Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Александр Зиновьев: чем важен философ для современной России

Фото: deposit-photo.com

У русского философа, писателя и публициста Александра Александровича Зиновьева (29.10.22 — 10.05.06) в нынешнем году юбилей — 100 лет со дня рождения. 1 октября 2021 года Президент РФ Владимир Путин подписал указ о праздновании юбилея философа на государственном уровне. Философ и социолог оставил после себя свыше 40 книг, в том числе тех, что объединены жанром под названием «социологическая сатира», но также и тех, что включают в себя социологию и философию, политические идеи, этику, математически обоснованную логику и т.д.

Логик по основной своей профессиональной специализации Александр Зиновьев с 1970-х годов стал высказывать свое представление о советском обществе в жанре острой сатиры, которая впоследствии принесла ему международную известность. После написания второй книги в этом жанре «Светлое будущее» в 1978 году, публицист был выдворен из страны и лишён гражданства. После перестройки и возвращения гражданства он сумел вернуться на Родину, активно продолжая писать и публиковать свои работы. Александру Зиновьеву принадлежит авторство и раскрытие уникального термина и понятия «человейник» как объединения социальных индивидов в антиутопии «Глобальный человейник«.

Антисталинист

          Александр Зиновьев с ранних лет интересовался эстетикой, творчеством и глубинными вопросами мироздания. Основополагающую роль в формировании личности философа сыграли его родители — отец привил Александру любовь к изобразительному искусству, а мать на своём примере показала, насколько точно «работает» в быту житейская мудрость и нефанатичные религиозные правила. Сам Зиновьев вырос убеждённым атеистом, увлекшись со временем идеями советского марксизма.

          В школе с рисованием не получалось, несмотря на гены отца, работавшего богомазом — мастером по росписи храмов. Вместо рисунков выходили одни лишь карикатуры да шаржи, что впоследствии отразилось на основной стилистике его философской прозы — острой сатире. Интересный случай произошёл с Зиновьевым в школе, на уроке рисования, когда он, пытаясь перерисовать потрет Иосифа Сталина для Сталинской комнаты, изобразил карикатурный портрет вождя. Даже этот случай определил его убеждения — юный философ возненавидел культ личности Сталина, и по собственным признаниям с детства мечтал убить его — помешало лишь отсутствие орудия для убийства.

          Позднее, став студентом МИФЛИ, Зиновьев открыто критиковал Иосифа Виссарионовича и его возвеличивание, из-за чего получил направление на психиатрическую экспертизу, был исключён из самого ВУЗа и комсомола. Затем был допрос на Лубянке, побег в никуда, скитания, бродяжничество и, наконец, возвращение в Москву.

Поиск своего жанра

          После участия в Великой Отечественной войне, получения ордена Красной Звезды, во время обучения в аспирантуре в МГУ, Зиновьев подрабатывал на жизнь разными способами — брался за работу грузчика, сторожа, землекопа, а также был донором крови. С 1950 по 1952 год преподавал в школе психологию и логику, мечтая о карьере писателя. В тот же период времени написал первую свою работу — «Повесть о долге» (или «Повесть о предательстве»), в которой главным героем выступил осведомитель, разоблачающий «врагов» во благо государства, но действуя как предатель. Зиновьев отнёс рукопись в известный литературно-художественный журнал «Октябрь» и в «Новый мир», но встретил там резко отрицательные отзывы редакторов.

          Так и не опубликованная повесть была собственноручно уничтожена автором. Спасла от депрессии молодого философа работа в стенгазете: творческий дар находил выход к аудитории через эпиграммы, сатирические стихи, пародии, юмористические рассказы «о быте и жизни». Так, начав творить в жанре сатиры, Зиновьев почувствовал пристальный интерес к себе со стороны публики и критиков.

          Один из ближайших друзей Зиновьева, философ и искусствовед Карл Кантор вспоминал:

          «…он говорил мне в 48-м, примерно, году, что первым вульгаризатором марксизма был Энгельс. Я отвечал: «Саша, побойся Бога, как так? Вот Энгельс сделал то-то, то-то…» «Всё это правильно, продолжал он, но ты почитай его „Диалектику природы“, — ведь это совершенный бред, вся диалектика природы надумана, ты что-нибудь подобное у Маркса найдёшь?». Это воспоминание об одном моменте такого критического удара по сознанию в противовес тому, что говорилось. Презирал работу Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», иначе её не называл как «Мцизм-мцизм». «Ты пробовал, — он меня спрашивает, — когда-нибудь читать Маха и Авенариуса?» Я говорю — «не пробовал». Он говорит: «Попробуй. Они на десять голов выше Ленина, который их критикует. Критикует он Богданова. Ты читал Богданова?»».

Творческий взлёт, научная карьера, авторитет

          Самые первые успешные публикации вышли у Зиновьева в 1957 году — в основном это были статьи, одна из которых была выпущена на чешском языке. В итоге плотину прорвало — за 15 последующих лет Александр Александрович опубликовал множество статей и монографий по неклассической логике. Научная карьера Зиновьева также шла в гору — осенью 1962 года философ получил степень доктора наук за исследование «Логика высказываний и теория вывода» единогласным решением Учёного совета ИФАН. Став профессором в 1966 году, Александр Александрович успевал заведовать кафедрой логики философского факультета МГУ. Затем последовала интересная и активная работа в редколлегии журнала «Вопросы философии«.

          Большой жизненный опыт Зиновьева сделал его поистине авторитетной фигурой среди студентов и аспирантов МГУ. Его слушали, затаив дыхание, записывая каждую мысль, передавая друг другу конспекты лекций. В 1999 году один из аспирантов МГУ, ученик Александра Александровича — Виктор Лупан — взял у своего педагога интервью о падении коммунизма в России, предварив публикацию трогательным отзывом о своём наставнике:

          «Я знал его лично и общался, когда в первой половине 1960-х годов был аспирантом Института философии АН СССР, где он тогда работал и дружил с одним из моих учителей Эвальдом Васильевичем Ильенковым. Ниже — его подытоживающее интервью. По-моему, в нем недооценивается сила сопротивления сатанинскому глобализму. Да, против выступает исламский идеал (вспомним «отца малайзийского чуда» Мохамада бин Махатхира), причем вооруженный тараном постиндустриальной модернизации, но ведь глобализм правоверный, который унаследовал и преобразовал коммунистический идеал, — уже на горизонте, вспомним конкретную откристаллизовавшуюся именно в хаосе посткоммунистической России социально-цивилизационную программу создания информационного «общества знания» Панлог! И постиндустриально-модернизирующийся Коммунистический Китай уже прорвался к мировому экономическому лидерству, что, кажется, не принял в расчет Александр Зиновьев в данном интервью».

          Одна из самых интересных сатирических книг философа — футуристический роман под названием «Глобальный человейник» (1997), в котором обличается западное общество и описывается быт обычного человека из двадцать первого века. Автор предвидел многое из того, что происходит сегодня по всему миру, в том числе факт перехода к идее всеобщей цифровизации.

          Александр Зиновьев был одним из немногих советских инакомыслящих, кто активно не принял не только ельцинский режим, но и горбачевскую перестройку, примерно в 1989 году перейдя с антикоммунистических на своего рода национал-коммунистические позиции. Его знаменитое высказывание «Целились в коммунизм, но попали в Россию» стало лозунгом для тех интеллектуалов и политиков, кто почувствовал и так или иначе пережил собственную вину за участие в демократическом движении, способствовавшем распаду СССР, утверждению в России «дикого капитализма» и фактической победе Запада в Холодной войне. Поэтому не случайно, что возникший в 2014 году на базе МИА «Россия сегодня» Зиновьевский клуб объединил немалое число патриотически мыслящих экспертов, в том числе популярных журналистов, таких как Владимир Лепехин, Дмитрий Киселев, Дмитрий Куликов и др. Помимо других инициатив Зиновьевского клуба, приуроченных к 100-летнему юбилею философа, было присуждение Институту философии РАН имени А.А. Зиновьева, что вызвало неоднозначную реакцию сотрудников Института.

Эксперты об Александре Зиновьеве

Один из сотрудников Института философии РАН Сергей Никольский объясняет популярность Зиновьева негативистским оттенком его работ, который, по его мнению, ограничивал свои возможности исследователя. Имеется в виду тот факт, что Зиновьев практически всегда выступал против господствующих тенденций своего времени, при Советской власти он стал антикоммунистом, после краха коммунизма оказался одним из главных апологетов рухнувшего строя:

«На мой взгляд, А.А. Зиновьев, как никакой другой из советских и постсоветских философов, придерживался негативистской позиции. Когда люди стараются оценить социальную реальность, они пытаются найти негативные и позитивные стороны. У Зиновьева это жестко негативная позиция, начиная от его «Зиящих высот», продолжая его работами про коммунизм и про Россию и работами про Запад. Его позиция: «Я – сам себе наука и сам себе государство» исключает предшественников и традицию философии, историю множества начал. К этому же относится и его заявление о том, что когда Сталин был жив, он (Зиновьев) был ярым антисталинистом, а когда Сталин умер, не посчитал себя вправе оставаться таковым, потому что мертвого льва может лягнуть даже осел. Но позиция исследователя, мертв Сталин или жив, остается позицией исследователя, позицией понимания, которая предполагает анализ позитивного и негативного. Однако установка А.А. Зиновьева на негативное довлела и здесь, и, на мой взгляд, его как философа и исследователя ограничивала», — высказал своё мнение Сергей Никольский специально для PublicO.

С точкой зрения Сергея Никольского не вполне согласен доктор философских наук, профессор НИУ-ВШЭ Леонид Поляков, который утверждает что Зиновьев обладал «логикой свободы», которую нам всем неплохо бы перенять. Иными словами, Зиновьев значим не только как «вечный вопрекист» (по собственному выражению покойного философа), но и как мыслитель, сумевший воплотить в своем творчестве идею «творческой свободы».

«А.А. Зиновьев действительно важен для современной России. В его текстах, судьбе, биографии четко просматривается то, что можно было бы назвать «логикой свободы». Обычно свобода и логика противопоставляются: логика – это некая железная необходимость, свобода же – спонтанность. Но в Зиновьеве эти качества очень хорошо сочетались. Мне кажется, что это свойство –  умение действовать логично, последовательно, строго и вместе с тем свободно – актуально практически для всех нас сегодня. Актуально оно и для всех тех, кто хочет понимать Россию и в то же время быть воплощением творческой свободы. Это очень востребованное качество, хотя оно кажется противоречием, но именно противоречие – это то творческое начало, которое в принципе движет любым развитием», — сказал Поляков в рамках экспертных дебатов PublicO.

Елена Островская, специальный обозреватель PublicO

Дебаты
Александр Закондырин
Эксперт по экологии
Александр Закондырин
Руфина Шагапова
Эксперт по экологии
Руфина Шагапова
Василий Тихонов
Эксперт в сфере ЖКХ
Василий Тихонов
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин
Василий Тихонов
Эксперт в сфере ЖКХ
Василий Тихонов
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков