Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Если Россия хотела иметь дело с Европой, а не просто портить ей обедню, надо было дружить не с популистами.

Если Россия хотела иметь дело с Европой, а не просто портить ей обедню, надо было дружить не с популистами.

Политолог
В ответ на новость:

Прощание с грезой о Европе Отечеств

Читать далее...

Если Россия хотела иметь дело с Европой, а не просто портить ей обедню, надо было дружить не с популистами.

Вопрос в том, c какой целью Россия – точнее, российские государственные структуры — вступали в контакт с популистскими силами в Европе?

Если преследовалась цель создать проблемы правящим в Европе правительствам, то некоторую головную боль у них вызвать удалось. Популисты – чаще правые, но иногда и левые — критиковали свои правительства, отнимали у крупных партий голоса на выборах – в последнее десятилетие больше, чем раньше. Если же ставилась какая-то конструктивная цель, например, укрепить свои позиции в Европе, наладить сотрудничество с ней, то ставка оказалась абсолютно неверной. Давняя беда советской и постсоветской дипломатии состоит в том, что ей больше нравится общаться с теми, кто ей поддакивает, а не с теми, кто определяет курс политики своих стран.
Да, конечно, среди правых популистов есть персоны, которые и поддакивают России по теме «традиционных ценностей», и критикуют свой родной Запад. Да, их электоральный вес вырос в большинстве стран, но в подавляющем большинстве случаев популисты не могут заместить мейнстримные партии в качестве одной из двух ведущих сил в стране, т.е. встать у руля власти. Примеры обратного — единичны.

Да, у нас делалась ставка на греческих леваков, которые резко критиковали ЕС, однако левое популистское правительство СИРИЗА полностью соблюдало европейскую солидарность в отношении России, во-вторых, с ЕС они договорились, то есть сдвинулись к центру. Это общее правило: как только популистская сила становится сильнее, она сдвигается к центру, потому что только так можно получить еще больше голосов избирателей.
Это произошло и с Марин Ле Пен после того, как она вышла во второй тур президентских выборов в 2017 году.  Она, мягко говоря, «уполовинила» свои пророссийские пассажи, выступила с осуждением спецоперации на Украине и уже говорит не о выходе из ЕС и НАТО, а о реформе ЕС и возможном выходе только из военной организации НАТО.
Дело в том, что правопопулистские партии у себя дома с трудом выбираются из положения маргинальных и неприемлемых для политического истеблишмента сил, во власть они либо не допускаются, либо им уготована лишь роль младших партнеров. Если мы хотим с Европой иметь дело, а не просто портить ей обедню, надо дружить не с популистами.

А громко заявлять о неминуемой победе Марин Ле Пен, что у нас кое-кто делал в 2017 и повторяет сейчас – просто несмешно.

Поддержало: 1
1 комментариев
  • abc
    abc
    В принципе, я думаю, что г-н Макаренко говорит правильно. Однако в конечном итоге он становится знаменитым звонящим в пустыне. Политическое руководство России взяло на себя обязательство и не будет существенно менять свою политику. Здесь, в Европе, выборы регулируют политический расклад. Карты перетасовываются каждые несколько лет. К сожалению, в России это регулирование существует только теоретически. В этом проблема истории.