Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Молодежь не слышит шагов Шуфутинского, который идет к календарю

Молодежь не слышит шагов Шуфутинского, который идет к календарю

Писатель
В ответ на новость:

Феноменология мема

Читать далее...

Молодежь не слышит шагов Шуфутинского, который идет к календарю

Мемы бывают разные. Бывают картинки: многие из них мы помним по эпохе ЖЖ (Живого Журнала). Например, абсолютная классика «Превед, медвед!», который в итоге спустя десятилетие сросся с мемом Д.А. Медведева «Денег нет, но вы держитесь».

«СвЕдетель из Фрязино», «грустный Киану Ривз»… Сейчас молодежь на это не обращает внимания, в моде, в основном, стендап. Но какие могут быть мемы в стендапе? Через слово бранная лексика на буквы «х», «б» и «п». Иной раз появляются какие-то мемы вроде «Наташа, мы все уронили», но их несравнимо меньше, чем было ранее.

Однако же, может быть, благодаря Михаилу Захаровичу Шуфутинскому группа «Абба» исполнит впервые за 40 лет пять новых песен в Лондоне именно 3 сентября. В принципе, могли бы и Шуфутинского пригласить на разогрев.

Честно говоря, было бы очень хорошо, если бы эта культура мемов продолжалась. Юмор всегда помогает жить, тем более, в нынешнее непростое время пандемии, да и в принципе не очень спокойное. На мой взгляд, мемы надо культивировать и тиражировать. Я, например, тоже не отстаю и на 3 сентября всегда вывешиваю мем, где Сталин грозит с улыбкой «Я тебе щас переверну».

Молодежь же занята другим. На смену старым добрым мемам пришли т.н. челленджи в ТикТоке. Но задействованы для этого только руки и ноги, а вот голова там не работает.

В прошлые президентские выборы появилось множество мемов. Это и «А что Титов?» и «Я на выборы никогда не ходил, но в этот раз пойду и проголосую за Грудинина», а в эту кампанию мы не видим ничего подобного. Разве что кто-то из коммунистов выдвинул лозунг «Против п…сов».

Я думаю, что на людей очень серьезно повлияла ковидная ситуация. Кстати, если кто-то пытается шутить на эту тематику (а и у меня были такие попытки), то реакция у людей бывает очень странной. Когда общество находится под прессом – сегодня в маске, завтра в скафандре, – людям не до юмора. Люди боятся. Я написал короткое стихотворение «Мой друг, пора на хутора», так мне сказали: «Миш, как тебе не стыдно шутить на такие темы?!»

Реакция на любой юмор стала непредсказуемой. Многие люди сегодня, не все, но значительная часть, начали неправильно воспринимать сарказм, и главное, лишились самоиронии. А когда у человека нет самоиронии, когда он не может над собой подшутить, это страшно. У нас сейчас таких людей очень-очень много. Видимо, поэтому желание шутить и пропадает.

Есть и еще один момент. Мы, люди старшего поколения, прекрасно помним, как шутили в советское время на том же телевидении, эстраде. Люди ходили по тонкому льду, и мы учились у них этому искусству тонкости – у пародиста Иванова, у Григорий Горина. Сегодня это все исчезает. Сегодня на сцену выходит стендапер и начинает нести откровенную ерунду, мягко говоря. И ты понимаешь, что люди, сидящие в зале, хлопающие, аплодирующие этому, ну, что они могут придумать и изобрести?

Кстати, сегодня практически нет и новых анекдотов. Их перестали придумывать, последние  появились в 2000-х годах. Максимум, изредка что-то появляется и то, в основном, переиначивают старые. Это тоже говорит о многом, фактически из жизни общества ушел целый пласт – культура анекдота. Так что это все грустно, современные ребята не слышат шаги Шуфутинского, который медленно идет к календарю.

Может быть, это такой этап в жизни общества, но я думаю, что примитивизм победит. Для этого теперь создаются все условия. Или будет перерождение, новый взлет в результате мощного потрясения. Ковид, конечно, таковым потрясением является, но все же не до такой степени, чтобы переформатировать общество.

Поддержало: 0
0 комментариев