Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Сменит ли SHAMAN Гребенщикова?

Фото: превью видеоклипа

Певец, выступающий под псевдонимом SHAMAN, записывает песню «Я – Русский» с немудреным припевом: «Всему миру назло \\ И мне повезло», в провластных телеграм-каналах, в авангарде которых выступает писатель и депутат Госдумы РФ Захар Прилепин, занимаются продвижением «патриотических поэтов». Между тем, покинувшие Россию после начала спецоперации на Украине актеры, режиссеры, артисты столкнулись с отменой концертов, съемок, спектаклей.

Сам певец SHAMAN комментирует собственные бессмертные строки про «назло-повезло» рядом со словом «русский» следующим образом:

«Я не совсем понимаю, почему мои песни, мной написанные и спетые, называют патриотическими? Для меня, в первую очередь, это песни, которые идут из моей души. Это настолько естественно для меня, что мне попросту становится тесно в любых жанровых определениях.

Любая конъюнктура мгновенно разбивается о скалы народного мнения! Людей обмануть невозможно».

Между тем в Государственной Думе РФ прошло первое заседание «Группы по расследованию антироссийской деятельности (ГРАД)» в сфере культуры, в которой приняли участие председатель партии «СР» Сергей Миронов, сопредседатель той же партии уже упоминавшийся Захар Прилепин, руководитель его федерального штаба Дмитрий Кузнецов, председатель комитета Государственной Думы по делам национальностей Геннадий Семигин, а также член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Сергей Безденежных.

«Прозападная направленность культурной политики, так ярко проявившаяся с началом СВО, требует незамедлительных изменений и реформы культурной сферы в целом. Деятельность “ГРАД” будет направлена на противодействие прозападному влиянию в сфере культуры, на создание барьеров для агентов иностранного вмешательства и развитие патриотической культурной элиты», — так видят свою миссию члены группы. В ходе первого заседания они решили направить письмо министру культуры РФ Ольге Любимовой, руководителю Большого театра Владимиру Урину письмо с просьбой повлиять на позицию театрального режиссёра Александра Молочникова, негативно отозвавшегося о боевых действиях в Украине, а гендиректору Первого канала Константину Эрнсту – письмо «о создании в России временных общественных советов для проверки перформансов и художественных произведений».

Звучат призывы к «культурной революции», которая должна заместить деятелей искусства, не поддерживающих спецоперацию на Украине теми, кто будет со сцены призывать к патриотизму.

PublicO опросило экспертов о том, насколько нынешняя «патриотическая волна» в искусстве является искренним трендом, как долго может длиться этот тренд, и насколько искренними и популярными могут оказаться произведения, создаваемые по госзаказу с заранее объявленной идеей.

Профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ, научный руководитель Научно-образовательного центра Высшей школы политической культуры Московского государственного института культуры Сергей Черняховский считает, что волна патриотизма сегодня устойчивый тренд, но как сложится реальное утверждение этого тренда на волне общественного восприятия, сказать сложно.

«Афганские песни в определенном срезе и в определенных группах получили популярность, но то, что мы называем большой эстрадой, их не исполняла. Многое будет зависеть от того, насколько это будет транслироваться большими СМИ, информационными и аудиоплощадками. Во всяком случае, в эпоху 1940-х годов все, такие песни очень быстро выходили на радио и быстро получали большее распространение, но там в целом было больше людей втянуто в этот процесс. Поэтому на это ответит только жизнь».

«Появление новых лиц, в частности, певца SHAMAN’а с песней «Я русский», — это в целом всегда хорошо, — полагает Сергей Черняховский. —  Если бы песня «Я русский» прозвучала публично 20—25 лет назад, это было бы просто замечательно. Сейчас можно сказать о некой запоздалости, потому что был момент, когда стояла задача отрешиться от представления, что русский — это что-то такое вторичное, и вернуть национальную гордость. Сейчас же стоит задача собирания разных народов и разных республик, отпавших от страны.

Тут на днях была интересная полемика Соловьева с одним из участников его вечера, который говорил о теме возвращения идентичности, на что Соловьев сказал: почему вы говорите русские? Они могут быть советские. И участник отвечает, что ведь советские — это недолго, и это другое. Соловьев же сказал, что сколько ни искал, не мог найти ни одного ветерана Куликовской битвы, а ветераны Сталинградской битвы еще живы.

Здесь такая достаточно точная грань: сказать «Я русский» и гордиться этим — это абсолютно правомочно, но стоит вопрос интеграции тех, кто хорошо относился к русскому началу, и при этом сохраняет какую-то свою идентичность. Быть русским — это замечательно. Но одна из основных характеристик русской цивилизации всегда была в том, чтобы не исключать чужие народы, а собирать их, устанавливая братство народов», — поясняет Черняховский.

Кинорежиссер, генеральный продюсер кинокомпании «Грифон фильм» и продюсерского центра «Крымский Мост» Александр Беланов называет патриотизм в искусстве «долгожданным и долгосрочным трендом».

«Я начинал свою деятельность в журналистике и на телевидении в Москве с музыкально-развлекательных программ («Ночное рандеву» и т. д.). Когда мы сталкивали лбами звезд эстрады и политики, мы видели, насколько они были в тренде ельцинской эпохи: эстрада времен распада, развала страны.

Меня всегда интересовало, и я спрашивал у Барри Алибасова: где же настоящие песни, которые мы можем спеть за столом, с семьей, близкими, родными, которые у нас в памяти? А он отвечал, что прошла эта эра, сейчас уровень «два притопа, три прихлопа», и больше ничего народу не нужно.

Я потом уже, анализируя с годами и историю с Украиной, и с Европой, Прибалтикой, с нашей культурой, понял, что это было одно из направлений (а мы не обращали на него внимания) уничтожения нашей памяти даже на уровне русской песни, советской песни. Эти песни, которые все знали и пели всегда, уничтожили, а нового ничего не дали», — делится Беланов своими воспоминаниями.

Беланов говорит, что современные российские песни лишены главного: смысла. Если из песен исчезают смысл, патриотические, культурные нотки, то люди превращаются в безголосое стадо, которым было очень легко управлять, продолжает кинорежиссер.

«Сейчас, когда наши звезды поехали отдыхать или работать за границу, освободилась поляна, будем так говорить, «Голубого огонька», и слава богу, что пришли новые имена — например, SHAMAN. Меня очень радует, что он еще и продюсер своих песен, с ним не смогут так жестоко обойтись, как с Димой Биланом. Меня потрясло, когда я узнал, что человек к 30 годам не просто исполняет чьи-то песни, а что он сам написал и музыку, и слова — это очень важно, я имею в виду песню «Встанем». Это огромный прорыв, когда молодой пацан поет такую песню, от которой мурашки по телу, и хочется в самом деле встать и сжать кулаки, отдав дань памяти нашим героям на все времена.

Это очень важно для страны и молодежи: у нас не такая плохая молодежь, как иногда мы ее хулим», — оптимистично заключает Беланов.

Впрочем, далеко не все эксперты придерживаются этой точки зрения. Марина Дмитревская, кандидат искусствоведческих наук, профессор, создатель, главный редактор «Петербургского театрального журнала» говорит, что ее, как настоящего патриота, коробят и возмущают нынешние «совковые» разговоры о патриотизме.

«Пять поколений прекрасных предков, служивших России, юристов и врачей, ученых, филологов и географов (есть даже городской голова) научили меня, что настоящий патриот – это как у Некрасова: «Кто живет без печали и гнева – тот не любит Отчизны своей». Остальное – вранье. Все великие писатели и художники, режиссеры и композиторы (которых, в основном, российская власть гнобила, любя «петриотов» булгариных и кукольников), по большому счету, были патриотичны. От Радищева до Салтыкова-Щедрина, от Толстого до Платонова, от Шостаковича до Тарковского. Патриотизм – это Родину любить, а не власть.

Надо отличать настоящий патриотизм от так называемого «квасного» (термин Вяземского). Квасные патриоты – это те, кто без печали и гнева, но при лозунгах и деньгах, у сытого корыта. Уверена, что патриотизм в принципе должен оплачиваться: любить по заказу и за деньги – это другая профессия… В истории русского искусства не сохранилось произведений, созданных по велению власти. Все эти «Рука всевышнего» и «Кубанские казаки» остались вполне позорным фактом конформизма», — так Дмитревская проводит разницу между искренней любовью к стране и госзаказом.

«Нынешние деятели, кричащие про патриотизм, — подрывники: чем больше орут – тем больше отвращения вызывают. Их лживый пропагандистский «патриотический» раж рассчитан на необразованные, темные слои населения. Того, кто ничего не знает, возвращают в пространство мифа, всучивают ему какую-то дурь, дурман, «травку»… Ну, не был Александр Невский артистом Черкасовым, был он низкорослый, ходил в монгольской одежде и получал ярлык на княжение, отказываясь от христианской веры… И не было двадцати восьми панфиловцев, опубликовано много воспоминаний оставшихся в живых солдат, сражавшихся у разъезда Дубосеково… Да и Тютчев с его «умом Россию не понять» сослужил плохую службу. Вполне понять. Если постараться.

Производство заказной антиисторичной «лапши», которую вешают на уши темному (и это так) населению, — это трагическая тенденция. И очень жалко денег налогоплательщиков (государственных, как известно, нет…).  Если этот тренд задержится, – Россию ждет крах культуры. И как патриот я смотрю на этот процесс с ужасом, поскольку из истории все давно известно. Квасной и заказной патриотизм – это тупик», — заключает она.

Режиссер, журналист Елена Смородинова считает, что в нынешней дискуссии о патриотизме в культуре присутствует большая путаница понятий.

Она приводит в пример ситуацию с недавним закрытием «Гоголь-центра», где в репертуаре, например, был спектакль Кирилла Серебренникова «Мертвые души» и прекрасный спектакль «Кому на Руси жить хорошо».

«Некрасов звучал там и как песня, и как рэп, и как-то ещё.  Кто скажет, что это не патриотично и не работает на продвижение русской классики (ни слова в этих спектаклях не дописано и не изменено, кстати)? Никто. В Авиньоне Серебренников премьерил «Чёрного монаха» по Чехову. Это — тоже русская классика. Однако у тех, кто закрыл ГЦ, кто борется за некое «патриотическое искусство» какие-то иные представления о любви к русской культуре.

Я, к сожалению, плохо себе представляю, какие именно, но в моей картине мира Чехов, Некрасов и Гоголь — куда большие величины, нежели Захар Прилепин или депутаты, озаботившиеся, например, вопросом создания советов по тому, насколько патриотичны тексты/постановки.

Другое дело, что исторически в России те, кто реально двигал российскую культуру и искусство, часто оказывались в опале. То есть здесь ничего нового не происходит. Поэтому смогут ли реально созданные по госзаказу вещи иметь успех —я не знаю. Сильно сомневаюсь. Потому что родину, простите за высокопарность, либо любят, либо нет. Я не могу сказать, что Пастернак, Бродский, Бунин, Вознесенский и многие и многие другие персонажи русской культуры не любили родину.

Но, видимо, у чиновников другое мнение.

В моей же картине мира у любви на заказ есть конкретное определение, ещё такая первая древнейшая профессия есть», — говорит Смородинова.

Режиссёр, создатель и руководитель «театра post», экс-художественный руководитель Центра имени Вс. Мейерхольда (уволен после публичных отрицательных оценок спецоперации – прим. ред.) Дмитрий Волкострелов иронично говорит, что в КНДР делают искреннее патриотичное искусство, которое смотрят почти все граждане страны.

«Сложно говорить за всех художников, но, возможно, будут те, кто будет стараться, с одной стороны, и воспроизводить нужные посылы, и при этом создавать свои произведения, в которых эти посылы будут нужны только, чтобы их профинансировали, чтобы, как говорится, и рыбу съесть, и кости сдать», — говорит Волкострелов.

Людям искусства свойственно быть страстными и противоречивыми, хорошо, если они в ладу со своими убеждениями, а не коверкают себя в угоду той или иной конъюнктуре, считает писатель, главред журнала «Юность» Сергей Шаргунов.

«Считаю, что живое и свободное искусство в конечном итоге и прославляет страну, и те, кто пытаются ломать творческих людей на самом деле вредят стране.

А вообще, самый привлекательный патриотизм — немодный и невыгодный, как у Егора Летова или писателя Владимира Максимова в ранние 90-е.

Патриотизмом ведь можно объявить и слепой лоялизм по любому поводу.

И Пушкина, и Льва Толстого, и Есенина, и Бродского можно посмертно осудить и запретить за «антигосударственные суждения» или наоборот, возмущаться их неполиткорректностью.

В искусстве важны талант и искренность», — резюмирует писатель.

Екатерина Винокурова, специально для PublicO.

Дебаты
Станислав Митрахович
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Станислав Митрахович
Сергей Пикин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Сергей Пикин
Алексей Мухин
Политолог
Алексей Мухин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков