Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Война, пандемия и климат — три фактора нового глобального бедствия

Фото: Д. Абрамов / Ведомости

В этом году проблема обеспечения продовольствием нуждающихся стран и глобального повышения цен на пшеницу стала предметом политических манипуляций в большей степени, чем когда-либо раньше. Еще до начала военных действий на Украине экономисты из Всемирного банка (организации, оказывающей финансовую и техническую помощь развивающимся странам) были обеспокоены повышением цен на базовые сельскохозяйственные товары и удобрения, но тогда новость об угрозе гуманитарной катастрофы едва ли появлялась на первых полосах европейских газет.

Проблема стала насущной, когда были нарушены привычные логистические цепочки – морская торговля в портах Черного моря остановилась, поскольку акватория была заминирована ВСУ. Уже сейчас цены на продовольствие на мировом рынке поднялись больше, чем на 12%, достигнув рекорда с 1990 года, поставив под угрозу голода страны, рассчитывающие на экспорт зерна и до сих пор не оправившиеся от экономического кризиса, вызванного пандемией.

Что происходит: Россия

Россия – главный мировой производитель пшеницы, Украина находится на пятом месте среди поставщиков (после Канады, США и Франции); совместно государства осуществляют 30% мирового экспорта пшеницы. В этом году о низкой урожайности предупреждали производители из Канады и США, во Франции поля были уничтожены внезапными скачками температур, в Индии – еще одном крупном экспортере зерна – засухой. В России и Украине погода благоприятствовала фермерам, а проблемы начались только с конца февраля 2022 года.

Для России главным препятствием в торговле зерном и удобрениями являются санкции, ограничившие пользование судами для грузоперевозок (в частности, санкции на страхование российских судов и оказание им услуг в иностранных портах), усложнившие финансовые операции и заморозившие кредитные цепочки для покупателей зерна. «Барьеры остаются, мы видим это в нашей ежедневной работе и, как можем, с ними справляемся. Мы стараемся выполнять все свои обязательства и участвовать в международных тендерах. Египетский тендер показал, что несмотря на все заверения о том, что не существует ограничений на предоставление судов, Египет не смог найти фрахт на российское зерно. Все три лота, которые выиграла Россия, мы должны сами обеспечить флотом, в отличие от всех остальных стран», – комментирует положение председатель правления российского Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин. Зерно будет дорожать не только из-за блокировки судов, но и из-за цены на нефть, влияющей на стоимость его подготовки и грузоперевозки.

Россия также наладила поставки зерна с подконтрольных территорий – в начале июля в Крым привезли национализированное зерно из Запорожской области, а Херсонский порт был открыт для морской торговли.

Что происходит: Украина, ЕС, США

Несмотря на то, что в ходе военных действий в Украине было уничтожено несколько продовольственных складов, основной проблемой для государства остается переизбыток зерна – то есть невозможность его сбыта. Сейчас большинство зерновых складов на Украине уже заполнено урожаем, тогда как летом должен начаться новый сезон его сбора. В строительстве временных амбаров по маршрутам наземного экспорта помощь государству предложили США и Польша. Страны также призывают не покупать у России зерно, которое как они считают, «было украдено» с территорий Украины.

Главным условием возобновления черноморской торговли является разминирование акватории, на которое Украина не может пойти из соображений безопасности. Предложения ООН по созданию свободных морских зон, в которых будет проводиться проверка грузов, также были отвергнуты. Основными маршрутами украинского экспорта сейчас остаются наземные пути через Румынию и Польшу и торговля по рекам. Также обсуждается возможность торговли украинским зерном в Балтийском море.

Вывоз зерна частными украинскими фермерами усложняется таможенными проверками на европейских границах. «Это просто бумага, они [таможенные служащие] даже не берут пробы кукурузы. Все, что вы должны сделать – это получить бумагу. На границах ситуация не улучшается, наоборот, на них появляется все больше бюрократии», – комментирует свое положение владелец украинской фермы.

Важно упомянуть еще одно обстоятельство – когда речь идет о продовольственном кризисе, обычно имеется в виду глобальный дефицит пшеницы, тогда как наземными путями из Украины вывозят, в основном, кукурузу – продукт, менее популярный на внутреннем рынке. Это объясняют, с одной стороны, протекционистскими настроениями внутри самой Украины, а с другой – низким спросом на местную пшеницу в Европе, ведь уже в июле страны Евросоюза начнут экспортировать собственный летний урожай. По этой же причине наземная грузоперевозка является только временным решением проблемы экспорта украинского зерна, так как летом дороги будут перегружены.

Транзит зерна через Европу в другие регионы (например, Латинскую Америку, Азию и Африку) может оказаться малоэффективным из-за недостаточного оснащения портов Польши и Румынии, не готовых к перевозке больших объемов грузов.

Что происходит и что может произойти: еще одно мнение

Какими бы разрушительными ни были война и пандемия, однажды они закончатся – но это, как считают экологи и активисты, не сможет исправить ситуацию. По их мнению, основная причина все более жестоких продовольственных кризисов кроется не в ошибках международной дипломатии, а в изменении климата и глобальном потеплении.

Пренебрежение этой темой очевидно из того, как легко ее избегают в информационных войнах, сосредоточенных на поисках виновных, и как разговор об угрозе голода, нависшей над миллионами человек, подменяется беспокойством о балансе политических сил на западе.

В России и Европе мало говорят о бушующих в мире природных катастрофах: в Африке, где засуха длится четвертый год, вновь выпало в половину меньше дождей; из-за истощения ледников в Афганистане нарушено водное снабжение, а Южному Судану, наоборот, грозят разрушительные наводнения. Также редко упоминают о другой проблеме – коммерческом выращивании в т.н. странах «глобального юга» кукурузы, сахара и соевых бобов – экспортных продуктов, необходимых для производства этанола, используемого наряду с биодизелем в качестве топлива.

В США на изготовление биотоплива уходит 40% всей выращиваемой кукурузы, и низкий урожай систематически приводит к росту цен на продовольствие, от которых также зависят регионы, не производящие зерно, употребляемое в пищу. И хотя вряд ли за этим молчанием стоит настоящий заговор глобального капитала, его критики настаивают, что проблему не решить простым трибуналом – она требует длительной системной работы над перераспределением ресурсов и разработкой политики, преодолевающей наследие колониальной истории – то есть работы, в которой не заинтересована ни одна из сторон европейского конфликта.

Полина Аляксина, специально для PublicO

Дебаты
Михаил Юлкин
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Михаил Юлкин
Игорь Юшков
Эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса
Игорь Юшков
Михаил Делягин
Экономист
Михаил Делягин
Николай Доронин
Эксперт по арктической зоне
Николай Доронин
Андрей Кортунов
Политолог
Андрей Кортунов