Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: В какой мере внутренняя нестабильность в странах континентальной Европы может привести к изменению внешней политики ЕС?

Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог
В малой. Значение европейских протестов весьма преувеличено.
читать полностью
Борис Макаренко
Политолог

Значение европейских протестов в российском информационном поле весьма преувеличено.

В определенной части нашего истеблишмента, в том числе в высоких эшелонах, почему-то распространено мнение, что в случае потрясений к власти в Европе придут правые популисты, что сильно повлияет и на внутреннюю, и на внешнюю политику этих стран.

Что можно на это сказать? Правые популисты в последнее десятилетие действительно усилились во многих странах, но не в таком масштабе.

Надо принимать во внимание, что по ключевым внешнеполитическим темам, в том числе, в отношении России, степень консенсуса в политическом классе и обществе Европы достаточно высока. Без понимания этого обстоятельства невозможны рассуждения о сегодняшних событиях в Чехии и Германии.

В Германии протесты по масштабу имеют умеренный характер. За ними стоят силы, которые совершенно точно в обозримой перспективе не только не придут к власти, но даже не войдут в правящую коалицию. Так что, пока нет никаких оснований говорить даже о нестабильности.

В Чехии протест действительно масштабный, в Праге вышло не менее 70 тысяч, а может и больше. За этим стоят влиятельные оппозиционные силы, популисты, скорее, левые, чем правые, и четко направленные против правящей правоцентристской коалиции. К тому же, все происходит накануне выборов в верхнюю палату парламента и местные органы власти. Это может повлиять на выборы, но непосредственно по итогам выборов правительство не сменится, потому что правительство формирует нижняя палата парламента.

Недовольство ростом цен, проблемами с поставками энергоносителей, особенно накануне зимы, ростом тарифов на электричество — почти во всей Европе серьезное. Такие настроения, которые выражаются в том числе и в протестах, могут оказать влияние на формирование следующих или судьбу уже действующих пакетов санкций против России. Это может изменить стратегию Евросоюза по отказу от российских энергоносителей (скажем, замедлить, в чем-то сделать исключение), но, естественно, к принципиальному изменению внешней политики все это не приведет.

Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Социолог
В значительной. Тектонический сдвиг в общественном мнении Европы в отношении поддержки Украины уже произошел.
читать полностью
Иосиф Дискин
Социолог

Воскресные протесты в Чехии и Германии — только относительно небольшая часть тех социально-политических изменений, которые происходят в Европе. К ним надо добавить изменение позиций электората перед предстоящими через две недели выборами в Италии, изменение позиций большого числа избирателей в Великобритании, прежде всего, в Шотландии.

В целом, можно говорить, что произошёл тектонический сдвиг в общественном мнении Европы.

Это подтверждается и данными японских исследователей, которые показывают, что число сторонников поддержки Украины уже снизилось и практически сравнялось с числом сторонников поддержки России и президента Путина. Теперь встает вопрос о политической проекции подобных изменений.

Прежде всего, я полагаю, что они окажут весьма существенное влияние на позиции правящих кругов в европейских государствах. Анализ эволюции политических позиций истеблишментных партий под влиянием напора тех сил, которые они называли экстремистскими, показывает, что в таких условиях истеблишментарные партии начинают перенимать часть повестки дня своих радикальных оппонентов. И это означает, что они вынуждены будут на национальном уровне постепенно пересматривать задачи поддержки Украины любой ценой. Позиция, например, министра иностранных дел Германии Бербок, которая сказала, что ее не интересует мнение электората, вряд ли будет мейнстримной во внутренней национальной политике большинства государств Европы.

Я думаю, что начнутся серьёзные подвижки уже в ближайшее время. Германии предстоят земельные выборы; я не исключаю, что Шотландия заставит провести всеобщие выборы, и у консерваторов окажется не так много шансов на победу; Альянс правых партий в Италии с очень высокой степенью вероятности через две недели одержит победу и выступит с позиции о необходимости срочного проведения переговоров с Россией, и так далее.

Но я практически исключаю возможность изменения внешней политики на уровне Европейского союза. Американский кастинг руководителей ЕС всегда осуществлялся по критерию следования за Вашингтоном. Те же, кто не следовал этой линии, практически никогда не имел шансов попасть в руководство ЕС. Члены Европейского парламента — это прежде всего крайне идеологизированные общественные деятели, для которых прагматичные национальные интересы государств имеют не очень большое значение. Там преобладает идеологическая истерика и евроатлантистская мобилизация.

Возможен вариант очень серьёзного противостояния изменяющейся политики национальных государств, в том числе ведущих государств Европы, и европейских бюрократов, которые будут продолжать настаивать на поддержке войны не до последнего украинца, а уже до последнего европейца.

В какой мере внутренняя нестабильность в странах континентальной Европы может привести к изменению внешней политики ЕС?
79%
21%
Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог
В малой. Значение европейских протестов весьма преувеличено.
читать полностью
Борис Макаренко
Борис Макаренко
Политолог

Значение европейских протестов в российском информационном поле весьма преувеличено.

В определенной части нашего истеблишмента, в том числе в высоких эшелонах, почему-то распространено мнение, что в случае потрясений к власти в Европе придут правые популисты, что сильно повлияет и на внутреннюю, и на внешнюю политику этих стран.

Что можно на это сказать? Правые популисты в последнее десятилетие действительно усилились во многих странах, но не в таком масштабе.

Надо принимать во внимание, что по ключевым внешнеполитическим темам, в том числе, в отношении России, степень консенсуса в политическом классе и обществе Европы достаточно высока. Без понимания этого обстоятельства невозможны рассуждения о сегодняшних событиях в Чехии и Германии.

В Германии протесты по масштабу имеют умеренный характер. За ними стоят силы, которые совершенно точно в обозримой перспективе не только не придут к власти, но даже не войдут в правящую коалицию. Так что, пока нет никаких оснований говорить даже о нестабильности.

В Чехии протест действительно масштабный, в Праге вышло не менее 70 тысяч, а может и больше. За этим стоят влиятельные оппозиционные силы, популисты, скорее, левые, чем правые, и четко направленные против правящей правоцентристской коалиции. К тому же, все происходит накануне выборов в верхнюю палату парламента и местные органы власти. Это может повлиять на выборы, но непосредственно по итогам выборов правительство не сменится, потому что правительство формирует нижняя палата парламента.

Недовольство ростом цен, проблемами с поставками энергоносителей, особенно накануне зимы, ростом тарифов на электричество — почти во всей Европе серьезное. Такие настроения, которые выражаются в том числе и в протестах, могут оказать влияние на формирование следующих или судьбу уже действующих пакетов санкций против России. Это может изменить стратегию Евросоюза по отказу от российских энергоносителей (скажем, замедлить, в чем-то сделать исключение), но, естественно, к принципиальному изменению внешней политики все это не приведет.

Закрыть Наверх
Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Социолог
В значительной. Тектонический сдвиг в общественном мнении Европы в отношении поддержки Украины уже произошел.
читать полностью
Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Социолог

Воскресные протесты в Чехии и Германии — только относительно небольшая часть тех социально-политических изменений, которые происходят в Европе. К ним надо добавить изменение позиций электората перед предстоящими через две недели выборами в Италии, изменение позиций большого числа избирателей в Великобритании, прежде всего, в Шотландии.

В целом, можно говорить, что произошёл тектонический сдвиг в общественном мнении Европы.

Это подтверждается и данными японских исследователей, которые показывают, что число сторонников поддержки Украины уже снизилось и практически сравнялось с числом сторонников поддержки России и президента Путина. Теперь встает вопрос о политической проекции подобных изменений.

Прежде всего, я полагаю, что они окажут весьма существенное влияние на позиции правящих кругов в европейских государствах. Анализ эволюции политических позиций истеблишментных партий под влиянием напора тех сил, которые они называли экстремистскими, показывает, что в таких условиях истеблишментарные партии начинают перенимать часть повестки дня своих радикальных оппонентов. И это означает, что они вынуждены будут на национальном уровне постепенно пересматривать задачи поддержки Украины любой ценой. Позиция, например, министра иностранных дел Германии Бербок, которая сказала, что ее не интересует мнение электората, вряд ли будет мейнстримной во внутренней национальной политике большинства государств Европы.

Я думаю, что начнутся серьёзные подвижки уже в ближайшее время. Германии предстоят земельные выборы; я не исключаю, что Шотландия заставит провести всеобщие выборы, и у консерваторов окажется не так много шансов на победу; Альянс правых партий в Италии с очень высокой степенью вероятности через две недели одержит победу и выступит с позиции о необходимости срочного проведения переговоров с Россией, и так далее.

Но я практически исключаю возможность изменения внешней политики на уровне Европейского союза. Американский кастинг руководителей ЕС всегда осуществлялся по критерию следования за Вашингтоном. Те же, кто не следовал этой линии, практически никогда не имел шансов попасть в руководство ЕС. Члены Европейского парламента — это прежде всего крайне идеологизированные общественные деятели, для которых прагматичные национальные интересы государств имеют не очень большое значение. Там преобладает идеологическая истерика и евроатлантистская мобилизация.

Возможен вариант очень серьёзного противостояния изменяющейся политики национальных государств, в том числе ведущих государств Европы, и европейских бюрократов, которые будут продолжать настаивать на поддержке войны не до последнего украинца, а уже до последнего европейца.

Закрыть Наверх
0 комментариев