Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Кризис индустрии развлечений

Фото: РИА ФедералПресс / Евгений Поторочин

Соблюдение социальной изоляции за последние два года стало рутиной по всему миру. Введение и отмену карантина для общественных пространств до сих пор невозможно предсказать, но всеобщий пессимизм и смятение весны 2020 года постепенно сходят на нет. Пожалуй, наиболее серьезные убытки в это время понесла индустрия развлечений. Коронавирус изменил глобальные досуговые практики – возможно, необратимо – и привел к структурным трансформациям этого сегмента бизнеса – источника колоссальной прибыли и крупнейшего работодателя. Многие сочли пандемию своеобразной проверкой коммерческой культуры, открывшей возможности для новых социальных реформ и развития ответственного предпринимательства. Другие компании довольно быстро нашли выход из кризиса, приспособившись под новые условия. Когда самое трудное время осталось позади, будущее индустрии продолжило быть предметом дискуссий.

Цифровизация развлечений

Согласно оценке консалтингового агентства PwC, совокупный доход бизнеса медиа и развлечений в 2020 году снизился на 3,8%, что стало антирекордом последних 22 лет исследований. Тенденции развития индустрии очевидны даже не специалистам – это постепенная цифровизация, переход на потоковое вещание и диверсификация контента, предлагаемого одной площадкой. Хотя компании, специализирующиеся на интернет-услугах, иногда даже называют бенефициариями пандемии – их прибыли увеличивались в практически неконкурентной среде – эксперты прогнозируют падение темпов роста стриминговых сервисов в ближайшие годы.

По данным 2020 года в США не менее 40% локальных досуговых предприятий закрылись во время карантина, в России – более 30%. И все же многие смогли временно приспособиться к жизни онлайн: музыканты проводили концерты на площадках социальных сетей и видеоигр, музеи записывали зум-экскурсии, а рестораны выпускали видео-уроки по приготовлению блюд из меню. Реакцией на новые практики стали изменения в образовании артистов: в университетах появились новые курсы, объясняющие специфику интернет-перформансов и основы онлайн-взаимодействия с аудиторией. Тем не менее деятели культуры солидарны в том, что полностью заменить традиционные формы искусства цифровыми невозможно: «Спектакли Бродвея уже адаптированы к исполнению в Zoom. Это эксперимент, но, я думаю, это также способ выжить. Я не думаю, что новые технологии заменят традиционный театр в будущем. Посмотрите на то, что происходило во время чумы – кинотеатры были закрыты на два года, но они возродились сразу после ее окончания», – отмечает Майкл Буш, преподаватель колледжа искусств университета Майями.

Безусловный плюс цифровизации культуры – доступность аудитории. Особенно это ощутимо в российской музейной практике, ставшей более разнообразной с точки зрения отношений регионов и центра по сравнению с допандемийным временем. С другой стороны, новые технологии в культуре пока мало приспособлены к нуждам пожилых и людей с особенностями развития, для которых физический контакт и общение в группах является важным фактором социальной терапии.

Потоковое вещание на большом экране

Влияние стриминговых платформ на традиционную медиаиндустрию не ограничивается потерей прибыли физических площадок – кинотеатров и концертных залов. Популярность видеовещания изменила способы производства широкоэкранного кино, старавшегося быть конкурентоспособным во время пандемии. Главной особенностью стриминговых сервисов является потоковое производство контента, который может потребляться пользователями в удобное время и в удобном месте. Если раньше в киноиндустрии существовали сезоны интенсивного труда и отдыха во время дистрибуции фильма, то сейчас работа съемочной площадки практически не останавливается. Больше всего изменение традиционного производственного цикла сказалось на низкооплачиваемом персонале – ассистентах, уборщиках и осветителях. Второго октября этого года работники площадок Голливуда объявили о готовности к проведению забастовки, на повестке которой – отсутствие компенсаций за сверхурочную работу.

Выход из рабочего кризиса специалисты видят в постепенной автоматизации труда, что уже происходит на предприятиях Китая и США. Правда, насчет пользы или вреда роботизации сферы культуры пока также нет единой оценки.

Новая нормальность

К счастью, перспектива полного отказа от посещения общественных мест сейчас кажется только сюжетом романа-антиутопии, а необходимость соблюдения правил безопасности стала стимулом для усовершенствования принципов проектирования и использования городских пространств. Стихийное создание автомобильных кинотеатров на территории аэропортов и парковок крупных супермаркетов, перепланировка офисов в Голливуде, шахматная рассадка слушателей в аудиториях, летние веранды – это временные решения в условиях социальной изоляции, но пандемия может возродить и более смелые идеалы модернистской архитектуры. По мнению архитекторов, закрытие коммерческих точек – ресторанов, баров и театров – сделает возможным расширение многофункциональных публичных пространств – создание новых площадей, садов и проспектов, на которых сможет безопасно собираться большое количество людей для участия в открытых мероприятиях. Сами же помещения будут кондиционируемыми, просторными и наполненными естественным светом – все это должно снизить социальную тревогу. Специфические нормы будут разрабатываться для детских игровых площадок и аттракционов – эти вопросы уже обсуждались на конференции ВДНХ.

Кризис или расцвет?

Впрочем, было бы несправедливо объяснять трансформацию сектора исключительно эпидемиологической ситуацией. Снижение темпов роста медиакомпаний началось до пандемии и связывалось экономистами с неизбежным сокращением новых аудиторий. Вместо экстенсивного расширения за счет привлечения новых зрителей бизнес стал развиваться в глубину – в том числе осваивая цифровые пространства.

Успехи интернет-кампаний – не единственное, что позволяет оспаривать масштабы кризиса индустрии развлечений. Хотя может показаться, что традиционные сферы досуга в последние годы переживают упадок, в действительности эта отрасль расширяется за счет коммерциализации и гибридизации прежде относительно автономных областей культуры, таких как искусство и образование. Глобальный капитализм сделал невозможным различение досуговой индустрии и других областей культурного производства, поскольку теперь для них характерна схожая экономическая стратегия, использующая агрессивное вовлечение потребителей за счет мотивации участия и игры и завязанная на регулярном обновлении контента. Несмотря на увеличение популярности образовательных продуктов, многие педагоги критикуют концепцию игрового обучения (или edutainment) за поощрение конкуренции, чуждой концепции свободного и психологически безопасного образования. Оборотной стороной доступности развлекательных онлайн-уроков является использование мобильными приложениями механик азартных игр, принуждающих пользователей к покупке внутренней валюты и оформлению платной подписки – по такому принципу работают, например, известные сервисы для изучения иностранных языков Duolingo и LinguaLeo. Похожая критика, направленная против музеев и других художественных институций, имеет во всяком случае полувековую историю и опирается, как принято, не на оценку объективного вреда или пользы технологий, а на этику их использования.

Текст: Полина Аляксина, специально для PublicO

Дебаты
Алексей Мухин
Политолог
Алексей Мухин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Константин Симонов
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин