Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Возможна ли технологическая «островизация» России?

Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Социолог
Едва ли. Линейно и по указке вопросы технологической зависимости не решить.
читать полностью
Иосиф Дискин
Социолог

Я понимаю озабоченность спецпредставителя Пескова проблемой технологической зависимости в области критических технологий и поддерживаю его идею о более ответственном подходе к поддержке стартапов в зависимости от их эффективности и технологических коммерческих перспектив.

В то же время, удивляет его в определенной степени доктринерский подход, за которым стоит стремление к автаркии. Дело в том, что для автаркии и у Советского Союза не было предпосылок, в то время когда мы были по населению втрое больше, и в экономическом потенциале намного сильнее.

Сегодня Россия даже вместе со своими союзниками по ЕврАзЭС — достаточно маленький рынок и достаточно ограниченный потенциал. Стремление к автаркии не решит проблемы обеспечения суверенного экономического развития. Я считаю, что здесь необходим подход, основанный на анализе риска. Безусловно, есть технологии, прежде всего, оборонного значения, по которым риски отсутствия или слабости очень велики. И соответствующим образом были решены проблемы импортозамещения и усиления технологического потенциала в военной области.

Но дальше идет вопрос оценки. Здесь должен быть гораздо более селективный подход. Есть оборонные технологии, зависимость от которых весьма существенно влияет на весь экономический потенциал. Здесь нужен анализ того, можем ли мы их сделать сами, имеются ли заделы, есть ли возможности получить их от тех, с кем у нас установлены союзнические или близкие к этому отношения. Должны быть оценены и риски изменения геополитической ситуации, влияющей на доступ к этим технологиям. Собственно, это и есть анализ рисков.

Технологии, по которым нет ни заделов, ни возможностей их получения, нужно заменять, но крайне необходим тщательный выбор. Поэтому доктринерские решения не годятся.

К тому же я не согласен с тем, что формируются технологические «острова». Формируются зоны технологической взаимозависимости. Это правда, но надо понимать, что сегодня эти зоны создаются в гигантских экономиках. США по экономическому и технологическому потенциалу в 8 раз больше нас, Китай - в 9, ЕС - в 10. Даже эти страны-экономические гиганты технологически формируют дополнительные регионы с тем, с кем установлены специфические доверительные или тесные технологические и экономические связи. Более того, все эти страны предпринимают огромные усилия (инвестиционные, политические, геополитические) для того, чтобы застраховать эти связи. Например, Китай вкладывает огромные средства, чтобы снизить свою сырьевую зависимость.

Линейно и по указке вопросы технологической зависимости не решить, нужна большая скрупулезная работа, включающая и вопрос взыскательной оценки наших реальных технологических перспектив по значимым направлениям. Необходим очень взыскательный аудит, чтобы понять, где у нас есть фундаментальные заделы, а где - прикладные; где есть возможности усилить их за счет создания мега-проектов, в том числе, связанных с возвращением наших ученых, а где их нет.

Это должна быть разветвленная и ответственная работа без шапкозакидательства и, самое главное, без блефа: когда обещают золотые технологические горы, а получается пшик.

Михаил Ремизов
Михаил Ремизов
Политолог
Возможна и необходима. Нужно перестраивать под нее финансовую и управленческую системы.
читать полностью
Михаил Ремизов
Политолог

Критерием успеха в нашем противостоянии с Западом можно считать достижение устойчивости в новом качестве - в качестве страны, которую невозможно «выключить» извне. Это и есть состояние технологического суверенитета.

Дмитрий Песков в своем материале приводит пример отключения мессенджеров. Допустим, если они не работают, можно отправить электронное письмо или позвонить. Но если дистанционно выключают станки, на которых производится продукция военного назначения или газовые турбины, на которых работают электростанции, питающие город или нефтяное месторождение, то это уже угроза безопасности.

Есть целый ряд технологий и продуктов, которые мы должны делать сами, исходя из задач комплексной безопасности – военной, транспортной, энергетической. Это все, что связано с системой жизнеобеспечения. Это технологическая "программа-минимум". Но когда мы посмотрим на контур продукции, которая критична с этой точки зрения, мы поймем, что просто обречены делать самостоятельно очень многое. Просто если хотим дальше существовать как самостоятельное государство. И если все равно нужно поддерживать широкий спектр технологий для стратегических секторов, то  почему на их базе не занять и потребительский рынок?

Если для государственных органов нужны отечественные процессоры, почему не обеспечить ими массовый рынок? Скорее всего, сначала будет дороже и хуже. Но чтобы научиться плавать, нужно налить воду в бассейн. Чтобы полноценно отработать продукт, он должен быть в массовой эксплуатации.

Контур, в котором импортонезависимость критически необходима из соображений комплексной безопасности, настолько велик, что, если его удастся выстроить, то масштабировать соответствующие решения до национальной экономики в целом будет уже более простой задачей.

А если удастся и это, то откроется и новая задача – продвижение на внешние рынки незападных стран.

Технологически самостоятельный "остров" действительно может стать хорошей платформой для альянсов с незападными центрами развития. Тогда многие из вложений могут и окупиться.

Но сначала необходимо создать необходимые решения для себя - и принять, что многие из них нужны нам не из коммерческих соображений, а для выживания страны. Это потребует серьезного переосмысления механизмов инвестиционного развития.

В том же материале Пескова затрагивается тема стартапов. Модель венчурного финансирования действительно не работает на образ технологически-суверенного будущего, она к нему не применима. Поэтому в работе с малыми формами необходима другая, например, модель индустриальных инноваций. Когда крупные игроки сознательно мобилизуют технологические команды, которые способны помочь закрыть им определенные потребности. Еще сложнее обстоит дело с крупными капиталоемкими проектами в промышленности. При том масштабе задач по созданию новых мощностей, которых потребует даже наша "программа-минимум", всерьез говорить о коммерческом финансировании соответствующих инвестпроектов - особенно при существующих кредитных условиях - не приходится.

Поэтому от требований технологического суверенитета по цепочке неизбежно транслируется целый ряд требований, связанных со стратегическим управлением и финансовой политикой. Создание страны полного цикла – это колоссальный управленческий вызов. Но если мы не научимся так жить, то наш суверенитет "не взлетит" и "не выстрелит".

Возможна ли технологическая «островизация» России?
64%
36%
Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Социолог
Едва ли. Линейно и по указке вопросы технологической зависимости не решить.
читать полностью
Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Социолог

Я понимаю озабоченность спецпредставителя Пескова проблемой технологической зависимости в области критических технологий и поддерживаю его идею о более ответственном подходе к поддержке стартапов в зависимости от их эффективности и технологических коммерческих перспектив.

В то же время, удивляет его в определенной степени доктринерский подход, за которым стоит стремление к автаркии. Дело в том, что для автаркии и у Советского Союза не было предпосылок, в то время когда мы были по населению втрое больше, и в экономическом потенциале намного сильнее.

Сегодня Россия даже вместе со своими союзниками по ЕврАзЭС — достаточно маленький рынок и достаточно ограниченный потенциал. Стремление к автаркии не решит проблемы обеспечения суверенного экономического развития. Я считаю, что здесь необходим подход, основанный на анализе риска. Безусловно, есть технологии, прежде всего, оборонного значения, по которым риски отсутствия или слабости очень велики. И соответствующим образом были решены проблемы импортозамещения и усиления технологического потенциала в военной области.

Но дальше идет вопрос оценки. Здесь должен быть гораздо более селективный подход. Есть оборонные технологии, зависимость от которых весьма существенно влияет на весь экономический потенциал. Здесь нужен анализ того, можем ли мы их сделать сами, имеются ли заделы, есть ли возможности получить их от тех, с кем у нас установлены союзнические или близкие к этому отношения. Должны быть оценены и риски изменения геополитической ситуации, влияющей на доступ к этим технологиям. Собственно, это и есть анализ рисков.

Технологии, по которым нет ни заделов, ни возможностей их получения, нужно заменять, но крайне необходим тщательный выбор. Поэтому доктринерские решения не годятся.

К тому же я не согласен с тем, что формируются технологические «острова». Формируются зоны технологической взаимозависимости. Это правда, но надо понимать, что сегодня эти зоны создаются в гигантских экономиках. США по экономическому и технологическому потенциалу в 8 раз больше нас, Китай - в 9, ЕС - в 10. Даже эти страны-экономические гиганты технологически формируют дополнительные регионы с тем, с кем установлены специфические доверительные или тесные технологические и экономические связи. Более того, все эти страны предпринимают огромные усилия (инвестиционные, политические, геополитические) для того, чтобы застраховать эти связи. Например, Китай вкладывает огромные средства, чтобы снизить свою сырьевую зависимость.

Линейно и по указке вопросы технологической зависимости не решить, нужна большая скрупулезная работа, включающая и вопрос взыскательной оценки наших реальных технологических перспектив по значимым направлениям. Необходим очень взыскательный аудит, чтобы понять, где у нас есть фундаментальные заделы, а где - прикладные; где есть возможности усилить их за счет создания мега-проектов, в том числе, связанных с возвращением наших ученых, а где их нет.

Это должна быть разветвленная и ответственная работа без шапкозакидательства и, самое главное, без блефа: когда обещают золотые технологические горы, а получается пшик.

Закрыть Наверх
Михаил Ремизов
Михаил Ремизов
Политолог
Возможна и необходима. Нужно перестраивать под нее финансовую и управленческую системы.
читать полностью
Михаил Ремизов
Михаил Ремизов
Политолог

Критерием успеха в нашем противостоянии с Западом можно считать достижение устойчивости в новом качестве - в качестве страны, которую невозможно «выключить» извне. Это и есть состояние технологического суверенитета.

Дмитрий Песков в своем материале приводит пример отключения мессенджеров. Допустим, если они не работают, можно отправить электронное письмо или позвонить. Но если дистанционно выключают станки, на которых производится продукция военного назначения или газовые турбины, на которых работают электростанции, питающие город или нефтяное месторождение, то это уже угроза безопасности.

Есть целый ряд технологий и продуктов, которые мы должны делать сами, исходя из задач комплексной безопасности – военной, транспортной, энергетической. Это все, что связано с системой жизнеобеспечения. Это технологическая "программа-минимум". Но когда мы посмотрим на контур продукции, которая критична с этой точки зрения, мы поймем, что просто обречены делать самостоятельно очень многое. Просто если хотим дальше существовать как самостоятельное государство. И если все равно нужно поддерживать широкий спектр технологий для стратегических секторов, то  почему на их базе не занять и потребительский рынок?

Если для государственных органов нужны отечественные процессоры, почему не обеспечить ими массовый рынок? Скорее всего, сначала будет дороже и хуже. Но чтобы научиться плавать, нужно налить воду в бассейн. Чтобы полноценно отработать продукт, он должен быть в массовой эксплуатации.

Контур, в котором импортонезависимость критически необходима из соображений комплексной безопасности, настолько велик, что, если его удастся выстроить, то масштабировать соответствующие решения до национальной экономики в целом будет уже более простой задачей.

А если удастся и это, то откроется и новая задача – продвижение на внешние рынки незападных стран.

Технологически самостоятельный "остров" действительно может стать хорошей платформой для альянсов с незападными центрами развития. Тогда многие из вложений могут и окупиться.

Но сначала необходимо создать необходимые решения для себя - и принять, что многие из них нужны нам не из коммерческих соображений, а для выживания страны. Это потребует серьезного переосмысления механизмов инвестиционного развития.

В том же материале Пескова затрагивается тема стартапов. Модель венчурного финансирования действительно не работает на образ технологически-суверенного будущего, она к нему не применима. Поэтому в работе с малыми формами необходима другая, например, модель индустриальных инноваций. Когда крупные игроки сознательно мобилизуют технологические команды, которые способны помочь закрыть им определенные потребности. Еще сложнее обстоит дело с крупными капиталоемкими проектами в промышленности. При том масштабе задач по созданию новых мощностей, которых потребует даже наша "программа-минимум", всерьез говорить о коммерческом финансировании соответствующих инвестпроектов - особенно при существующих кредитных условиях - не приходится.

Поэтому от требований технологического суверенитета по цепочке неизбежно транслируется целый ряд требований, связанных со стратегическим управлением и финансовой политикой. Создание страны полного цикла – это колоссальный управленческий вызов. Но если мы не научимся так жить, то наш суверенитет "не взлетит" и "не выстрелит".

Закрыть Наверх
0 комментариев