Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Почему Муратов, а не Навальный?

фото: tass.ru

Европейские политологи оценивают выбор Нобелевского комитета Норвегии

8 октября главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов стал четвертым в истории современной России лауреатом Нобелевской премии.

Лояльные журналисты приветствовали решение норвежского комитета. Генеральный директор холдинга «Газпром-медиа» Тина Канделаки назвала событие «победой всей нашей профессии – журналистики». Руководитель RT Маргарита Симоньян вспомнила про благотворительную деятельность Муратова, выразив надежду на то, что премию ему дали именно за это. Лестные отзывы на журналиста оппозиционного СМИ посыпались и от властных структур. Так присоединившаяся к поздравлениям глава ЦИК Элла Памфилова оценила его умение «идти наперекор любой конъюнктуре».

Со своей стороны пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков назвал Муратова «талантливым» и «смелым». При этом в стане оппозиции выбор лауреата вызвал разные суждения. Многие журналисты приветствуют решение Нобелевского комитета.  В то же время наиболее радикальные сторонники Алексея Навального негодуют, почему Нобелевская премия вручена малоизвестному на Западе журналисту, а не лидеру российской несистемной оппозиции.

Каковы основные критерии выбора кандидатов на Нобелевскую премию, играет ли политика здесь какую-либо роль, учитывая напряженность в отношениях России и Запада, PublicO попытался выяснить у политологов из Швеции, Норвегии и Австрии.

За что дают Нобелевскую премию?

Профессор политологии Университета Мальмё (Швеция) Бо Петерссон считает, что основной критерий присуждения премии – не политические убеждения, но вклад лауреата в укрепление дружбы между народами.

«Воля Альфреда Нобеля предусматривала, что премия будет присуждена человеку, внесшему большой вклад в «укрепление братства между народами, разоружение армий и продвижение идей мира». Поскольку это положение было сформулировано больше 100 лет назад, мне кажется, оно сегодня несколько устарело. Формулировка, естественно, подвергалась переосмыслению на протяжении многих лет, что и дает значительную свободу действий комитету в присуждении премии. Ключевая фраза здесь — «братство между народами» и то, что этому способствует. Лауреат премии также должен быть кем-то номинирован, и несколько категорий людей имеют право номинировать: члены парламента, ректоры, профессора университетов и бывшие лауреаты», — сказал Петерссон в беседе с корреспондентом PublicO.

Cтарший научный сотрудник и управляющий директор Зальцбургского центра исследований Европейского союза (Австрия) Дорис Видра также уверена, что главный критерий присуждения данной премии – укрепление мира, хотя она и допускает адаптацию критериев под новые реалии. «По сути, для присуждения Нобелевской премии мира применяются руководящие принципы, установленные Альфредом Нобелем: она должна достаться человеку, который внес наибольший вклад в братство народов, упразднение армий и формирование мирных конгрессов. Эти критерии относятся к 1885 году и в настоящее время адаптируются к вызовам XXI века с особым упором на уважение тех людей, которые работают в своих обществах, чтобы создать основу для мирного сосуществования», — отметила она.  

В отличие от своих коллег, профессор Университета Юго-Восточной Норвегии Гленн Диэсен указал на очевидную политизацию при выборе лауреатов Нобелевской премии, из-за чего кандидата оценивают не только за миротворчество, но и через либеральные ценности. «Нобелевская премия мира предназначалась для тех, кто приложил максимум усилий для предотвращения войны и содействия миру. Критерии не совсем прозрачные, но не секрет, что Нобелевский комитет часто критикуют за излишнюю политизацию. Запад изменил идеологию эпохи после холодной войны, поскольку все мировые события рассматриваются через призму либеральной демократии и авторитаризма, и Нобелевский комитет отражает это идеологическое мировоззрение. Поэтому было совершенно предсказуемо, что они выдадут ее (премию – прим. ред.) кому-то, кто критикует российское правительство, и продадут это решение как распространяющее демократию в авторитарном государстве. Вот почему Джулиан Ассанж не может победить, несмотря на то что он достоин этого после разоблачения американских военных преступлений», — говорит Диэсен.

Почему не Навальному?

Одним из объяснений такого политически острожного решения могло явиться стремление Нобелевского комитета не вызвать на себя критику российских властей, считает Бо Петерссон:

«О причинах вручения премии Муратову, а не Навальному, можно, конечно, только догадываться. Моя интерпретация была бы двойной: во-первых, возможно, Комитет не осмелился пойти на конфронтацию с официальной Россией, которая могла образоваться, если бы награду получил Навальный; во-вторых, разделив премию между Муратовым и Марией Рессой, комитет сделал награду общим явлением с универсальными последствиями — борьба за свободу выражения мнений и свободу прессы — чем борьбой одного человека против авторитарного режима в конкретной стране».

Ряд российских экспертов и журналистов исходят из того, что вручение Нобелевской премии Муратову, а не Навальному отнюдь не свидетельствует о том, что Запад разочаровался в последнем как в политике, способном пошатнуть власть в России. «Я нахожу постановку вопроса проблематичной и разочаровывающей, ибо из этого вытекает, что Нобелевская премия мира — политический инструмент Запада. Между тем, премия дается людям, которые способствуют миру, свободе и преодолению границ через идеологические границы. В этом году были отобраны два журналиста, этот выбор был сделан очень осознанно, в том числе в смысле преодоления барьеров в умах. В мире усиливающейся конфронтации между идеологическими мировоззрениями, в котором политическая власть все больше контролирует и ограничивает политические дебаты, во время роста теорий заговора и в ситуации, когда почти повсюду в мире инакомыслящие представляются не партнерами по дискуссии, а врагами, критически мыслящие журналисты, которые хотят представить весь спектр мнений обладают большей ценностью, и более подвержены риску, чем когда-либо прежде», — заметила Видра.

Гленн Диэсен допускает, что комитет не выбрал Навального из-за его националистических взглядов: «Возможно, он имеет большой багаж националистических и ксенофобских высказываний. Нобелевский комитет использует награду для содействия изменениям в обществе, поэтому они вручили награду Обаме за позитивные выступления и ЕС за повышение своей легитимности в трудные времена. В России было стратегическим решением было отдать премию уважаемому человеку, такому как Дмитрий Муратов, а не человеку, которого одни считают радикальным националистом, а другие – марионеткой Запада».

Дорис Видра считает лишь предположением невручение премии Навальному из-за его националистических высказываний: «признание его прав как личности и защита этих не означает принятие его политической программы. И едва ли Нобелевский комитет входил в рассмотрение взглядов Навального», — добавила старший научный сотрудник и управляющий директор Зальцбургского центра исследований Европейского союза.

Текст: Камран Гасанов, международный обозреватель PublicO

Дебаты
Алексей Мухин
Политолог
Алексей Мухин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков
Константин Симонов
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Константин Симонов
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин