Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: В чем ошибается Алексей Кудрин?

Максим Соколов
Максим Соколов
Журналист
Кудрин не учитывает политические реалии, сегодня допуск на внутренний рынок обусловлен соображениями внешней политики.
читать полностью
Максим Соколов
Журналист

Всякое высказывание, тем более высказывание знатного вельможи, имеет два смысла. С одной стороны, если вельможа сообщает, что лошади кушают овес, тем более если он сообщает, как улучшить питание овсом или что правильнее будет кормить лошадей не овсом, а турнепсом, или вовсе отказаться от гужевой тяги и осуществить тотальный переход на самобеглые экипажи, кушающие зеленый водород, отчего настанет вожделенье, – можно рассматривать такие сообщения в буквальном смысле. "Как нам реорганизовать тягу в народном хозяйстве".

С другой стороны, цель сообщения может быть не столько в реорганизации тяги, сколько в напоминании о себе – "Как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский. Скажите и государю, что вот, мол, ваше императорское величество, в таком-то городе живет Петр Иванович Бобчинский". Тем более что старый инвалид, покойный на постеле, еще в силах завинтить свой измаильский штык. Это важная информация и для государя, и для двора, конкретный же повод менее важен.

Такое различение полезно при анализе речевой деятельности главы Счетной палаты А. Л. Кудрина, тем более что этим летом она весьма активизировалась.

В середине июля Кудрин дал обширное интервью "Коммерсанту", где рассказывал о разных делах от Ромула до наших дней. Начал с недостаточной привлекательности советской системы 70-х гг. – "Советский Союз перестал быть интересен экономически, перестал быть центром притяжения, роста уровня жизни", – а закончил откровенным, откровеннее не бывает, намеком "знаете, когда все застаивается, когда нужно что-то двинуть вперед, зовут либералов. Потому что они переходят те консервативные границы, дают новое движение, новую свежую струю". Очевидно, в расчете на реакцию государя –

"Даже на ногах едва стою,
Принесите мне свежую струю".

Тогда никакой реакции не воспоследовало, но глава Счетной палаты, уверенный в том, что Gutta cavat lapidem non vi, sed saepe cadendo, продолжил точение камня.

В начале августа он дал не менее обширное интервью РБК, в котором сообщил, что не только советская, но и нынешняя российская экономика никуда не годится, но предложил простое и решительное средство к исправлению положения дел. "Только развивая экспортную составляющую, мы можем дойти до 4–5%. Нужно, чтобы у нас были те товары, которые вдруг захотели бы купить во всех странах, как iPhone. Мы должны что-то для мира создать. Тогда экономический рост теоретически может быть и 5%, и выше".

То есть решение задачи роста просто, как колумбово яйцо. Создать высокотехнологичные хренаторы на процессорах тринадцатого поколения, весь мир бросится их покупать, и экономика попрет как на дрожжах, не удержишь на вожжах.

Казалось бы, кто же против – кроме разве что самого А. Л. Кудрина. Лет пятнадцать, если не более назад, в бытность свою минфином, он всячески боролся с инвестированием нефтегазовых доходов в российскую экономику, объясняя свою твердость тем, что при внешней привлекательности такой идеи – построим дороги, мосты etc. – это приведет к голландской болезни: промышленность и сельское хозяйство окончательно обрушатся под напором импорта, и этого допустить нельзя. Научный редактор журнала "Эксперт" А. Н. Привалов тогда спросил: "Допустим, что компакт-диски с вокализами Ф. Б. Киркорова покорили весь мир, все бросились их покупать. Сверхдоходы от вокализов тоже будут губительны в смысле голландской болезни или губительны только нефтегазовые сверхдоходы?". Ни тогда, ни потом ответа не последовало. Ни от самого Кудрина, ни от его партизан.

Но теперь сам бывший минфин предлагает покорять мир некоторыми хренаторами, ничем по сути не отличающимися от гипотетических дисков Киркорова.

Возможно, сомнения и вопросы были бы сняты, если бы сейчас А. Л. Кудрин не привел пример, но намекнул, какой конкретно может быть чудо-продукция, покоряющая мир. Однако опять стратегический разработчик оказался молчалив.

Единственный пример если не искомой продукции, то хотя бы на этой линии, а именно вакцину "Спутник", привел не Кудрин, а интервьюер РБК. Тогда Кудрин согласился: "Да, это классная история. Это как раз пример того, что, если захотеть, можно добиться". Но если бы "Спутник" не пришел журналисту в голову, убедительных примеров не было бы вовсе.

Автор же идеи перешел к важности логистики: "Транспорт должен быть дешевле, и платформенные решения по доставке товаров, и компетенция самих компаний или специализированных фирм по продвижению, чтобы нам удвоить экспорт, количество компаний-экспортеров должно утроиться, учетвериться. И мы должны сказать им: ребята, вот вам бонусы за это etc.".

Извоз и торговля, безусловно, важны. Но как раз пример "Спутника" показывает, что весь мир, может быть, и хочет, но политические (ЕС) или коммерческие конкуренты (биг фарма) совершенно этого не хотят, и вакцина до сего дня как бы нелегальна. Приключения китайской Xiaomi на той же линии. Серьезные люди не захотят – и не будет. Это не повод опускать руки, но Кудрин даже не рассматривает такую трудность – ее как бы и нет, потому что учебник экономикс об этом не говорит.

И поскольку реальной практической ценности речи А. Л. Кудрина не имеют и любой руководитель, выслушав все это, спросит: "И что? Ке фер, фер-то ке?", остается предположить, что конкретных предложений, как исполнить, как приступить у разработчика нет, а есть только горячее желание: "Чертовски хочется поработать".

Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев
Экономист
Кудрин не учитывает экономические реалии, сегодня залог развития народного хозяйства – опора на внутренний рынок.
читать полностью
Владислав Иноземцев
Экономист

Большое интервью А. Кудрина газете «РБК» очень интересно его оценками «устаревшего» характера российской экономики, на которые многие обратили внимание. И, хотя можно согласиться с тем, что Россия должна бы производить свой iPhone и не только его, общая логика бывшего министра финансов представляется мне столь же устаревшей.

А. Кудрин противопоставляет «экономику спроса», «ограниченную внутренним потреблением», «инвестиционной экономике», нацеленной на создание новых товаров и ориентированной на мировой рынок; в последнем случае, по его мнению, «спрос становится бесконечным», что гарантирует устойчивый рост. Эта концепция, однако, могла казаться прорывной лет двадцать тому назад, когда азиатские экономики ускоряли свой рост, наращивая экспорт в США и страны Европы. Между тем, уже после кризиса 2008 г. подобные представления были пересмотрены. С 2012 г. экспорт из КНР в США не вырос, оставаясь на уровне $430-450 млрд. в год. Во многих успешно развивающихся странах политики предпочли как раз обратное мечтам Алексея Леонидовича: опору на динамичный внутренний рынок. События 2009-2011 гг. в США, 2015-2016 гг. в Еврозоне, а также 2020 г. на всех развитых рынках продемонстрировали, что в современных условиях вариант расширения внутреннего рынка через увеличение государственного долга, размещаемого чуть ли под отрицательные ставки, в разы предпочтительнее, чем завоевание внешних рынков.

Мне кажется, что политики в России всё более явно отстают от реальности как минимум на десять лет (тот же А. Чубайс заговорил о предстоящей смене глобальных элит – но информационная революция уже сменила их в середине 2010-х: если в 2006-м ExxonMobil стоил дороже Microsoft и был самой дорогой компанией мира, то сейчас он дешевле его в десять раз и не входит даже в топ-25 американских корпораций). Мнение А. Кудрина указывает на то, что передовой в Москве считают концепцию, списанную в Пекине в утиль вскоре после «Великой рецессии». Что, согласитесь, не вызывает особого оптимизма.

На мой взгляд, российские политики не хотят видеть по-настоящему современного тренда: накачки спроса через увеличение госдолга и повышения доходов граждан (в западных странах это достигается через новые стандарты минимальной зарплаты и гарантированный минимальный доход). Такая трата денег – идеальная инвестиция, запускающая экономический рост, что подтверждается как американским, так китайским примерами. Это в начале 2010-х нужно было продавать iPhone всему миру, чтобы быть успешным. Сейчас же можно, как Huawei, быть отлучённым от глобального рынка, но создавать даже более качественный продукт.

Мне кажется, что российским элитам очень нужен качественный ликбез о том, какими являются действительно современные мировые экономические тренды. А то вот, например, Г. Греф говорит, что США потому выпускают так много долговых обязательств, что, в отличие от России, могут продать их на мировых рынках. Но разбор данного удивительного откровения – это уже другая история.

В чем ошибается Алексей Кудрин?
81%
19%
Максим Соколов
Максим Соколов
Журналист
Кудрин не учитывает политические реалии, сегодня допуск на внутренний рынок обусловлен соображениями внешней политики.
читать полностью
Максим Соколов
Максим Соколов
Журналист

Всякое высказывание, тем более высказывание знатного вельможи, имеет два смысла. С одной стороны, если вельможа сообщает, что лошади кушают овес, тем более если он сообщает, как улучшить питание овсом или что правильнее будет кормить лошадей не овсом, а турнепсом, или вовсе отказаться от гужевой тяги и осуществить тотальный переход на самобеглые экипажи, кушающие зеленый водород, отчего настанет вожделенье, – можно рассматривать такие сообщения в буквальном смысле. "Как нам реорганизовать тягу в народном хозяйстве".

С другой стороны, цель сообщения может быть не столько в реорганизации тяги, сколько в напоминании о себе – "Как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский. Скажите и государю, что вот, мол, ваше императорское величество, в таком-то городе живет Петр Иванович Бобчинский". Тем более что старый инвалид, покойный на постеле, еще в силах завинтить свой измаильский штык. Это важная информация и для государя, и для двора, конкретный же повод менее важен.

Такое различение полезно при анализе речевой деятельности главы Счетной палаты А. Л. Кудрина, тем более что этим летом она весьма активизировалась.

В середине июля Кудрин дал обширное интервью "Коммерсанту", где рассказывал о разных делах от Ромула до наших дней. Начал с недостаточной привлекательности советской системы 70-х гг. – "Советский Союз перестал быть интересен экономически, перестал быть центром притяжения, роста уровня жизни", – а закончил откровенным, откровеннее не бывает, намеком "знаете, когда все застаивается, когда нужно что-то двинуть вперед, зовут либералов. Потому что они переходят те консервативные границы, дают новое движение, новую свежую струю". Очевидно, в расчете на реакцию государя –

"Даже на ногах едва стою,
Принесите мне свежую струю".

Тогда никакой реакции не воспоследовало, но глава Счетной палаты, уверенный в том, что Gutta cavat lapidem non vi, sed saepe cadendo, продолжил точение камня.

В начале августа он дал не менее обширное интервью РБК, в котором сообщил, что не только советская, но и нынешняя российская экономика никуда не годится, но предложил простое и решительное средство к исправлению положения дел. "Только развивая экспортную составляющую, мы можем дойти до 4–5%. Нужно, чтобы у нас были те товары, которые вдруг захотели бы купить во всех странах, как iPhone. Мы должны что-то для мира создать. Тогда экономический рост теоретически может быть и 5%, и выше".

То есть решение задачи роста просто, как колумбово яйцо. Создать высокотехнологичные хренаторы на процессорах тринадцатого поколения, весь мир бросится их покупать, и экономика попрет как на дрожжах, не удержишь на вожжах.

Казалось бы, кто же против – кроме разве что самого А. Л. Кудрина. Лет пятнадцать, если не более назад, в бытность свою минфином, он всячески боролся с инвестированием нефтегазовых доходов в российскую экономику, объясняя свою твердость тем, что при внешней привлекательности такой идеи – построим дороги, мосты etc. – это приведет к голландской болезни: промышленность и сельское хозяйство окончательно обрушатся под напором импорта, и этого допустить нельзя. Научный редактор журнала "Эксперт" А. Н. Привалов тогда спросил: "Допустим, что компакт-диски с вокализами Ф. Б. Киркорова покорили весь мир, все бросились их покупать. Сверхдоходы от вокализов тоже будут губительны в смысле голландской болезни или губительны только нефтегазовые сверхдоходы?". Ни тогда, ни потом ответа не последовало. Ни от самого Кудрина, ни от его партизан.

Но теперь сам бывший минфин предлагает покорять мир некоторыми хренаторами, ничем по сути не отличающимися от гипотетических дисков Киркорова.

Возможно, сомнения и вопросы были бы сняты, если бы сейчас А. Л. Кудрин не привел пример, но намекнул, какой конкретно может быть чудо-продукция, покоряющая мир. Однако опять стратегический разработчик оказался молчалив.

Единственный пример если не искомой продукции, то хотя бы на этой линии, а именно вакцину "Спутник", привел не Кудрин, а интервьюер РБК. Тогда Кудрин согласился: "Да, это классная история. Это как раз пример того, что, если захотеть, можно добиться". Но если бы "Спутник" не пришел журналисту в голову, убедительных примеров не было бы вовсе.

Автор же идеи перешел к важности логистики: "Транспорт должен быть дешевле, и платформенные решения по доставке товаров, и компетенция самих компаний или специализированных фирм по продвижению, чтобы нам удвоить экспорт, количество компаний-экспортеров должно утроиться, учетвериться. И мы должны сказать им: ребята, вот вам бонусы за это etc.".

Извоз и торговля, безусловно, важны. Но как раз пример "Спутника" показывает, что весь мир, может быть, и хочет, но политические (ЕС) или коммерческие конкуренты (биг фарма) совершенно этого не хотят, и вакцина до сего дня как бы нелегальна. Приключения китайской Xiaomi на той же линии. Серьезные люди не захотят – и не будет. Это не повод опускать руки, но Кудрин даже не рассматривает такую трудность – ее как бы и нет, потому что учебник экономикс об этом не говорит.

И поскольку реальной практической ценности речи А. Л. Кудрина не имеют и любой руководитель, выслушав все это, спросит: "И что? Ке фер, фер-то ке?", остается предположить, что конкретных предложений, как исполнить, как приступить у разработчика нет, а есть только горячее желание: "Чертовски хочется поработать".

Закрыть Наверх
Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев
Экономист
Кудрин не учитывает экономические реалии, сегодня залог развития народного хозяйства – опора на внутренний рынок.
читать полностью
Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев
Экономист

Большое интервью А. Кудрина газете «РБК» очень интересно его оценками «устаревшего» характера российской экономики, на которые многие обратили внимание. И, хотя можно согласиться с тем, что Россия должна бы производить свой iPhone и не только его, общая логика бывшего министра финансов представляется мне столь же устаревшей.

А. Кудрин противопоставляет «экономику спроса», «ограниченную внутренним потреблением», «инвестиционной экономике», нацеленной на создание новых товаров и ориентированной на мировой рынок; в последнем случае, по его мнению, «спрос становится бесконечным», что гарантирует устойчивый рост. Эта концепция, однако, могла казаться прорывной лет двадцать тому назад, когда азиатские экономики ускоряли свой рост, наращивая экспорт в США и страны Европы. Между тем, уже после кризиса 2008 г. подобные представления были пересмотрены. С 2012 г. экспорт из КНР в США не вырос, оставаясь на уровне $430-450 млрд. в год. Во многих успешно развивающихся странах политики предпочли как раз обратное мечтам Алексея Леонидовича: опору на динамичный внутренний рынок. События 2009-2011 гг. в США, 2015-2016 гг. в Еврозоне, а также 2020 г. на всех развитых рынках продемонстрировали, что в современных условиях вариант расширения внутреннего рынка через увеличение государственного долга, размещаемого чуть ли под отрицательные ставки, в разы предпочтительнее, чем завоевание внешних рынков.

Мне кажется, что политики в России всё более явно отстают от реальности как минимум на десять лет (тот же А. Чубайс заговорил о предстоящей смене глобальных элит – но информационная революция уже сменила их в середине 2010-х: если в 2006-м ExxonMobil стоил дороже Microsoft и был самой дорогой компанией мира, то сейчас он дешевле его в десять раз и не входит даже в топ-25 американских корпораций). Мнение А. Кудрина указывает на то, что передовой в Москве считают концепцию, списанную в Пекине в утиль вскоре после «Великой рецессии». Что, согласитесь, не вызывает особого оптимизма.

На мой взгляд, российские политики не хотят видеть по-настоящему современного тренда: накачки спроса через увеличение госдолга и повышения доходов граждан (в западных странах это достигается через новые стандарты минимальной зарплаты и гарантированный минимальный доход). Такая трата денег – идеальная инвестиция, запускающая экономический рост, что подтверждается как американским, так китайским примерами. Это в начале 2010-х нужно было продавать iPhone всему миру, чтобы быть успешным. Сейчас же можно, как Huawei, быть отлучённым от глобального рынка, но создавать даже более качественный продукт.

Мне кажется, что российским элитам очень нужен качественный ликбез о том, какими являются действительно современные мировые экономические тренды. А то вот, например, Г. Греф говорит, что США потому выпускают так много долговых обязательств, что, в отличие от России, могут продать их на мировых рынках. Но разбор данного удивительного откровения – это уже другая история.

Закрыть Наверх
4 комментариев
  • Сергей
    Сергей
    Более того, Кудрин и в 2000-х годах не понимал, что делает. И рост экономики был случайным. Чем-то вроде "побочного эффекта" от действий экономических властей. Поясню: Алексей Кудрин в своём недавнем интервью "Коммерсанту" заявил, что Стабфонд создавался не как подушка на "чёрный день", а как способ борьбы с укреплением рубля. "... если вы меня спросите, ради чего создавался резервный фонд, то это не кубышка на черный день, как многие думают до сих пор. Сейчас он такую роль играет, но это вторая роль. Первая роль — предотвратить укрепление национальной валюты..." Скриншот с сайта "Коммерсантъ" Сам того не понимая, Кудрин запустил в России маховик экономического роста. Откуда знать, что Кудрин не понимал, как действует механизм? Всё просто: рост рублёвой денежной массы - ключевое звено в схеме - воспринимался им с досадой, как "необходимое зло", которое надо терпеть ради борьбы с укреплением валюты. Вот его слова: «… прирост денег в экономике был чрезмерным и служил дополнительным источником инфляции. Рост количества денег в экономике намного превышал объем, который она могла освоить. За весь период 2000–2012 гг., несмотря на формирование резервных фондов, количество денег в экономике никогда не уменьшалось, т. е. тезис об их изъятии из нее не верен. В 2000-е гг. денежная масса росла ежегодно более чем на 30%, а в 2006–2007 гг. — более чем на 40% в 2010 г. [рост денежной массы] снова превысил 30%, а в 2011–2012 гг. находился в диапазоне 12–22%. Это существенно больше темпов прироста ВВП, и даже если бы российская экономика росла на 6–7% в год, то прирост денег все равно оставался бы избыточным» Как господин Журден всю свою жизнь не знал, что говорит прозой, так и Алексей Кудрин, "не приходя в сознание", то есть, сам того не понимая, обеспечил российской экономике экономический рост.
  • Сергей
    Сергей
    Проголосовал за Максима Соколова. Его мысль ясна: Кудрин не знает что делать, при этом пытается всячески напомнить о себе.
  • Сергей
    Сергей
    Проголосовал за Максима Соколова. Его мысль ясна: Кудрин не знает что делать и пытается всячески напомнить о себе.