Платформа дебатов и общественных дискуссий

Эксперты рассказали, поменяется ли Британская внешняя политика при премьерстве Лиз Трасс

Фото: mid.ru

В начале сентября правящая Консервативная партия Великобритании изберет нового премьер-министра на место ушедшего с этого поста Бориса Джонсона. Лиз Трасс, по мнению многих СМИ и аналитиков, является главным претендентом на должность. Редакция PublicO узнала у экспертов, изменится ли внешняя политика Великобритании, если правительство возглавит Лиз Трасс.

Так, политолог, доцент Факультета мировой политики МГУ имени М.В. Ломоносова, эксперт РСМД Алексей Фененко считает, что британская политика не изменится никак, потому что активизация британского империализма на самом деле произошла в 2010-2011 гг. при Дэвиде Кэмероне.

«Именно Кэмерон выдвинул проект возрождения имперской мощи 1940-х годов, о чем открыто заявил в своем выступлении в Палате Общин 19 октября 2011 года. Кэмерон сказал, что после Ливийской войны Британия вернулась к своей мощи, то есть, по сути, переиграла итоги Суэцкого кризиса 1956 года. И именно Кэмерон выдвинул этот самый неоимперский проект, вплоть до возрождения ряда традиций 1940-х годов при заседании парламента», — пояснил эксперт.

Он добавил, что выход из Евросоюза был для Британии закономерным этапом этой линии. Раз Британия видит себя как новую империю, то ей совершенно не место в ЕС. После этого все премьеры шли в той или иной форме в парадигме Кэмерона. Лиз Трасс не будет исключением — просто, может быть, с ее приходом добавится немного эпатажности, но приоритеты будут те же.

Среди них — попытка воссоздания интеграционного блока на базе бывшего Британского Содружества. «Кстати, посмотрите под этим углом зрения на AUKUS: у нас его трактуют как антикитайский альянс. А что, если AUKUS не столько антикитайский альянс, сколько косвенное возвращение США к партнерству с Британским Содружеством? Ведь это союз США с двумя государствами, формальный глава которых — британский монарх: Великобританией и Австралией», — отметил Фененко.

А также разжигание конфликта с Россией, чтобы рассорить ее и Германию. «Цель британских премьеров, начиная с Кэмерона, — это «подрезать» ресурсы Германии в Европе. Как это сделать? Лишив ее российских энергоносителей, то есть еще сильнее раздувать конфликт вокруг Украины», — заключил Фененко.

Политолог, историк Дмитрий Тренин в свою очередь согласен, что в своих общих чертах британская внешняя политика при премьере Трасс останется такой же, как при премьере Борисе Джонсоне, в кабинете которого Трасс возглавляла МИД.

«Выход Великобритании из Евросоюза сопровождался продвижением концепции «глобальной Британии», появившейся ещё во времена премьерства Терезы Мэй. Британский глобализм наших дней — это не империализм XVIII — первой половины ХХ веков, а теснейшая привязка Лондона к Вашингтону, активная и часто инициативная работа в помощь старшему союзнику во всем мире. Великобритания — это старпом при американском капитане. Географические направления британской активности в рамках глобальной стратегии США — это Европа, Россия, Ближний и Средний Восток, Индия, Китай, Африка, т. е. практически большая часть мира с упором на Евразию. Британия также претендует на роль ведущего военного и технологического партнера США. Трасс, вероятно, будет стремиться активно развивать все эти направления внешней политики. Британия под ее руководством и в рамках общей политики США будет ещё более активно вести гибридную войну с Россией», — рассказал он.

Дебаты
Станислав Митрахович
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Станислав Митрахович
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков