Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Экономический обозреватель PublicO: Казахстан до января 2022 года воспринимался экономическим лидером Евразии

Фото: РИА ФедералПресс/Екатерина Лазарева

В 2-3 млрд дол оценил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев предварительную сумму ущерба национальной экономике от новогодних беспорядков. Он добавил, что насильственные действия террористов повлекли многочисленные жертвы среди сотрудников правоохранительных органов и мирных жителей, пострадало около 1300 объектов предпринимательства, совершены нападения на более чем 100 торговых центров, банков, сожжено около 500 полицейских машин.

А чуть позже Токаев очень резко высказался в адрес тех, кто, по его мнению, стоял за спиной бунтовщиков. «Благодаря первому президенту — елбасы в стране появилась группа очень прибыльных компаний и прослойка людей, богатых даже по международным меркам», — сказал Токаев. Теперь «пришло время отдать должное народу Казахстана и помогать ему на системной и регулярной основе».

«Правительству предстоит определить круг компаний и согласовать с ними размер ежегодных взносов в фонд. Кроме того, ожидаю активного участия от тех лиц, которые фактически, обладая огромными средствами, остаются в тени», — заявил президент.

Кроме того, по его словам, предстоит пересмотреть работу системы господдержки экономики и Банка развития Казахстана, который, «по сути, превратился в личный банк для избранного круга лиц, представляющих финансово-промышленные и строительные группы». Все причастные к этому известны «пофамильно».

Если говорить проще, то Казахстану предстоит раскулачивание «избранного круга лиц». Это будет увлекательное шоу, но серьезно повлиять на структуру экономики оно не сможет.

Пять китов

С 90-х годов Казахстан ходил в любимчиках составителей международных экономических рейтингов. И не без оснований: за 30 лет независимости ВВП Казахстана вырос в 190 раз — с 11,4 млрд дол в 1993 году до 190 млрд в 2021 году, а общая сумма иностранных ивестиций составила 365 млрд дол. По уровню подушевого ВВП Казахстан уступает из стран СНГ и только Прибалтике и России. 10 декабря 2021 года на международной научно-практической конференции «Лидерство. Стабильность. Прогресс» в Нур-Султане вице-премьер правительства Ералы Тугжанов говорил, что «Казахстан лидирует среди других стран СНГ по накопленному объему привлеченных прямых иностранных инвестиций на душу населения».

По данным отчета PwC «Paying Taxes 2020», совокупная налоговая нагрузка на бизнес в Казахстане — одна из самых низких среди республик бывшего СССР. В Индексе экономической свободы 2021 года, который составляют Wall Street Journal и исследовательский центр Heritage Foundation, Казахстан занимал 34 место из 178, входя в число «в основном свободных экономик» по соседству с Германией и Норвегией, обгоняя Бельгию и Испанию. Мы в этом индексе на 92 месте.

В Индексе человеческого развития ООН Казахстан занимает 51 позицию, также опередив нашу страну.

В 2021 году в Глобальном рейтинге конкурентоспособности, который рассчитывает Всемирный экономический форум, Казахстан занял 35 место, уступив Чехии и опередив Португалию. У России 45 место, между Чили и Грецией.

Проблема всех этих рейтингов в том, что они измеряют «среднюю температуру по больнице», не углубляясь в структуру и детали экономики. Казахстан плотно сидит на сырьевой игле, в основном – углеводородной. Экспорт на 35 % превышает импорт и базируется на пяти китах. Это нефть и газ, медь, сталь, уран, уголь. Возьмем 2020 год, за который есть полная статистика. Из 47 млрд дол экспорта на сырую нефть пришлось больше половины — 23,7 млрд дол. Товаров медной группы продано на 4,25 млрд долл. Экспорт стального проката и ферросплавов составил 3,18 млрд долл. Казахстан обладает 12% мировых запасов природного урана и занимает первое место в мире по его экспорту. В 2020 г. -1,71 млрд долл.

Другими словами, страна крайне чувствительна к мировой конъюнктуре. Экономика растет в зависимости от цен на сырье, и так же быстро падает. Эксперты ОЭСР пишут: «На добывающую отрасль приходится около 30 % ВВП, две трети экспорта, три четверти накопленных прямых иностранных инвестиций и половина государственного дохода. Как и другие страны с низкой диверсификацией экономики, Казахстан чувствителен к колебаниям цен на сырьевые товары и прочим проблемам сырьевой модели развития».

Большие вопросы вызывает эффективность использования обрушившегося на страну за годы независимости сырьевого денежного дождя. В престиж – вложились, да еще как! Только на перенос, перестройку и переименование столицы сколько денег потратили… А вот по части инфраструктурного развития хвастаться властям этой огромной и малонаселенной страны почти нечем. При этом Казахстан умудрился довести общий объем внешнего долга до 95% ВВП.

Почти все иностранные инвестиции, которыми так гордятся в Нурсултане, направлены в нефтегазовый комплекс. А это источник серьезных структурных перекосов. Как пишут эксперты Всемирного банка в «Докладе об экономике Казахстана — лето 2021» «большая часть инвестиций, привлеченных в страну на сегодняшний день, сосредоточена в добывающих отраслях, которые более подвержены изменениям цен на сырьевые товары и производят лишь ограниченный эффект распространения в остальные части отечественной экономики»

Другим существенным последствием неконтролируемых инвестиций стало то, что добывающий и экспортный сектор Казахстана сегодня находится в собственности зарубежного бизнеса. Так, более 70% нефтяного бизнеса Казахстана — под контролем иностранных компаний. На первом месте США (29,5% от всей добычи нефти), Китай (17,7%), европейские компании (17,4%).

Россия, наряду с Китаем, входит в число крупнейших торговых партнеров Казахстана. Между нашими странами действует долгосрочное соглашение от 7 июня 2002 года о транзите казахстанской нефти на мировые рынки через территорию России. Основной объем транзита с месторождений Казахстана осуществляется по нефтепроводам Каспийского трубопроводного консорциума (КТК; на 50% принадлежит правительствам России и Казахстана; 30-60 млн т в год) до порта Новороссийска и нефтепроводу Атырау-Самара (около 15 млн т в год). Наши страны также создали несколько совместных предприятий по добыче и обогащению урана.

Делиться надо

С выгодоприобретателями сложившегося положения вещей Токаев и его команда, думаю, разберутся. Но более сложная задача – как перераспределить национальное богатство так, чтобы и простые люди получали не только крохи с барского стола. Ведь население Казахстана, в отличие от России, растет быстрыми темпами – по 250 тыс в год. Рекомендации ОЭСР таковы: «Для поддержания роста уровня жизни и производительности в долгосрочной перспективе, Казахстану необходимо осуществить масштабные структурные реформы. Модернизация системы государственного управления является обязательным условием диверсификации экономической деятельности и поддержания темпов роста. Чрезмерно централизованная бюрократическая система, отсутствие прозрачности и проблемы с коррупцией подрывают усилия, направленные на проведение реформ, и отрицательно сказываются на доверии инвесторов и граждан. Казахстан должен упростить процедуры централизованного принятия решений, передать больше полномочий региональным и местным органам власти, повысить честность и неподкупность в государственном секторе и расширить участие общественности в процессе разработки политических мер».

Тут простого раскулачивания зажравшихся «семейных» олигархов явно недостаточно.

Уроки истории и арифметики

В декабре 1986 года был освобожден от должности многолетний лидер советского Казахстана Динмухамед Кунаев. На его место Москва назначила ульяновского партийного руководителя Геннадия Колбина, что вызвало хорошо подготовленные массовые протесты в Алма-Ате под лозунгами вроде «Каждому народу – своего лидера», вылившиеся в столкновения с милицией и беспорядки. Официально погибли трое, по неофициальным оценкам – до 200 человек. Почти сто человек были привлечены к уголовной ответственности, двоим вынесены смертные приговоры.

Эти события вошли в современную казахскую историографию под названием Желтокан – декабрь по-казахски. В 2006 году Назарбаев открыл монумент «Заря независимости» на месте столкновений. Сам он в то время занимал пост премьера и, по слухам, стоял за спиной демонстрантов. Кунаев считал его «опасным человеком», который рвется к власти. Но до нее оставалось еще почти три года. В 1989 году Колбина отозвали, и Назарбаев возглавил Казахстан.

Январь по-казахски – кантар. Тоже зимний месяц, события начались тоже совершенно неожиданно для стороннего наблюдателя. Есть и другие совпадения, намекающие на чью-то попытку повторить опробованный сценарий.

С этим пусть разбираются специально обученные профессионалы. Но вот что мне не дает покоя: по данным казахских порталов по поиску работы, обычная зарплата в Казахстане от 170 до 270 тыс. тенге — 29 — 47 тыс. руб. Не принципиально отличается от средних российских зарплат.

Беспорядки в Казахстане начались после повышения цен на сжижженый газ примерно до 120 тенге или 21 руб за литр. Этот товар у них значительно более востребован, чем в России. Но у нас-то актуальные цены сейчас – 26 руб за литр!

Александр Богомолов, экономический обозреватель PublicO

Дебаты