Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

«НАТО может оказаться бумажным тигром»: европейские политологи оценили итоги переговоров России и США

Фото: Denis Balibouse / AP

10 января в Женеве закончились переговоры России и США. Замглавы МИД РФ Сергей Рябков окрестил их «долгими и сложными», «без попыток что-то приукрасить, обойти острые углы». В то же время прорыва на встрече с замгоссекретарем США Венди Шерман достичь не удалось. В вопросе непринятия Украины в НАТО и нерасширения альянса на восток Вашингтон не готов принять позицию России. При этом есть определенные надежды на компромисс в области ограничения военных учений вблизи границ РФ и НАТО, а также в деле восстановления стратегически важного Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД).

По словам Шерман, американцы готовы обсуждать эти темы. Определенным утешением для американской стороны могло бы быть отсутствие планов у России «напасть на Украину», о чем заявил Рябков. Однако Шерман считает, что намерение нужно подтверждать отводом российских войск от украинской границы.

Переговоры между Россией и странами НАТО начались по инициативе России. В середине декабря ведомство Сергея Лаврова направило в Вашингтон и Брюссель два проекта документов о гарантиях по безопасности. Они включают отказ принять Украину в НАТО, прекращение расширения альянса на восток, неразмещение военных баз США в постсоветских странах, неразмещение наступательных ракет около российских границ и другие стратегически важные пункты.

12 января эстафету у Женевы принимает Брюссель. Там состоятся переговоры представителей России и НАТО.

13 января состоятся консультации в рамках ОБСЕ в Вене.

Можно ли рассчитывать на позитивный исход запущенных в начале года дипломатических усилий? PublicO задало этот вопрос европейским экспертам.

Будет ли толк от переговоров?

Исполнительный директор и член правления Германо-российского форума Мартин Хоффманн (Martin Hoffmann) считает сам факт переговоров большим достижением.

«Переговоры в Женеве можно считать успешными. Это утверждение применимо и к тому случаю, когда ощутимых результатов нет. Ни один реалистичный наблюдатель или политик не ожидает таких результатов — общественное давление в США на Байдена и внутриполитическое давление в России на Владимира Путина слишком велики. Успех — это сами переговоры, и тот факт, что противоречивые интересы и взаимное давление Запада и России услышаны и воспринимаются всерьез. Если отбросить все риторическое бряцание саблями для медийной публики, то это намерение можно увидеть в заявлениях обеих сторон в преддверии встречи или, например, в комментариях к разговору Байдена и Путина от 31 декабря 2021 года».

Напомним, с конца 2021 года западные СМИ и политики обвиняли Россию в планах нападения на Украину. Они указывали на концентрацию 100-тысячного российского войска вблизи украинской границы. Москва отвергала подобные обвинения, заявляя, что маневры проводятся на собственной территории РФ, а угрозы исходят от планов вооружать Украину, строить на ее территории американские базы и включить Киев в НАТО.

Профессор австрийской политики в сравнительной европейской перспективе Университета Зальцбурга, доктор философии Райнхард Хайниш (Reinhard Heinisch) считает, что дипломатический прогресс маловероятен из-за неготовности сторон к уступкам.

«Они могли бы добиться прогресса, но это маловероятно. Если бы Россия была заинтересована в результате переговоров, ей пришлось бы проявить гибкость. Чтобы быть гибким, нельзя публично объявлять свои условия, что они и сделали. США могут молчаливо предложить что-то по переговорам о вооружениях, чего хотела Москва, и заверить ее, что никто не собирается поддерживать заявку Украины на членство в НАТО, но неясно, что США могут предложить. Россия знает, что НАТО не собирается нападать на Россию, у альянса нет ни возможностей, ни структуры сил, а американцы не заинтересованы в войне в Европе. НАТО может оказаться бумажным тигром, а ст. 5 может быть очень спорной. Поэтому Путина соблазняет не сила и угроза НАТО, а ее слабость.  Если бы НАТО уступило больше, оно бы просто публично признало эту слабость. Таким образом, ни одна из сторон не может позволить себе пойти на уступки без потери лица».

По каким вопросам наиболее вероятно достичь компромисса?

Австрийский политолог считает, что компромисс мог бы быть наиболее реален в сфере обороны и налаживания коммуникаций между Москвой и Вашингтоном.

«Прогресс возможен в переговорах между США и Россией о вооружениях, улучшении коммуникаций, принятии другой, более четко выраженной оборонительной позиции. Возможно согласие США признать, что Крым теперь российский — принять очевидное — дать гарантии, что в ближайшем будущем Украина останется вне НАТО, если Россия заметно деэскалирует ситуацию», — говорит Хайниш.

Учитывая градус конфронтации между США и Россией, компромиссом можно было бы считать активизацию самого переговорного процесса, уверен эксперт из Германии.

«Все зависит от определения слова «прогресс» в данной ситуации. Прогресс наступает тогда, когда обе стороны ясно дают понять, что хотят выйти из спирали эскалации. Успех будет достигнут, если обойтись без ультиматумов, угроз и подколок. И это будет успех, если будет достигнута договоренность об интенсификации процесса переговоров, чтобы снизить драматическую напряженность и ослабить ее путем укрепления личного доверия», — подчеркнул Мартин Хоффманн.

Асимметрия интересов

Райнхард Хайниш обращает внимание на то, что на переговоры и их успех может повлиять различное восприятие угроз со стороны США и России.

«США не очень заинтересованы в России, Европа заинтересована. Мы видим асимметрию интересов. Для США важен Китай, который является глобальным соперником, Россия не представляет реальной угрозы для США, но является угрозой для союзников США и глобальным спойлером – из-за гибридной войны, регионального вмешательства, противодействия инициативам США. Это раздражает Вашингтон, но не является для США экзистенциальной угрозой. Для европейцев Россия является экзистенциальной угрозой. Путин ясно дал понять, что хочет ликвидировать ЕС, если сможет — множество слабых и малых стран были бы предпочтительнее одного большого экономического блока. ЕС как процветающий и демократический блок остается постоянным напоминанием для народов Восточной Европы и России, которым не нравятся их авторитарные режимы (например, Беларусь, Казахстан), и этого достаточно, чтобы быть угрозой для автократии и Кремля, независимо от того, насколько слаб ЕС», — сказал он.

В свою очередь, внутри ЕС перцепция «российской угрозы» тоже разная.

«Для ЕС Россия также является внутренне асимметричной проблемой — для Испании, Италии, Португалии Россия далеко, Германия и Австрия зависят от импорта энергии из России, восточноевропейцы, особенно страны Балтии и Польша, напуганы Москвой. Эта смесь затрудняет выработку совместной политики. Поддержка Украины довольно слаба. Большинство заявлений в поддержку являются пустословием. За исключением Польши, другие страны-члены вряд ли пойдут на эскалацию из-за Украины, если не будет сильного лидерства США вместе с Францией и Германией», — добавил Хайниш.

Мартин Хоффманн полагает, что, несмотря на проблемные моменты в отношениях России со странами НАТО, угроза холодной войны вынудит крупных игроков, как США, Китай и РФ, настроиться на всеобъемлющие переговоры с конкретными результатами.

«Если переговоры будут успешными с точки зрения деэскалации, то они могут стать важным шагом на пути к улучшению отношений. Я считаю, что все стороны признают, что новая форма холодной войны в цифровую эпоху представляет собой чрезвычайную опасность. Столкновения интересов и гибридные конфликты СМИ можно и нужно решать вместе. Поэтому в среднесрочной перспективе США, Россия и Китай, наконец, призваны решительно ориентироваться на успешные, всеобъемлющие переговорные форматы, такие как Хельсинкская конференция». 

К чему приведет дипломатическая игра между Россией и странами НАТО, узнаем совсем скоро. Пока что можно констатировать, что процесс еще продолжается, и делать выводы рановато. Посмотрим, как отреагируют союзники США на встрече по линии «Россия-НАТО», а также другие европейские страны на конференции ОБСЕ в Вене.

Камран Гасанов, международный обозреватель PublicO

Дебаты
Александр Закондырин
Эксперт по экологии
Александр Закондырин
Руфина Шагапова
Эксперт по экологии
Руфина Шагапова
Василий Тихонов
Эксперт в сфере ЖКХ
Василий Тихонов
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин