Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: В какой мере Лондонград является фактором стратегической уязвимости России?

Никита Кричевский
Никита Кричевский
Экономист
Британский законопроект о санкциях не только антиконституционен, но и чрезвычайно трудно осуществим.
читать полностью
Никита Кричевский
Экономист

По простым гражданам России, конечно, британские санкции не ударят. Но по тем из них, кто имеет интересы в Лондоне, - ударят несомненно.

Начнем с того, что законопроект, внесенный в британскую Палату общин, предполагает введение санкций против России в случае нападения российской страны на третье государство, а это все же вряд ли произойдет.

Превентивно санкции вводить не станут.

К тому же складывается впечатление, что сам законопроект находится вне правого поля, то есть антиконституционен, а поэтому может быть успешно оспорен в Высоком суде Лондона.

Нужно помнить еще и о том, что объекты, которые могут подпасть под санкции, на физических лиц оформляются крайне редко. В 99% они оформлены на компании, причем, в основном, оффшорные, хотя могут это быть и британские, ирландские компании. Нужен тщательный отбор тех, кто итоге окажется в санкционных списках. Например, Британские Виргинские острова вообще не раскрывают структуру собственников, в отличие от Кипра. И кого же в итоге будут лишать собственности?

Клуб «ЦСКА» Роман Абрамович оформил на компанию, которая принадлежит двум оффшорам. Следовательно, нужно будет арестовывать имущество не только этой компании, но и обращать внимание на фирмы, которые выступают учредителями. Одна находится на Британских Виргинских островах, вторая – на Маршалловых. По крайней мере, так было в 2019 году.

Поэтому британский законопроект о санкциях не только антиконституционен, но и чрезвычайно трудно осуществим. Это своего рода акт устрашения, направленный на персоналии, например, на Алишера Усманова. Но если у персоналии есть еще и британское гражданство, то это и вовсе нонсенс. Как отбирать что-то у собственного гражданина?

Усманов, скорее всего, не гражданин Великобритании, а налоговый резидент этой страны, но, тем не менее, он участвует в британской экономике, в общественной жизни туманного Альбиона. Почему же он должен отвечать по чужим грехам, которые очевидны для парламента, но неочевидны для всех остальных?

Стратегических интересов российской экономики в Лондоне нет и никогда не было, возможно, за исключением торговли на Лондонской бирже. Но если Британия позволит себе арестовать акции, облигации, долговые расписки компаний из России, то она забьет гвоздь в крышку гроба всей лондонской финансовой системы. Где гарантии, что завтра не будут выдуманы претензии против какой-либо другой страны?

И последнее: кого можно считать «путинским олигархом»? Людей из «Списка 35», который в свое время составил Алексей Навальный? Так называемые «путинские олигархи» в лучшем случае попадают непосредственно на прием к президенту раз в полгода. Непосредственное окружение Владимира Путина никаких активов за рубежом не имеет с 2014 года. Все их активы были переоформлены еще до присоединения Крыма.

Иван Тимофеев
Иван Тимофеев
Политолог
Создается опасный правовой механизм, угрожающий любому общественному деятелю.
читать полностью
Иван Тимофеев
Политолог

Я бы не паниковал и не переоценивал эти заявления о санкциях Форин офиса. Нужно понимать природу британской политики: есть большой внешнеполитический повод, на который они не могут не отреагировать, чтобы показать общественному мнению свою работу.

Скорее всего, проект нового регламента о санкциях в отношении России британский МИД, действительно, готовит. И, скорее всего, его представят парламенту на утверждение, однако же, это все еще не значит, что санкции в отношении России будут введены.

Британские политики говорят, что не введут санкции в отношении российских энергетических компаний, банков или олигархов (в кавычках), но создадут условия, при которых подобные санкции будут возможны.

Этот новый санкционный регламент, представленный в Палате Общин для рассмотрения, создает правовой механизм, который позволяет правительству вводить блокирующие санкции в отношении отдельных лиц, которых посчитают причастными к той или иной проблеме.

Согласно ключевому санкционному закону SAMLA (Sanctions and Anti-Money Laundering Act) 2018 года, предлагая новые регламенты в отношении той или иной страны или проблемы, министр должен обосновать, зачем вводить данные санкции. В существующем регламенте 2019 такой целью объявлено сдерживание России в отношении Украины. И хотя формально сейчас события разворачиваются как раз вокруг Украины, Форин офис, видимо, решил расширить эту рамку, чтобы подводить под нее не только тех, кто непосредственно связан с ситуацией, но и любого другого общественного деятеля. И, вполне вероятно, что Парламент это одобрит.

Однако же, повторюсь, это не означает, что данный правовой механизм будет использован здесь и сейчас. Это очень элегантно: перед общественностью Форин офис отчитывается о том, что принимает нужные меры, но при этом, пока ситуация не обостряется, эти меры не пущены в ход. Грубо говоря, они вешают ружье на стену, но пока из него не стреляют.

В какой мере Лондонград является фактором стратегической уязвимости России?
68%
32%
Никита Кричевский
Никита Кричевский
Экономист
Британский законопроект о санкциях не только антиконституционен, но и чрезвычайно трудно осуществим.
читать полностью
Никита Кричевский
Никита Кричевский
Экономист

По простым гражданам России, конечно, британские санкции не ударят. Но по тем из них, кто имеет интересы в Лондоне, - ударят несомненно.

Начнем с того, что законопроект, внесенный в британскую Палату общин, предполагает введение санкций против России в случае нападения российской страны на третье государство, а это все же вряд ли произойдет.

Превентивно санкции вводить не станут.

К тому же складывается впечатление, что сам законопроект находится вне правого поля, то есть антиконституционен, а поэтому может быть успешно оспорен в Высоком суде Лондона.

Нужно помнить еще и о том, что объекты, которые могут подпасть под санкции, на физических лиц оформляются крайне редко. В 99% они оформлены на компании, причем, в основном, оффшорные, хотя могут это быть и британские, ирландские компании. Нужен тщательный отбор тех, кто итоге окажется в санкционных списках. Например, Британские Виргинские острова вообще не раскрывают структуру собственников, в отличие от Кипра. И кого же в итоге будут лишать собственности?

Клуб «ЦСКА» Роман Абрамович оформил на компанию, которая принадлежит двум оффшорам. Следовательно, нужно будет арестовывать имущество не только этой компании, но и обращать внимание на фирмы, которые выступают учредителями. Одна находится на Британских Виргинских островах, вторая – на Маршалловых. По крайней мере, так было в 2019 году.

Поэтому британский законопроект о санкциях не только антиконституционен, но и чрезвычайно трудно осуществим. Это своего рода акт устрашения, направленный на персоналии, например, на Алишера Усманова. Но если у персоналии есть еще и британское гражданство, то это и вовсе нонсенс. Как отбирать что-то у собственного гражданина?

Усманов, скорее всего, не гражданин Великобритании, а налоговый резидент этой страны, но, тем не менее, он участвует в британской экономике, в общественной жизни туманного Альбиона. Почему же он должен отвечать по чужим грехам, которые очевидны для парламента, но неочевидны для всех остальных?

Стратегических интересов российской экономики в Лондоне нет и никогда не было, возможно, за исключением торговли на Лондонской бирже. Но если Британия позволит себе арестовать акции, облигации, долговые расписки компаний из России, то она забьет гвоздь в крышку гроба всей лондонской финансовой системы. Где гарантии, что завтра не будут выдуманы претензии против какой-либо другой страны?

И последнее: кого можно считать «путинским олигархом»? Людей из «Списка 35», который в свое время составил Алексей Навальный? Так называемые «путинские олигархи» в лучшем случае попадают непосредственно на прием к президенту раз в полгода. Непосредственное окружение Владимира Путина никаких активов за рубежом не имеет с 2014 года. Все их активы были переоформлены еще до присоединения Крыма.

Закрыть Наверх
Иван Тимофеев
Иван Тимофеев
Политолог
Создается опасный правовой механизм, угрожающий любому общественному деятелю.
читать полностью
Иван Тимофеев
Иван Тимофеев
Политолог

Я бы не паниковал и не переоценивал эти заявления о санкциях Форин офиса. Нужно понимать природу британской политики: есть большой внешнеполитический повод, на который они не могут не отреагировать, чтобы показать общественному мнению свою работу.

Скорее всего, проект нового регламента о санкциях в отношении России британский МИД, действительно, готовит. И, скорее всего, его представят парламенту на утверждение, однако же, это все еще не значит, что санкции в отношении России будут введены.

Британские политики говорят, что не введут санкции в отношении российских энергетических компаний, банков или олигархов (в кавычках), но создадут условия, при которых подобные санкции будут возможны.

Этот новый санкционный регламент, представленный в Палате Общин для рассмотрения, создает правовой механизм, который позволяет правительству вводить блокирующие санкции в отношении отдельных лиц, которых посчитают причастными к той или иной проблеме.

Согласно ключевому санкционному закону SAMLA (Sanctions and Anti-Money Laundering Act) 2018 года, предлагая новые регламенты в отношении той или иной страны или проблемы, министр должен обосновать, зачем вводить данные санкции. В существующем регламенте 2019 такой целью объявлено сдерживание России в отношении Украины. И хотя формально сейчас события разворачиваются как раз вокруг Украины, Форин офис, видимо, решил расширить эту рамку, чтобы подводить под нее не только тех, кто непосредственно связан с ситуацией, но и любого другого общественного деятеля. И, вполне вероятно, что Парламент это одобрит.

Однако же, повторюсь, это не означает, что данный правовой механизм будет использован здесь и сейчас. Это очень элегантно: перед общественностью Форин офис отчитывается о том, что принимает нужные меры, но при этом, пока ситуация не обостряется, эти меры не пущены в ход. Грубо говоря, они вешают ружье на стену, но пока из него не стреляют.

Закрыть Наверх
0 комментариев