Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

«Новый язык» в условиях «новой нормальности»

Фото: pressmia.ru

В пресс-центре МИА «Россия сегодня» состоялся круглый стол «Итоги выдвижения в Единый день голосования 2022: предвыборная конкуренция в новых условиях», на котором эксперты убеждали журналистов и присутствующих, что кампания идет в условиях «новой нормальности», что форс-мажора ожидать не приходится, конкуренция высока, процедуры прозрачны, а партии, недовольные спецоперацией России на Украине, – «враги народа».

            Директор Фонда исследования проблем демократии, председатель Координационного совета по общественному контролю за голосованием при Общественной палате РФ Максим Григорьев объяснил, что партии так называемой парламентской оппозиции участвуют практически во всех губернаторских кампаниях (за исключением «Новых людей», выдвинувших кандидатов лишь в трех регионах).

            «Есть несколько мотиваций для участия оппозиционных партий в выборах: борьба за победа, борьба за фиксацию уровня поддержки партии в регионе и его повышение, наконец, борьба за неформальное звание главное оппонента или спарринг-партнера власти», — пояснил Григорьев. Далее он приводил примеры, что жить стало лучше, веселее и конкурентнее: например, в Карелии на губернаторских выборах в прошлый раз выдвигалось 9 кандидатов, в этот раз – 13, в Кировской области в 2017 году было 6 кандидатов в губернаторы, стало 7, такие же количественные показатели и в Ярославской области.

            Директор Центра политического анализа Павел Данилин тоже отметил конкуренцию на выборах, тем более, что в этом году выборы хотя бы муниципального уровня проходят в 82 регионах – везде, кроме Кабардино-Балкарии, Ингушетии и Калмыкии.

            «В кампаниях по выборах в заксобрания регионов участвуют 24 партии, это – примерно половина от зарегистрированных партий. Те, кто не заявили об участии в выборах или столкнулись с кризисом поддержки избирателя, или слабостью позиций в регионах, или с кризисом собственной идентичности», — сказал Данилин.

            Речь не могла не зайти о спецоперации.

            «В основном, партии поддерживают федеральную повестку и интересно будет посмотреть на результаты партии «Яблоко», члены которой не могут определиться, они иноагенты или же враги народа», — не удержался Данилин, после чего  перешел к «остальным партиям», которые, по его словам, в кампании или уделяют внимание федеральным поводам, в частности, СВО или же участвуют там, где есть местная поддержка и шансы.

            К сожалению, в чем отличие «остальных партий» друг от друга, осталось непонятным.

            Наконец, прозвучал тезис о «новой нормальности», который озвучил руководитель научного совета Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков. Он озвучил «спецоперационную» повестку:

            «После начала СВО звучали предложения о переносе или отказе от выборов на длительный срок, но организаторы выборов, в частности, администрация президента, приняли решение, что это неприемлемо. Сейчас кампании идут без чрезвычайных ситуаций, в условиях устоявшейся политической и партийной системы, высокой конкуренции.  Есть еще один фактор, влияющий на кампанию: она закрывает выборный цикл 2018-2022. Выборы, которые пройдут осенью 2023 года, станут первой фазой нового цикла, началом президентской кампании, так как президентские выборы 2024 года состоятся через полгода после ЕДГ-2023, и это будут совсем другие выборы.

            Что касается фактора СВО, то мы видим, что он не демобилизует партии, что они заняты локальными нуждами избирателя, часто совмещая свою деятельность с участием в федеральной, волонтерской, гуманитарной повестке. Еще один фактор, связанный с СВО – это смена ряда традиционных участников политической повестки, в частности, несистемной оппозиции, а также токсичность для участников, связанных с иноагентами или зарубежными странами, так как введены новые правила и ограничения. Наконец, еще один фактор – это появление новых персоналий, активистов, волонтеров, рост запроса на новых интерпретаторов, комментаторов, новый политический язык», — объяснял Чеснаков.

            Выступление Чеснакова, как и Данилина, обозначило базовый тренд: возмутителям спокойствия, которые хотят заниматься политикой, отказываясь поддерживать СВО, в нынешней российской политической системе едва ли найдется место.

            Непонятно только, что имелось в виду под «новым языком» и запросом на новых персоналий, так как большинство системных партий, сейчас мало отличимых друг от друга, выступают на позициях традиционализма.

            Заместитель директора Института истории и политики Московского педагогического государственного университета Владимир Шаповалов повторил модный термин «новая нормальность»:

            «Развязанная Западом прокси-война против России показала высокую степень консолидации в общества, выборы идут в условиях «новой нормальности». Даже в регионах, граничащих с зоной СВО или в Калининградской области, которая подверглась блокаде со стороны Литвы, идет нормальный демократический процесс. В странах Запада мы видим политические кризисы, распады правящих коалиций, растущее недовольство людей. В России же происходит единение всех политических сил, общества и власти на основе защиты национальных интересов, и редкие исключения – «Яблоко» или партия ПАРНАС только подтверждают это правило. В России политический консенсус устойчив, и отсутствие глобальных противоречий между акторами не означает отсутствия конкуренции».

            В общем и целом, итоги нынешнего круглого стола можно охарактеризовать так: «Все идет по плану, общество консолидировано, политика не должна разрушать всеобщее единство, но в рамках единства конкуренция высока, как никогда».

Екатерина Винокурова, специально для PublicO

Дебаты
Алексей Мухин
Политолог
Алексей Мухин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Константин Симонов
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин