ЭКСПЕРТНЫЙ ПОРТАЛ ДЕБАТОВ И МНЕНИЙ
ГосVPN
Фото: kaspersky.ru

ГосVPN

Роскомнадзор активно собирает информацию о потребностях и особенностях использования VPN в стране. Ведомство в этом месяце направило соответствующий опросный лист в отраслевые организации. И так совпало, что «Лаборатория Касперского» именно сейчас объявила о поэтапном прекращении работы своего VPN-приложения на территории России. Это касается обеих версий Kaspersky Secure Connection. В других странах мира ими можно пользоваться без ограничений.

            А вот «Ростелеком» запускает свой VPN, но он будет доступен только для операторов связи. «ГОСТ VPN» позволит операторам связи предлагать собственным заказчикам готовый сервис для построения и эксплуатации защищенных сетей. К обычным гражданам это не относится.

            Похоже, грядет новая волна гонений на VPN-сервисы, по числу скачиваний которых Россия с весны этого года вышла на второе место в мире. Лидером является Индия, население которой в десять раз больше нашего.

            Разрастание запретов

            Тема блокировки запрещенных сайтов появилась еще в 2012 году, и одним из ее акторов был ныне печально известный призывами к террористическим акциям на территории России, а тогда – депутат Госдумы Илья Пономарев. Кроме него активными игроками выступали Лига безопасного Интернета, сенатор Елена Мизулина и ее дочь Екатерина и другие.

            Изначально речь шла об ограничении доступа к сайтам, например, с детской порнографией, однако потом идея «детского Интернета для взрослых» стала доминирующей. На сайтах ввели маркировку возрастных ограничений, параллельно начиналась кампания по продвижению традиционных ценностей – например, закон о запрете ЛГБТ-пропаганды для детей. Под блокировку стали попадать сайты с «описанием способов суицида», что привело к невозможности для журналистов писать заметки, в которых фигурирует данное событие, о способах создания наркотиков – что опять же, привело к фактическому исчезновению в медиа расследований по нарколабораториям. С годами запреты множились – так, например, под предлогом блокировки ресурсов, «склоняющих молодежь к противоправным действиям», блокировались сайты, где вывешивали анонсы несогласованных митингов.

            Наконец, начало спецоперации России на Украине знаменовало собой наступление новой эры не только в реальной жизни россиян, но и в русскоязычном Интернете: в один день блокировке подверглись сайты медиа, которые называли происходящее словом на букву «в», а также давали позицию не только из российских официальных источников.

            Впрочем, для обывателя самой заметной блокировкой, приведшей к массовому переходу на VPN стало признание в России экстремистскими соцсетей компании MetaFacebook и Instagram. Это произошло после того, как компания сделала заявление, что не будет блокировать призывы к насилию в отношении российских военных и хейт в адрес россиян.

            Запрет Instagram не привел к снижению в обществе агрессии, однако уничтожил несколько сотен тысяч малых бизнесов, в основном, «женских» - салоны красоты, маникюр, тренировки, кондитерские, цветочные магазины и так далее. Размещение рекламы в данной соцсети стало чревато попаданием под статью о финансировании экстремизма. Впрочем, продолжить пользоваться соцсетями россиянам разрешили, а те, как было сказано выше, стали массово скачивать VPN.

            Если нельзя, но очень хочется, то можно

            "Да, конечно. Ну а почему нет? Это не запрещено", - так ответил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков на вопрос о том, пользуется ли он VPN. Но это было в начале апреля. В середине лета Роскомнадзор провел блокировку ряда популярных приложений, в частности, SuperVPN, TurboVPN и AdGuardVPN. Самым заметным публичным выражением поддержки этой работы стало нашумевшее заявление депутата Госдумы Марины Бутиной об ответственности для родителей, чьи дети используют VPN для обхода гипотетического запрета ютюба.

            Бутину тут же поправили старшие товарищи. 3 августа председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас сообщил, что ответственности за использование VPN-сервисов в России не будет и введение такой меры не обсуждается.

            Председатель профильного комитета Госдумы Александр Хинштейн заявил: «Позиция комитета Госдумы по информполитике однозначна: использование VPN — не преступление … Бороться надо не с последствиями, а с причинами. Не преследовать пользователей деструктивных IT-сервисов, а работать над их недоступностью».

            Юридическая база такой работы содержится в законе 2017 года «о суверенном интернете», который, в частности, разрешает использование лишь тех VPN-сервисов, которые не предоставляют доступ к заблокированным Роскомнадзором ресурсам. То есть, согласно этому закону, при помощи VPN можно заходить лишь на сайты и в приложения, которые сами ограничили доступ на территории России.

            Летняя атака надзорного ведомства на VPN не удалась. Роскомнадзору удалось лишь на время заблокировать ряд зарубежных серверов, через которые россияне получали доступ к запретным интернет-плодам, но VPN-приложения быстро перешли на новые сервера. В итоге, большинство сервисов сегодня опять доступны. Собственный опыт Роскомнадзора по борьбе с Телеграмом удачным назвать язык не поворачивается: при попытке заблокировать этот сервис несколько лет назад переставали работать целые узлы серверов, интернет-магазины, но мессенджер продолжал работать. Технический уровень специалистов РКН оказался ниже уровня команды Павла Дурова.

            Стратегия Роскомнадзора очевидна – он ведет дело к созданию своего рода Гос VPN с доступом через идентификацию и далеко не для всех. "Роскомнадзор ведёт постоянный анализ, обновляя перечень VPN, работающих в России, принимает меры по ограничению работы на территории России VPN-сервисов, нарушающих российское законодательство", - говорится в недавнем официальном сообщении Роскомнадзора. Ведомство пояснило, что согласно закону "О связи", средства обхода блокировок противоправного контента признаются угрозой: "Их использование приводит к сохранению доступа к запрещённой информации и ресурсам, создаёт условия для незаконной деятельности, в том числе связанной с распространением наркотиков, детской порнографии, экстремизма и склонением к суициду".

            Недавно в Роскомнадзор обратилась Ирина Рукавишникова, первый заместитель председателя Комитета Совфеда по конституционному законодательству и государственному строительству. Сенатор указывает, что VPN могут быть «использованы в гибридной войне» против России, поскольку с их помощью можно получать доступ к заблокированным ресурсам.

            Она перечисляет страны, где использование VPN уже запрещено или законодательно ограничено. Это Белоруссия, Северная Корея, Туркменистан, Турция, Ирак, Иран, Оман и Китай. Но специалистам известно, что опыт этих государств (может, за исключением Китая) однозначно говорит, что все VPN-сервисы с их мобильными перескоками с сервера на сервер заблокировать невозможно. К тому же каждый из нас при желании может создать свой собственный VPN-сервер.

            Если посмотреть комментарии в телеграм-канале популярного VPN Outline, который ежедневно публикует все новые серверы, на которые можно переходить после отключения в вашей стране предыдущего, становится очевидно, что жителей того же Ирана законодательные ограничения нисколько не смущают.

            Можно привести и пример Экваториальной Гвинеи, где с 2015 года запрещены VPN и TOR, а также посещение всех иностранных сайтов. Когда несколько лет назад в эту страну приехали снимать репортаж российские журналисты, то советы по выбору VPN-клиента им прямо в аэропорту дали правительственные чиновники.

            Наконец, существует Darknet, где, в основном, и происходит торговля запрещенными товарами и услугами и с которым бесполезно бороться при помощи запрета VPN.

            Екатерина Винокурова, Александр Богомолов, специально для PublicO

Комментарии