Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Тимофей Бордачев: G7 основана на неравенстве, а БРИКС – группа равных стран

Фото: kremlin.ru

На днях стало известно, что Аргентина и Иран заявили желание пополнить ряды стран-членов БРИКС и превратить «пятерку» в «семерку». Многие аналитики сразу провели параллели с «Большой семеркой» и заговорили о возможной конкуренции этих объединений в новом многополярном мире. Редакция PublicO пообщалась с экспертами и узнала у них, может ли БРИКС стать неким аналогом G7?

Так политолог, специалист в области международных отношений, директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ – ВШЭ, программный директор Валдайского клуба Тимофей Бордачев указал на некорректность сравнения двух объединений, так как БРИКС – группа равных стран, а G7 основана на неравенстве.

«Сам вопрос об альтернативе G7 выдает сильную степень зависимости от западного нарратива. Мы все время зачем-то стремимся сравнивать себя с Европейским союзом, Большой семёркой, НАТО. То есть, какие-то глубокие очень сильные комплексы во всем этом присутствуют. Конечно, БРИКС не сможет и не будет никогда похож на Большую семёрку по своему устройству. Потому что G7 — это организация, которая основана на неравенстве сил и возможностей одного из участников и всех остальных. В Большой семёрке имеется однозначный лидер, который осуществляет управление оставшейся шестеркой и заботится, меньше или больше, о том, чтобы интересы остальных хоть как-то учитывались. В группе БРИКС изначально все участники равны и здесь нет лидера, который бы выступал с доминирующих позиций. Это другое сообщество просто по своей организации. Запад изначально был организован вокруг США. В группе БРИКС нет страны, вокруг которой остальные бы организовывались», — пояснил политолог.

В свою очередь китаевед, общественный и политический деятель Николай Вавилов отметил, что есть объективные предпосылки для формирования азиатского или восточного клуба больших держав, которые хотят задавать тренды не только у себя, в своём локальном восточном или южноазиатском пространстве, но и на глобальном уровне.

«Объективные — это то, что 10 лет назад экономика Китая была, как бы странно это ни звучало, почти в два раза меньше, чем сейчас. Экономика Индии тоже сильно выросла за последние 10 лет. То есть фактически Китай и Индия, которые составляют экономическую основу этой большой альтернативной группы, настолько выросли в экономическом отношении, что у них появилось желание задавать тренды в глобальном пространстве, а не довольствоваться местом на задворках G7. При том, что эти страны даже не позвали в Большую семёрку», — сказал эксперт.

С другой стороны, по словам Вавилова, пока Китай, Индия, Бразилия, Южная Африка и Россия всё-таки уступают по экономической и технологической мощи Западу, и без включения в список стран таких игроков, как Саудовская Аравия, Мексика, Нигерия и Египет, скорее всего, преобразования в фактическую реальную альтернативу большой семёрке не произойдёт. А вот включение в БРИКС Ирана и Аргентины вряд ли усилит группу.

«Но есть перспектива заявить «Большой семёрке», что существуют тренды, скажем так, малой альтернативы. Китай форсирует эту тему из-за того, что крайне опасается и прогнозирует санкционное давление в связи с явно готовящейся спецоперацией на Тайване, санкционное давление по правам человека в Гонконге, Синьцзян-Уйгурском автономном районе и Тибете, и предполагает, что вне зависимости от результатов СВО, вне зависимости от политического курса в стране давление Запада продолжится. Китаю нужны альтернативные клубы, в которых бы он играл первую роль», — заключил китаевед.

Дебаты
Алексей Мухин
Политолог
Алексей Мухин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Константин Симонов
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин