Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Эксперты прокомментировали создание национальной модели высшего образования

Фото: РИА ФедералПресс/Елена Сычева

Министр высшего образования и науки России Валерий Фальков заявил, что обновлённую систему образования на смену Болонской системе в стране могут запустить уже в следующем учебном году. В сентябре Минобрнауки внесет в Государственную Думу соотвествующие предложения по переходу. Редакция PublicO пообщалась с экспертами по вопросу перспектив национальной модели высшего образования.

Так, заведующая кафедрой философии образования философского факультета МГУ им М.В. Ломоносова Елена Брызгалина отметила, что было бы ошибкой говорить об архитектуре образования страны без четкого прояснения ценностных смыслов высшего образования страны.

«От понимания целевых ориентиров зависит и построение национальной модели системы образования, и построение образовательных практик, и ожидаемые результаты образования для человека, общества, государства. На уровне государства как ключевого субъекта образования очевидна задача достижения суверенитета, который должен быть обеспечен кадрами, подготовленными в национальной системе образования. Только при этом условии государство способно самостоятельно определять и реализовывать научную политику, независимо и поступательно осуществлять технологические развитие, защищать общество от навязывания извне ценностных стандартов», — сказала она.

Она добавила, что в пост-болонской системе высшего образования России будет возврат к специалитету. Число направлений для специалитета будет расширено в соответствии с приоритетами национального научно-технологического развития, ситуаций на рынке труда, запросами общества. Но полного отказа от двухуровневой системы «бакалавриат-магистратура» в отечественной высшей школе не будет.

Брызгалина подчеркнула, что для системы высшего образования России приоритетными и болезненными являются вопросы качества. «Решить проблему качества, сосредотачиваясь только на изменении архитектуры высшего образования, невозможно. Например, важная тема, которая не должна быть упущена в дискуссиях об уровнях образования, — статус преподавателя, условия работы, нагрузка, заработная плата», — заявила эксперт.

Координатор Гражданского экспертного клуба и интеллектуальной платформы «Гражданский экзамен» Сергей Волобуев признал, что этот вопрос — наболевший для общества. Все постсоветские годы не прекращается дискуссия о национальной модели образования современной России.

«В данной связи недавние высказывания министра науки и высшего образования — это продолжение большого разговора. Прежде всего. Вряд ли нынешние руководители системы образования, как высшего, так и всех остальных уровней, способны сформировать национальную модель образования в каком-то содержательном значении этого слова. Скорее всего, они имеют в виду набор неких технических, технократических решений, некие формы: сколько лет учат? какие методы и формы обучения используются? Да, это они могут сформулировать. Но при этом самый главный вопрос системы образования — это содержание образования. Собственно, вопрос, чему учат, остается за скобками этого дискурса. Поэтому именно национальной, и именно модели образования в содержательном смысле в ближайшее время не возникнет. Возникнет просто некая новая формалистика, воспроизводство того, что было все предыдущие постсоветские годы, просто с учетом изменившейся ситуации», — посетовал Волобуев.

Профессор, заведующий кафедрой истории философии и декан философского факультета, главный научный сотрудник Института гуманитарных историко-теоретических исследований имени А. В. Полетаева (ИГИТИ) НИУ ВШЭ, заведующий сектором современной западной философии Института философии РАН Алексей Руткевич в свою очередь подчеркнул, что Болонская система не отменила того, что в разных странах сохранились свои национальные особенности образования.

«То, как применяется Болонская система у нас, не вполне совпадает с тем, как это происходит в европейских странах, не говоря о том, что европейская система отличается от американской, или скажем, от канадской, где в том числе и среднее образование другое — скажем, в Квебеке оно составляет 13 лет. Та версия Болонской системы, которую мы приняли, и так является национальной, поэтому речь должна идти не столько о том, оставляем мы ее или нет, а что мы будем делать с нашей собственной? Вот вопрос. У нас есть те, кто рассуждает, что самое лучшее образование было в советские годы, и что некая пятилетняя система — это вершина всякого образования, и все советское — самое лучшее. На самом деле, пятилетнюю систему в Советском Союзе скопировали с действительно очень неплохой модели, только не университетов, а немецких инженерных школ, где готовили специалистов за пять лет без деления на бакалавров и магистров. Вообще-то в царской России это была традиционная система для университетов со средних веков: бакалавры, магистры, доктора. Поэтому с Болонской системой мы вернулись просто к университетской традиции, которая была в царской России», — рассказал профессор.

«Переходить обратно на эту пятилетнюю систему? Но здесь есть вопросы: зачем? какая целесообразность этого? Возвращение к пятилетке ничего позитивного не даст, уменьшив целый ряд возможностей. Отстаивают его нередко те, кто хотел бы ЕГЭ отменить. И что, вернемся к советскому опыту? Ничего хорошего в этом нет, нам надо просто хорошо думать. Университеты существуют 800 лет. Мы — наследники этой традиции, и поэтому, на мой взгляд, надо сохранять различия бакалавра, магистра, доктора», — заключил Руткевич.

Дебаты
Алексей Мухин
Политолог
Алексей Мухин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Константин Симонов
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин