Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Деглобализованная Арктика

Фото: unsplash.com

— Если Россия в качестве председателя Арктического совета будет игнорировать национальные интересы Соединенных Штатов в Арктическом регионе, то Вашингтон создаст альтернативную международную организацию, — заявил еще в марте прошлого года заместитель помощника министра в госдепартаменте США Дэвид Балтон. Это было, пожалуй, первая публичная декларация о намерениях Вашингтона нанести удар по Арктическому совету.

СПРАВКА: Арктический совет — межправительственный форум для развития сотрудничества арктических государств, координации их действий в интересах обеспечения устойчивого развития региона, защиты окружающей среды, сохранения культуры, традиций и языков коренных народов Севера. Учрежден 19 сентября 1996 года в Оттаве (Канада) восемью арктическими государствами: Данией, Исландией, Канадой, Норвегией, Россией, США, Финляндией и Швецией. Совет не разрабатывает законы и не контролирует их исполнение. Это площадка, на которой страны-члены заключают многосторонние договоренности. Работу совета дополняют многочисленные региональные и международные организации разного масштаба и предназначения. Среди них Арктический форум береговой охраны, Международная морская организация, Совет саамов и Совет Баренцева/Евроарктического региона.

Но что-то по дипломатическим каналам было известно еще раньше. Ведь не случайно еще в октябре 2016 года посол по особым поручениям МИД России Владимир Барбин, говоря об Арктическом совете, специально оговорил, что создание альтернативных площадок не будет содействовать укреплению развития Арктики.

Вскоре после начала военной операции на Украине Соединенные Штаты, Канада, Дания, Исландия, Норвегия, Швеция и Финляндия приостановили свою деятельность в Арктическом совете. Пока это всего лишь приостановка. 14 марта американский координатор по арктическому региону Джеймс ДеХарт сказал, что участники бойкота специально решили назвать свою меру временной паузой, и подчеркнул, что это не выход из состава Арктического совета и не сигнал о намерении его перестроить. «Это просто пауза в свете ужасных событий и вопиющей операции России на Украине», — заявил он.

В учредительном документе совета, Оттавской декларации, отмечается, что организация «не должна заниматься вопросами военной безопасности». Многие аналитики говорят, что это условие помогало продолжать арктическое сотрудничество даже в периоды геополитического противостояния в других регионах. Бойкот в принципе противоречит этой декларации, писал журнал Foreign Policy.

Означает ли сознательное нарушение основополагающих принципов базового документа Арктического совета шаг на пути создания альтернативной региональной организации без участия Москвы?

Российский представитель в Совете Николай Корчунов сказал, что бойкот неизбежно усугубит существующие в регионе риски и вызовы. «Арктический регион должен оставаться территорией мира, (…) следовательно, такой уникальный формат не должен подвергаться воздействию побочных эффектов от каких-то внерегиональных событий. Для нас нет альтернативы устойчивому развитию наших арктических территорий», — заявил он. Корчунов добавил, что мероприятия совета будут проводиться по плану, за исключением встреч с другими высокопоставленными руководителями из арктических стран, в надежде на то, что после паузы его деятельность возобновится в том же объеме, что и до бойкота. Но как это можно будет осуществить на практике — непонятно. Ведь с юридической точки зрения в Арктическом совете, который сравнивали с Совбезом ООН в том числе и потому, что решения принимаются консенсусом, осталась только одна Россия.

Сегодня о широком сотрудничестве арктических стран можно говорить только в прошедшем времени. Повестка дня поменялась. На днях в МИД России заявили, что активность НАТО в Арктике может привести к «риску непреднамеренных столкновений». Так Москва отреагировала на учения НАТО Cold Response 2022 («Холодный ответ»), морская часть которых проводилась в Норвежском море. Корабль Северного флота ВМФ России «Адмирал Горшков» следил за ходом этих учений, театр проведения которых развернулся в 200 км от российской границы. Одновременно Россия объявила о проведении ответных учений с участием 140 кораблей и более 60 самолетов, которые пройдут в северных водах Атлантического океана, в Охотском и Северных морях.

Сейчас в Арктике расположено около 50 объектов военной инфраструктуры стран НАТО. В арктическом регионе они имеют 22 аэродрома, 23 военно-морские базы, пункты базирования, а также четыре радиолокационных станции предупреждения о ядерном ударе. Общая численность расположенного на этих объектах контингента составляет 19 тысяч человек. У России в Арктике имеется 10 военных аэродромов, программа их строительства началась еще в 2016 году.

«Ледовый шелковый путь»

Стратегическая важность Арктики объясняется двумя факторами: потенциальные транспортные возможности и богатые запасы полезных ископаемых. Из-за изменений климата и роста температур быстро исчезают препятствия, мешающие освоению природных богатств этого региона. По данным Центра Стимсона, в Арктике может находиться до 90 млрд баррелей нефти и 47 трлн кубометров газа. А по оценкам «Уолл-Стрит Джорнэл», там имеются залежи редкоземельных металлов на триллион долларов. Это 17 ценных элементов, имеющих огромное значение для производства военной техники и бытовой электроники. В регионе есть и другие природные богатства, включая крупные месторождения золота, платины, олова, алмазов, циркония и титана. 

Владимир Путин на недавнем заседании по Арктике сказал: «Сейчас, с учётом разного рода внешних ограничений и санкционного давления, всем проектам и планам, связанным с Арктикой, нам необходимо уделять особое внимание: не откладывать их, не сдвигать вправо, а напротив, на попытки сдержать наше развитие мы должны ответить максимальным наращиванием темпов работы как по текущим, так и по перспективным задачам. Считаю, что в нынешних условиях следует активнее привлекать к сотрудничеству в Арктике и так называемые внерегиональные государства и объединения – здесь всем достаточно будет работы. … Рассматриваем Арктику не как поле геополитических интриг, а как территорию диалога, стабильности и конструктивного сотрудничества».

Одно из таких внерегиональных государств – Китай. И он в Арктике не чужой. С 1925 года Китай — участник Договора о Шпицбергене, и имеет на острове некоторые права на этом основании. Китайцы активно инвестировали в Гренландию и Исландию, рассматривая их в качестве плацдармов для закрепления в регионе, вели зондаж в Финляндии и других северных странах.

Еще в 2013 году Китай стал наблюдателем в Арктическом совете. В том же году председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул инициативу «Пояса и пути», обращенную в первую очередь к странам Евразии. Один из проектов этой инициативы — «Ледовый шелковый путь», который Китай стремится проложить в Европу через Арктику.

Дмитрий Тренин, директор московского Центра Карнеги, писал, что в официальном изложении Пекина интересы Китая в Арктике связаны в основном с экологией, научными исследованиями, судоходством, разведкой и разработкой природных ресурсов. На Западе это расшифровывается как получение доступа к природным ресурсам региона, создание там транспортной и коммуникационной инфраструктуры, освоение и взятие под свой контроль Северного морского пути из Восточной Азии в Европу.

 Арктический диалог Москвы и Пекина стартовал в 2013 году. Китайская компания CNPC и «Фонд Шелкового пути» стали соинвесторами проекта «Ямал СПГ» (20 и 9,9% капитала соответственно). Государственные российские компании «Роснефть» и «Газпром» договорились о российско-китайском сотрудничестве в морях Арктики. Китайские компании получили контракты на модернизацию Архангельского морского порта и строительство железнодорожной магистрали Белое море — Коми — Урал (Белкомур). Развитие Севморпути, кроме того, создает условия для дальнейшего развития портов Северо-Восточного Китая и провинции Шаньдун — Даляня и Циндао.

По просьбе PublicO о перспективах международного сотрудничества в Арктике рассуждает доктор экономических наук, исполнительный директор Ассоциации полярников Мурманской области, профессор СПбПУ имени Петра Великого Алексей Фадеев:

— Деятельность Арктического совета, объединяющего 8 региональных государств, всегда была символом сотрудничества и партнерства в регионе. Особенно велика его роль в обеспечении безопасности международных операций, охране хрупкой природы Севера. Если западные страны не хотят продолжать сотрудничество в рамках Совета – очень жаль, но это их выбор. Россия с полным правом может назвать себя хозяином в Арктике. В нашей стране проживают 2,5 млн чел из 4,5 млн чел мирового арктического населения, протяженность нашей арктической границы 22 тыс км, площадь арктической территории — 4,9 млн кв км, а из 61 крупного углеводородного месторождения 43 находятся в российской Арктике. Мы и сами сможем самостоятельно продолжить реализацию арктических проектов. Для нас действия Запада не стали шоком. Еще в 2014 году против арктических проектов были введены секторальные санкции. Перспективное сотрудничество с «Роснефтью» прекратили ExxonMobil, Statoil и другие компании.

Безальтернативность развития арктического направления не противоречит нашей открытости для сотрудничества со всеми странами. И в этом наше преимущество. Возьмите, например, проект «Ямал СПГ», участниками которого являются и французские, и китайские компании. Хотя сейчас Запад в Арктике сам обрубает сотрудничество с нами, мы будем рады снова их видеть.

Китай давно ведет экспансию в Арктике. Для него это стратегическое направление. Китай начал строительство собственного флота кораблей ледового класса, и некоторое время назад первый китайский ледокол прошел по Северному морскому пути. Китайские технологии уже прочно захватили рынок разведки и добычи углеводородов в Норвегии за счет своей эффективности и дешевизны. Отмечу системы телеметрии и передачи данных для формирования так называемых интеллектуальных месторождений и скважин от компании HUAWEI. Никакого давления и политики – все регулирует невидимая рука рынка.

Но Китай видит в Арктике не только рынок сбыта для своих товаров. Это также источник ценных морских продуктов питания и огромная ресурсная база редкоземельных металлов, необходимых для электронной промышленности. Поэтому Китай прямо заинтересован в разработке подобных ресурсов. Принимая во внимание дефицит редкоземельных металлов на собственной территории, Китай предпринимает экспансию в контексте международного сотрудничества с рядом государств, находящихся в Арктике. Например, со штатом Аляска. Так, согласно данным за 2017 год, Китай является крупнейшим торговым партнером Аляски. Ежегодно Аляска экспортирует в Китай товары на 1,3 млрд дол, главным образом морепродукты и природные ресурсы, и услуги на 135 млн дол. В 2018 году на Китай приходился 21% от общего объема экспорта товаров Аляски.

Китай активно сотрудничает со всеми северными странами в поиске более активного выхода в регион. Для России арктическое взаимодействие с Китаем — это логическое продолжение сотрудничества с надежным другом и партнером.

Александр Богомолов, экономический обозреватель PublicO

Дебаты
Михаил Юлкин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Михаил Юлкин
Алексей Фененко
Политолог
Алексей Фененко
Ирина Абанкина
Эксперт по образованию
Ирина Абанкина
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков
Михаил Делягин
Экономист
Михаил Делягин
Николай Доронин
Эксперт по арктической зоне
Николай Доронин
Андрей Кортунов
Политолог
Андрей Кортунов