть и то, что она получала грант от российской компании с госучастием. Но точно так же она получала гранты от Европейского союза, скандал вокруг которого сейчас развивается. Но о ее EU-ангажированности никто не говорит.
Я с огромной долей скепсиса отношусь к тем, кто считает ее пророссийским политиком. Она - традиционалист и профранцузский политик. Именно эти категории политиков Россия избрала в качестве того ряда политических акторов, которые ей интересны. Это базируется на твердом убеждении Владимира Путина о том, что разговаривать можно с теми представителями истеблишмента разных стран, кто ориентируется на национальные интересы - здесь мотивация понятна, можно работать.

Если политики и представители истеблишмента ангажированы третьей стороной, будь то США или Британия, то не следует на них опираться как раз из-за того, что они ангажированы. Судя по всему, мы сейчас наблюдаем такое послевкусие от того, как вокруг Мари Ле Пен был сформирован определенный информационный ореол «пророссийской политикессы», и сейчас западные медиа пытаются представить этот ореол в качестве политического фундамента ее деятельности, что не является релевантным.

Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог
Если Россия хотела иметь дело с Европой, а не просто портить ей обедню, надо было дружить не с популистами.
читать полностью
Борис Макаренко
Политолог

Вопрос в том, c какой целью Россия – точнее, российские государственные структуры - вступали в контакт с популистскими силами в Европе?

Если преследовалась цель создать проблемы правящим в Европе правительствам, то некоторую головную боль у них вызвать удалось. Популисты – чаще правые, но иногда и левые - критиковали свои правительства, отнимали у крупных партий голоса на выборах – в последнее десятилетие больше, чем раньше. Если же ставилась какая-то конструктивная цель, например, укрепить свои позиции в Европе, наладить сотрудничество с ней, то ставка оказалась абсолютно неверной. Давняя беда советской и постсоветской дипломатии состоит в том, что ей больше нравится общаться с теми, кто ей поддакивает, а не с теми, кто определяет курс политики своих стран.
Да, конечно, среди правых популистов есть персоны, которые и поддакивают России по теме «традиционных ценностей», и критикуют свой родной Запад. Да, их электоральный вес вырос в большинстве стран, но в подавляющем большинстве случаев популисты не могут заместить мейнстримные партии в качестве одной из двух ведущих сил в стране, т.е. встать у руля власти. Примеры обратного — единичны.

Да, у нас делалась ставка на греческих леваков, которые резко критиковали ЕС, однако левое популистское правительство СИРИЗА полностью соблюдало европейскую солидарность в отношении России, во-вторых, с ЕС они договорились, то есть сдвинулись к центру. Это общее правило: как только популистская сила становится сильнее, она сдвигается к центру, потому что только так можно получить еще больше голосов избирателей.
Это произошло и с Марин Ле Пен после того, как она вышла во второй тур президентских выборов в 2017 году.  Она, мягко говоря, «уполовинила» свои пророссийские пассажи, выступила с осуждением спецоперации на Украине и уже говорит не о выходе из ЕС и НАТО, а о реформе ЕС и возможном выходе только из военной организации НАТО.
Дело в том, что правопопулистские партии у себя дома с трудом выбираются из положения маргинальных и неприемлемых для политического истеблишмента сил, во власть они либо не допускаются, либо им уготована лишь роль младших партнеров. Если мы хотим с Европой иметь дело, а не просто портить ей обедню, надо дружить не с популистами.

А громко заявлять о неминуемой победе Марин Ле Пен, что у нас кое-кто делал в 2017 и повторяет сейчас – просто несмешно.

Стоило ли России рассчитывать на победу Марин Ле Пен?
52%
48%
Алексей Мухин
Алексей Мухин
Политолог
Россия считала, что разговаривать можно с теми политиками, кто ориентируются на национальные интересы своих стран.
читать полностью
Алексей Мухин
Алексей Мухин
Политолог

В отношении Мари Ле Пен имеется целый комплекс стереотипов про ее отношения с Россией. Она никогда не высказывалась в исключительно пророссийском ключе, и ее отношение к России всегда было достаточно сложным.

Часто очень ее симпатизирующие России высказывания делаются краеугольными.

В составе аргументов о ее пророссийской позиции есть и то, что она получала грант от российской компании с госучастием. Но точно так же она получала гранты от Европейского союза, скандал вокруг которого сейчас развивается. Но о ее EU-ангажированности никто не говорит.
Я с огромной долей скепсиса отношусь к тем, кто считает ее пророссийским политиком. Она - традиционалист и профранцузский политик. Именно эти категории политиков Россия избрала в качестве того ряда политических акторов, которые ей интересны. Это базируется на твердом убеждении Владимира Путина о том, что разговаривать можно с теми представителями истеблишмента разных стран, кто ориентируется на национальные интересы - здесь мотивация понятна, можно работать.

Если политики и представители истеблишмента ангажированы третьей стороной, будь то США или Британия, то не следует на них опираться как раз из-за того, что они ангажированы. Судя по всему, мы сейчас наблюдаем такое послевкусие от того, как вокруг Мари Ле Пен был сформирован определенный информационный ореол «пророссийской политикессы», и сейчас западные медиа пытаются представить этот ореол в качестве политического фундамента ее деятельности, что не является релевантным.

Закрыть Наверх
Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог
Если Россия хотела иметь дело с Европой, а не просто портить ей обедню, надо было дружить не с популистами.
читать полностью
Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог

Вопрос в том, c какой целью Россия – точнее, российские государственные структуры - вступали в контакт с популистскими силами в Европе?

Если преследовалась цель создать проблемы правящим в Европе правительствам, то некоторую головную боль у них вызвать удалось. Популисты – чаще правые, но иногда и левые - критиковали свои правительства, отнимали у крупных партий голоса на выборах – в последнее десятилетие больше, чем раньше. Если же ставилась какая-то конструктивная цель, например, укрепить свои позиции в Европе, наладить сотрудничество с ней, то ставка оказалась абсолютно неверной. Давняя беда советской и постсоветской дипломатии состоит в том, что ей больше нравится общаться с теми, кто ей поддакивает, а не с теми, кто определяет курс политики своих стран.
Да, конечно, среди правых популистов есть персоны, которые и поддакивают России по теме «традиционных ценностей», и критикуют свой родной Запад. Да, их электоральный вес вырос в большинстве стран, но в подавляющем большинстве случаев популисты не могут заместить мейнстримные партии в качестве одной из двух ведущих сил в стране, т.е. встать у руля власти. Примеры обратного — единичны.

Да, у нас делалась ставка на греческих леваков, которые резко критиковали ЕС, однако левое популистское правительство СИРИЗА полностью соблюдало европейскую солидарность в отношении России, во-вторых, с ЕС они договорились, то есть сдвинулись к центру. Это общее правило: как только популистская сила становится сильнее, она сдвигается к центру, потому что только так можно получить еще больше голосов избирателей.
Это произошло и с Марин Ле Пен после того, как она вышла во второй тур президентских выборов в 2017 году.  Она, мягко говоря, «уполовинила» свои пророссийские пассажи, выступила с осуждением спецоперации на Украине и уже говорит не о выходе из ЕС и НАТО, а о реформе ЕС и возможном выходе только из военной организации НАТО.
Дело в том, что правопопулистские партии у себя дома с трудом выбираются из положения маргинальных и неприемлемых для политического истеблишмента сил, во власть они либо не допускаются, либо им уготована лишь роль младших партнеров. Если мы хотим с Европой иметь дело, а не просто портить ей обедню, надо дружить не с популистами.

А громко заявлять о неминуемой победе Марин Ле Пен, что у нас кое-кто делал в 2017 и повторяет сейчас – просто несмешно.

Закрыть Наверх
0 комментариев