Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Новая редакция Стратегии далека как от идеализации, так и от демонизации международных отношений

Новая редакция Стратегии далека как от идеализации, так и от демонизации международных отношений

Политолог
В ответ на новость:

Новая стратегия нацбезопасности: России важен каждый

Читать далее...

Новая редакция Стратегии далека как от идеализации, так и от демонизации международных отношений

Проблематику национальной безопасности можно рассматривать в двух различных измерениях. Согласно одному из них,  безопасность — это, прежде всего,  состояние, когда страна лучше всего защищена от внешних воздействий и угроз, недосягаема для геополитических оппонентов и противников. 

Согласно другому взгляду, обеспечение безопасности предполагает также высокий уровень ценностной идентичности, темпов национального развития  и  внутренней стабильности – социальной, экономической, политической,  а также готовность адекватно отвечать на поставленные самой жизнью вызовы, которые ожидают нас на каждом новом этапе развития цивилизации. И, прежде всего, речь идет о вызовах в экологической и информационных сферах.  

Прочтение новой редакции Стратегии национальной безопасности позволяет сделать вывод о том, что в документе был, в целом, соблюден разумный баланс между этими двумя подходами. 

Как представляется, авторы исходили из того, что  поиски ответов на «вызовы эпохи» столь же важны, как необходимость эффективного противодействия внешним угрозам. В результате получился достаточно сбалансированный документ, который одинаково далек как романтики «нового мышления» последних лет существования СССР,  так и от идеологии «осажденной крепости» времен Холодной войны.    

Справедливо мнение, согласно которому ключевым для понимания особенностей новой редакции документа служит словосочетание «опора на внутренний потенциал».  

Сказанное касается, в первую очередь, к расстановке приоритетов в изложенной в тексте Стратегии иерархии  национальных интересов, где на первое место поставлено «сбережение народа». 

Сам по себе этот термин кому-то, возможно, покажется архаичным с точки зрения стилистики политического языка.  Однако в тексте Стратегии постановка вопроса о сохранении субъекта национального суверенитета носит не декларативный, а вполне предметный характер,  раскрывается в достаточно подробном перечне позиций, выход на которые делает эту цель достижимой. 

Среди них  — не только повышение рождаемости, увеличение реальных доходов населения,  повышение качества и доступности медицинской помощи,  улучшение жилищных условий, но и такие факторы, как снижение уровня социального неравенства, повышение доступности культурных благ и даже  выявление и развитие способностей и талантов молодежи. Иными словами, речь идет о вещах, показывающих горизонт развития и  жизненную перспективу, а также коррелирующих с появившимся в тексте Стратегии важным тезисом о «справедливом обществе», условиями формирования которого являются «сильная держава» и «благополучие человека».  

С темой «сбережения народа» как сохранения и развития субъекта национального суверенитета тесно связана и  проблематика охраны окружающей среды и адаптации к изменениям климата. Новый раздел Стратегии, посвященный этой теме, рассматривает национальную территорию и ее эколого-ресурсный потенциал как национальное достояние, сохранение и развитие которого необходимо для обеспечения жизни будущих поколений. 

Стоит отметить, что вопросы становления  «зеленой» и низкоуглеродной экономики,  а также обеспечения экологически ориентированного экономического роста впервые поднимаются в российских документах стратегического планирования.  Эти аспекты, развернутые в контексте климатической повестки и проблематики, связанной с  глобальным потеплением, показывают готовность России решать экологические проблемы планетарного масштаба в тесном сотрудничестве с другими глобальными игроками. В том числе и с «коллективным Западом», для которого это повестка играет первостепенное идеологическое значение.   

Еще один новый раздел, касающийся проблем информационной безопасности, развивает целый ряд положений, направленных на технологическое развитие. В нем, в частности, идет речь о приоритетном использовании в информационной инфраструктуре РФ российских информационных технологий и оборудования,  в том числе при реализации национальных проектов и решении задач в сфере цифровизации экономики.   

Стоит отметить, что переход  государственных структур на российское программное обеспечение является не только важной протекционистской мерой, дающей новый импульс развитию отрасли, но и является одним из фактором устойчивого развития экономики на новой технологической основе, о чем также говорится в тексте Стратегии.   

В контексте заявленной в тексте Стратегии темы морального лидерства вполне закономерно появление  нового раздела о традиционных российских ценностях.  

При этом раскрытие темы  на уровне конкретных задач очевидным образом соотносится с содержанием идеологически значимых  конституционных поправок, принятых в минувшем году. Среди них – защита  русского языка, исторической правды и исторической памяти, укрепление института семьи.  

Отдельно стоит также отметить четко выраженный акцент на необходимости  усиления ценностного измерения в государственной культурной политике на фоне принявшего глобальные масштабы культурного и ценностного кризиса. 

По сравнению с предыдущим вариантом Стратегии некоторые изменения претерпел и сам перечень традиционных российских ценностей.  В новой редакции на первое место в нем поставлены жизнь, достоинство, права и свободы человека. Иными словами «ценностный разворот» при подготовке новой редакции документа носит отчетливо выраженный антропоцентричный характер.

Поддержало: 0
0 комментариев