Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Возможна ли клерикализация российского общества в условиях изоляции?

отец Андрей Кураев
отец Андрей Кураев
Богослов
Нет, клерикализация нашего общества — это исключенный вариант.
читать полностью
отец Андрей Кураев
Богослов

Клерикализация нашего общества — это исключенный вариант, если уважительно относиться к терминам. «Клерикализация», «клерикальное» означает, что церковная иерархия управляет общественной государственной жизнью. Такого даже в Российская империи не было. Нет этого и сейчас, не будет этого и в будущем.

Скорее, церковь продолжит встраиваться в государственную идеологию. То есть не церковь использует какие-то административные рычаги в своих интересах, а, напротив, существующий режим использует церковь для своего блага в своем понимании. Так что это не клерикализация, а утилизация, потому что в целом строится более широкая гражданская религия России, и этот проект довольно очевиден.

В частности, предписано, с этой точки зрения, каждый раз говорить, что ИГИЛ — запрещенная организация в стране, а православные и мусульмане — братья-близнецы, и у нас общая ценность. Естественно, все это должно быть подпорками для культа Великой Победы. Сам догмат Великой Победы достаточно хитрый: вроде бы он смотрит в прошлое, а на самом деле должен оправдывать настоящее. Дескать, можем повторить. И вообще, мы наследники тех дедов, и поэтому нам все можно.

В нынешних условиях степень приобщенности Московской патриархии Русской православной церкви к бюджету возрастет, и это несомненно. В ее распоряжении окажется больше административных рычагов, какие-то идеологические функции будут перекладываться и на нее. Вопрос в том: а в реальности это приведет к тому, что церковь станет авторитетнее или она станет отвратительнее, то есть от нее, напротив, люди будут отворачиваться еще больше?

На днях я был в одном довольно специфическом, интеллигентско-либеральном собрании, где была и писательница, которая представляла себя и презентовала свою книгу. Она рассказала, что росла в атеистической семье, а потом у нее начался период интереса к православию, но с годами она все-таки укрепилась в крепком атеизме.  Аудитория все это восприняла очень живо и позитивно, а я сказал ей: вы знаете, у меня только одна просьба в этих условиях: пожалуйста, не додавите гадину. Реакция была очень хорошая, аплодисменты. «Не додавите гадину» в том смысле, что и знаменитые слова Вольтера «раздавите гадину», сказанные о католической церкви.

Уже сегодня с очень многими людьми невозможно говорить о православии в миссионерском ключе, то есть призывая «давайте вы к нам!», не давая жестких негативных оценок реалий церковной жизни, которые слишком очевидны. Сегодня нельзя в режиме рекламной паузы говорить о православии: какие мы замечательные, духовные, как у нас все здорово. Можно говорить только: знаете, это как в «Декамероне» Бокаччо, все настолько плохо, что только Божией милостью можно объяснить то, что все это еще существует.

Поэтому мой лозунг - «не додавить гадину», потому что помимо всех замечательных прелестей в жизни нашей церковной иерархии, все-таки есть еще Христос, который к этим проблемам не имел отношения.

Аркадий Малер
Аркадий Малер
Философ
Да, начнется возрождение православного христианства, единственного полноценного фундамента русской культуры.
читать полностью
Аркадий Малер
Философ

Любое движение России к обретению собственной суверенности и идентичности будет неизбежно сопровождаться возрождением православного христианства, просто потому что православное христианство — это единственный полноценный фундамент русской культуры. Здесь другого пути просто не может быть.

Естественно, что будет возрастать и интерес к самой Русской православной церкви, к истории русской церкви. Естественно, что будет развиваться и церковь как институт, именно влияющий на государство и общество. А поскольку в православном мировоззрении с точки зрения самой  православной историософии у России особое место в истории (Россия призвана быть наследницей Византии, Третьим Римом), то православные в России ощущают себя не просто христианами, живущими в каком-то виртуальном пространстве, они христиане, которые живут в стране, должной стать хранителем и распространителем православной веры. Поэтому, конечно, без государства здесь не обойтись.

Церковь неизбежно будет сближаться с государством именно в том, что касается вопросов возрождения православия и реализации тех задач, которые стоят перед церковью в истории. Конечно, какие-то элементы симфонии властей между церковью и государством при этом совершенно неизбежны.

Я думаю, что это и есть настоящая столбовая дорога развития русской истории, как она была намечена еще со времен крещения Руси. А все остальное — это девиации.

Возможна ли клерикализация российского общества в условиях изоляции?
68%
32%
отец Андрей Кураев
отец Андрей Кураев
Богослов
Нет, клерикализация нашего общества — это исключенный вариант.
читать полностью
отец Андрей Кураев
отец Андрей Кураев
Богослов

Клерикализация нашего общества — это исключенный вариант, если уважительно относиться к терминам. «Клерикализация», «клерикальное» означает, что церковная иерархия управляет общественной государственной жизнью. Такого даже в Российская империи не было. Нет этого и сейчас, не будет этого и в будущем.

Скорее, церковь продолжит встраиваться в государственную идеологию. То есть не церковь использует какие-то административные рычаги в своих интересах, а, напротив, существующий режим использует церковь для своего блага в своем понимании. Так что это не клерикализация, а утилизация, потому что в целом строится более широкая гражданская религия России, и этот проект довольно очевиден.

В частности, предписано, с этой точки зрения, каждый раз говорить, что ИГИЛ — запрещенная организация в стране, а православные и мусульмане — братья-близнецы, и у нас общая ценность. Естественно, все это должно быть подпорками для культа Великой Победы. Сам догмат Великой Победы достаточно хитрый: вроде бы он смотрит в прошлое, а на самом деле должен оправдывать настоящее. Дескать, можем повторить. И вообще, мы наследники тех дедов, и поэтому нам все можно.

В нынешних условиях степень приобщенности Московской патриархии Русской православной церкви к бюджету возрастет, и это несомненно. В ее распоряжении окажется больше административных рычагов, какие-то идеологические функции будут перекладываться и на нее. Вопрос в том: а в реальности это приведет к тому, что церковь станет авторитетнее или она станет отвратительнее, то есть от нее, напротив, люди будут отворачиваться еще больше?

На днях я был в одном довольно специфическом, интеллигентско-либеральном собрании, где была и писательница, которая представляла себя и презентовала свою книгу. Она рассказала, что росла в атеистической семье, а потом у нее начался период интереса к православию, но с годами она все-таки укрепилась в крепком атеизме.  Аудитория все это восприняла очень живо и позитивно, а я сказал ей: вы знаете, у меня только одна просьба в этих условиях: пожалуйста, не додавите гадину. Реакция была очень хорошая, аплодисменты. «Не додавите гадину» в том смысле, что и знаменитые слова Вольтера «раздавите гадину», сказанные о католической церкви.

Уже сегодня с очень многими людьми невозможно говорить о православии в миссионерском ключе, то есть призывая «давайте вы к нам!», не давая жестких негативных оценок реалий церковной жизни, которые слишком очевидны. Сегодня нельзя в режиме рекламной паузы говорить о православии: какие мы замечательные, духовные, как у нас все здорово. Можно говорить только: знаете, это как в «Декамероне» Бокаччо, все настолько плохо, что только Божией милостью можно объяснить то, что все это еще существует.

Поэтому мой лозунг - «не додавить гадину», потому что помимо всех замечательных прелестей в жизни нашей церковной иерархии, все-таки есть еще Христос, который к этим проблемам не имел отношения.

Закрыть Наверх
Аркадий Малер
Аркадий Малер
Философ
Да, начнется возрождение православного христианства, единственного полноценного фундамента русской культуры.
читать полностью
Аркадий Малер
Аркадий Малер
Философ

Любое движение России к обретению собственной суверенности и идентичности будет неизбежно сопровождаться возрождением православного христианства, просто потому что православное христианство — это единственный полноценный фундамент русской культуры. Здесь другого пути просто не может быть.

Естественно, что будет возрастать и интерес к самой Русской православной церкви, к истории русской церкви. Естественно, что будет развиваться и церковь как институт, именно влияющий на государство и общество. А поскольку в православном мировоззрении с точки зрения самой  православной историософии у России особое место в истории (Россия призвана быть наследницей Византии, Третьим Римом), то православные в России ощущают себя не просто христианами, живущими в каком-то виртуальном пространстве, они христиане, которые живут в стране, должной стать хранителем и распространителем православной веры. Поэтому, конечно, без государства здесь не обойтись.

Церковь неизбежно будет сближаться с государством именно в том, что касается вопросов возрождения православия и реализации тех задач, которые стоят перед церковью в истории. Конечно, какие-то элементы симфонии властей между церковью и государством при этом совершенно неизбежны.

Я думаю, что это и есть настоящая столбовая дорога развития русской истории, как она была намечена еще со времен крещения Руси. А все остальное — это девиации.

Закрыть Наверх
0 комментариев