Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Николай Доронин: арктическое противостояние готовится нашими западными «партнерами» уже давно

Фото: unsplash.com

Последнюю неделю широко обсуждалась ситуация с отказом Норвегии пропустить российские грузы в Шпицберген. Разговоры о блокаде Калининграда сменились разговорами о блокаде российских поселений на архипелаге. Вчера, Вячеслав Володин поручил Комитету по международным делам изучить вопрос денонсации договора между Россией и Норвегией о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море. После этого в МИД Норвегии заявили, что договор не подлежит денонсации. Сегодня же Норвегия все-таки согласилась пропустить грузы. Однако не станет ли прецедент причиной открытия еще одного — арктического фронта? Редакция PublicO спросила об этом у экспертов.

Так, заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ-ВШЭ, заместитель директора исследовательских программ Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Дмитрий Суслов уверен, что арктический фронт уже открыт, причем до начала февральских событий.

«Открылся он ещё до начала спецоперации на Украине, а сейчас приобретает более интенсивный характер. Дело в том, что уже в последнее время Арктика стала занимать всё более заметное положение в международной повестке дня. Это связано с тем, что одновременно происходит ускоренное таяние арктических льдов, то есть открытие Арктики ото льда, с одной стороны, и, с другой стороны, обострение российско-американской и американо-китайской конфронтации», — сказал эксперт.

По его словам, конфронтационная логика международных отношений заставляет воспринимать действия друг друга в Арктике именно сквозь призму враждебности, как создание угрозы друг другу. Наглядной иллюстрацией этого стало появление трёх военно-арктических стратегий Соединённых Штатов Америки последовательно в 2019, 2020 и 2021 годах.

Суслов также напомнил, что западные страны — члены Арктического совета саботируют российское председательство и более того, решили «временно» исключить Россию из совета, хотя «это напоминает исключение Соединённых Штатов из НАТО, учитывая то место, которое Россия занимает в Арктике».

«Вступление Финляндии и Швеции в НАТО, которое сейчас находится на повестке дня, приведёт к тому, что все члены Арктического совета, кроме России, будут членами НАТО. А как НАТО относится к России, мы видим по итогам саммита в Мадриде: Россия названа главной и первоочередной угрозой. Поэтому ни о каком серьёзном сотрудничестве в Арктике между Россией и Западом сейчас говорить не приходится», — заключил Суслов.

Эксперт по арктической зоне, член правления Экологического фонда Сибирского федерального университета, председатель правления ПОРА (Проектный офис развития Арктики) Николай Доронин согласен, что арктическое противостояние готовится нашими т.н. партнёрами уже давно.

«Когда Россия стала восстанавливать военное присутствие в высоких широтах, то политики западных стран это стали трактовать не как суверенное дело России, а милитаризацию региона. Сейчас, когда командование всеми видами войск передано Северному флоту, у нашей страны есть уверенность в безопасности арктических границ. Но в ответ мы получили постоянные учения НАТО в Арктике, возможное размещение баз в Гренландии и дополнительных в Норвегии и на Аляске. Ситуация с блокированием поставок на Шпицберген, к сожалению, так же искусственно созданная и ведёт к новому витку напряжения. Норвегия здесь преследует и собственные интересы — вытеснение русских с острова. И эти интересы вполне совпадают с устремлениями западного военного блока. Вполне вероятно, в планах будет стоять размещение базы НАТО на этой территории», — заявил глава ПОРА.

В свою очередь эксперт по арктической зоне, исполнительный директор Ассоциации полярников Мурманской области, профессор СПбПУ Петра Великого, главный научный сотрудник ИЭП КНЦ РАН Алексей Фадеев рассказал, что российско-норвежские исторические торговые отношения начали складываться ещё в XIII веке, то есть Россия и Норвегия очень давно являются партнёрами.

«Примечательно, что это, пожалуй, один из немногих случаев, когда две страны, которые имеют общую границу, не имели военных конфликтов на всём протяжении истории. Это факт, которым всегда гордились политики, ранее, во всяком случае. В 1905 году Россия первой признала независимость Норвегии от Швеции, и позже, уже после распада СССР, Норвегия одной из первых признала независимость Российской Федерации. Это те факторы, которые характеризуют наши двусторонние взаимоотношения. Они всегда были очень тесными, несмотря на возможно различные позиции по ряду вопросов», — добавил эксперт.

В 2010 году в Мурманске состоялось отчасти историческое подписание договора о разграничении морских пространств и сотрудничестве, так называемые серые зоны между Россией и Норвегией, которые касаются акватории Баренцева моря. Была проведена срединная линия по спорной территории, которая включала тысячи квадратных километров акватории и Арктического шельфа, которые весьма перспективны с точки зрения поиска и разведки углеводородов. С норвежской стороны договор был подписан действующим на тот момент премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом, который сейчас возглавляет НАТО, что тоже весьма примечательно.

«Текущий вопрос, который касается Шпицбергена, безусловно, вызывает удивление, потому что, как я уже сказал, у нас с Норвегией никогда не было таких конфликтов, которые приводили бы к абсолютному непониманию», — отметил Федеев с надеждой, что все противоречия будут сняты.

Дебаты
Алексей Мухин
Политолог
Алексей Мухин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Константин Симонов
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин