Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Хеллоуин в России и в мире

unsplash.com

В последнюю неделю октября магазины, рестораны и все возможные развлекательные площадки заняты подготовкой к Хэллоуину. Кельтский праздник окончания уборки урожая, подвергшийся христианизации еще на заре католичества, традиционно отмечают в Западной Европе и Америке. Хотя исторической родиной Хэллоуина считаются Ирландия и Великобритания, современный праздник можно назвать изобретением американской рекламы и легкой промышленности – большинство атрибутов этого дня, кроме, пожалуй, зловещих резных тыкв, появилось и прижилось именно в Америке. Оттуда новые праздничные ритуалы – а точнее обычаи костюмированных вечеринок – распространились по всему миру и даже вернулись обратно, трансформировав изначальные европейские практики.

От ритуала к развлечению

В преимущественно протестантской Америке XIX века католический День всех святых праздновали только в южных штатах. Популяризацией Хэллоуина на протяжении долгого времени занимались ирландские иммигранты – тогда праздник был больше похож на средневековый карнавал, сопровождаемый розыгрышами, переодеваниями, а иногда и мелким вандализмом. Как и в другие национальные памятные дни – например, в День благодарения и Рождество – в последний день октября нищие и дети могли обходить соседские дома, обещая молиться о благополучии семей взамен на милостыню или обед.

Коммерциализация Хэллоуина как особого семейного праздника началась в первые десятилетия XX века, вместе с зарождением современной популярной культуры и развитием фабричного производства. Уже в 1930-е годы карнавальные наряды стали производить массово, а в 1950-е они перестали быть пугающими и все чаще были вдохновлены костюмами известных персонажей кино и комиксов.

Только сладость

Очевидно, что от традиционного осеннего гуляния – кельтского или христианского – Хэллоуин сохранил только детали, притом не самые специфичные. И все же одно во многом случайное и исторически непредсказуемое изменение было значимо больше других – это превращение Хэллоуина в массовый детский праздник. Неотъемлемый обряд карнавала trick-or-treating («сладость или пакость», «конфеты или жизнь») перестал ассоциироваться с попрошайничеством нищих разных возрастов и превратился в исключительно детскую забаву – согласно опросам, подростки перестают выходить на поиск сладостей в 14–16 лет.

Инфантилизация Хэллоуина – процесс еще более легендарный, чем трансформация сезонного праздника в жуткий маскарад. По одной из версий, появление обычая trick-or-treating относится к 1930-м годам, когда в США был введен первый строгий закон, делегализовавший детский труд. Защита подростков от изнурительной работы сделала их зависимыми от опекунов, следствием чего стало увеличение числа беспризорников. Считается, что в бесконтрольные праздничные дни взрослые пытались подкупить слонявшихся по улицам детей, чтобы уберечь свои дома от нападения. В стремлении сделать детскую агрессию социально приемлемой видят и истоки организации первых домов с привидениями – аттракционов, отвлекавших подростков от разбоя во времена Великой депрессии. «Дети, приходящие к моей двери сегодня, будут помнить Хэллоуин как ночь, когда они продали мятеж за сахар в дорогой упаковке», – так описывала изменения традиционных ритуалов американская новеллистка Луис Филлипс Хадсон еще в 1950-е.

На самом деле, гипотеза о происхождении trick-or-treating из страха взрослых перед опасными подростками, не подтверждается историческими фактами, хотя причины трансформации праздника действительно связаны с изменением представления о детстве – и с его образом, используемым в рекламных кампаниях. Еще в 1916 году Национальная ассоциация кондитеров пыталась ввести национальный День сладостей, а когда эта затея потерпела неудачу, «конфетными» праздниками постепенно стали традиционные памятные дни – День матери, День святого Валентина и, как ни странно, Хэллоуин. На руку сахарным производствам сыграл и высокий уровень взаимного недоверия среди соседей – распространение легенд о карамелизованных яблоках с лезвиями и отравленных цианидом сладостях только способствовало продажам конфет в стерильной фабричной упаковке. Сегодня продажи сладостей на Хэллоуин составляют 10% от годовой прибыли отрасли, что может сравниться только с пасхальным спросом на шоколад.

Впрочем, на массовый успех праздника в разное время влияли и другие факторы, например, реклама тематических медиапродуктов. Интерес к Хэллоуину подогревался выходом популярных фильмов ужасов (в частности, франшизы Джона Карпентера), а в 2021 году таким триггером, по всей видимости, станет «Игра в кальмара», уже захватившая рынок карнавальных костюмов.

Нужен ли праздник в России?

В отличие от США, в России Хэллоуин считается развлечением молодых взрослых. Как и многие феномены западной массовой культуры, этот день стал популярен в 1990-е, но отмечают его немногие – всего три процента россиян.

Уместность празднования Хэллоуина ежегодно становится поводом для дискуссий среди сторонников традиционализма. Обычаи 31 октября осуждают за кажущееся несоответствие христианским ценностям и жестокость – поэтому проведение карнавальных мероприятий (в особенности в школах) неоднократно хотели ограничить, а иногда и вовсе запретить. Хэллоуин имеет особое символическое значение для антиамериканской повестки. Однажды атрибутика праздника даже была использована в политической акции: в 2008 году молодые активисты вышли к посольству США, держа в руках тыквы-головы с зажженными свечами в качестве напоминания о жертвах американской внешней политики. Правда, сейчас празднованию Хэллоуина в России ничего не угрожает – кроме, разве что, ковидных ограничений.

Писатель Михаил Шахназаров в экспертных дебатах PublicO высказал свое мнение о празднике: «Хеллоуин – это, прежде всего, бизнес. Это атрибутика, тематические вечеринки, подскочившие продажи спиртного и т. д. Рассматривать Хеллоуин в качестве признака тлетворного влияния Запада я бы не стал. Этот праздник берет начало еще в языческие времена у кельтов. И относиться к нему как к какому-то празднику вряд ли возможно. Другой вопрос, как его справлять? Люди покупают тыквы, вырезают их, надевают ведьминские колпаки. Есть, конечно, и перегибы, я видел, как в одной из западных стран товарищ установил у себя открывающийся гроб, и вот это уже идиотизм. Но я все равно не стал бы демонизировать Хеллоуин, как демонизируют его у нас многие».

Денис Драгунский также не увидел особенной проблемы для России в праздновании Хеллоуина: «Я считаю, что праздник Хеллоуина, как и любой праздник, который может показаться не совсем соответствующим нашим российским традициям вроде дня святого Валентина и дня святого Патрика, – это хорошо. Всегда хорошо, когда люди веселятся, оттягиваются, получают удовольствие, клеят костюмы, вырезают тыквы, занимаются подготовкой к этому. Это полезно и с психологической, и с культурной точки зрения. Говорят, что этот праздник не наш. Но и что же с того? Например, праздник 1 мая также не наш, это праздник чикагских рабочих. Даже Рождество достаточно долго нашим не было и стало нашим не сразу. Таких примеров очень много, не говоря уже об революционных праздниках вроде 8 марта или искусственных праздников, которые ныне создаются», — поделился с PublicO мнением Драгунский.

Кошмар перед Хэллоуином

В конце октября 2020 года в США был зарегистрирован пик смертности от коронавируса – потому большинство мероприятий в честь Хэллоуина было ограничено. Согласно опросам Morning Consult число родителей, разрешивших детям посещать соседей для получения угощения, сократилось во время локдауна почти в 2 раза, хотя в нынешнем году американцы планируют вернуться к допандемийному масштабу празднования. Даже в 2020 году социальная дистанция не смогла уничтожить атмосферу праздника – люди с еще большим энтузиазмом продолжили украшать дома, устраивать семейные ужины и посещать костюмированные зум-вечеринки.

В России спрос на товары для Хэллоуина во время карантина, наоборот, повысился, что объясняется общим ростом онлайн-шоппинга вне зависимости от категории покупок. В этом октябре праздник вновь сопровождается антирекордом заболеваемости, так что, возможно, самым страшным карнавальным костюмом 2021 года снова станет человек без маски.

Текст:

Полина Аляксина, культуролог, обозреватель PublicO

Дебаты
Станислав Митрахович
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Станислав Митрахович
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин
Алексей Мухин
Политолог
Алексей Мухин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков