Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Пандемия коронавируса легализовала активное государственное вмешательство в экономику, и оно будет нарастать

Пандемия коронавируса легализовала активное государственное вмешательство в экономику, и оно будет нарастать

Журналист
В ответ на новость:

Мировой переход на «зеленую экономику» и роль государственного сектора

Читать далее...

Пандемия коронавируса легализовала активное государственное вмешательство в экономику, и оно будет нарастать

Очередной антиэтатистский выпад Алексея Кудрина, равно как и очевидно неизбежные дирижистские ответы на него, обречены остаться, в лучшем случае, ещё одним декоративным элементом предвыборной «движухи».

При всей содержательности приводимых Кудриным и его противниками аргументов дискуссия о допустимых размерах участия государства в экономике представляется, мягко говоря, неактуальной. Причем она будет лишена актуальности даже с учетом проблемы растущих скрытых долгов госпредприятий, на которую справедливо обращает внимание глава Счётной палаты, предрекая налогоплательщикам возможные потери в размере 10% ВВП.

Дело в том, что пандемия Covid-19 не просто оправдала новый «левый поворот» и повсеместно (включая страны «свободного мира») легализовала активное госвмешательство в экономику. Она дала госкапитализму «красный свет» в качестве антикризисной меры, с одной стороны, и санитарно-репрессивной, с другой, обусловив сохранение права на собственность соблюдением антиковидных ограничений.

Нестандартность и масштабность вызова если не превратили чрезвычайщину в норму, то, по крайней мере, сделали уже очевидно ненормальным возвращение государства к функционалу «ночного сторожа».

Обе доминирующие теперь политэкономические модели, – продюсируемый Китаем «коммунистический капитализм» (как назвал его итальянский философ Джорджо Агамбен) и «капитализм участия», детище Ватикана и западных элитариев, — пусть и в разной степени, но отрицают свободное перераспределение доходов и не признают то, что для предпринимательской инициативы не существует иных «тормозов», кроме рыночной конъюнктуры. «Не исключено, что сегодня мы являемся свидетелями конфликта между западным капитализмом, который сосуществовал с верховенством права и буржуазными демократиями, и новым коммунистическим капитализмом, из которого последний, похоже, выходит победителем», – писал Агамбен в декабре 2020-го.

Однако, как вскоре выяснилось, можно «дрейфовать к Левиафану» и при сохранении институтов, ассоциируемых с Западом.

Тоже в конце 2020-го при Святом престоле был создан Совет по инклюзивному капитализму с участием богатейших семейств США и Европы, а также руководителей крупнейших корпораций. А в январе 2021-го Джо Байден (кстати, второй в американской истории президент-католик) вернул США в Парижское соглашение по климату, перезагрузив глобальную декарбонизацию. 

А ведь сложно представить более этатистский проект, чем безуглеродная экономика.

Неслучайно давний кудринский единомышленник Анатолий Чубайс именно с изменением таможенной, денежно-кредитной, налоговой и бюджетной политики – т.е. всем тем, что входит в компетенцию государства, — увязывает повышение шансов России «вписаться в неизбежный энергопереход».

Разумеется, никто не говорит (напрямую) о переходе под госконтроль соответствующих активов. Но субсидии прогрессивным производителям и ответственным потребителям, вложение средств госбанков в ESG-инструменты и прочие «финансово-экологические бонусы» при известном угле зрения тоже можно расценить как неэффективное расходование средств налогоплательщиков.

Даром что последним доходчиво рассказывается о безальтернативности «зелёного пути» и, в частности, — о связи климатических изменений с возникновением вирусов, подобных Covid-19.

Правда, чем больше будут «зеленеть» госинвестиции – тем скорее может оказаться востребован кудринский приватизационный радикализм в отношении приобретений «карбоновой эпохи». Доходность традиционных российских «фишек» в новом низкоуглеродном мире, очевидно, станет существенно ниже. И бюджетный Боливар рискует просто не выдержать двоих.

А то и троих, если принять во внимание необходимость контролировать ещё и информационно-технологическую и прочую «экосистемную» инфраструктуру.

Поддержало: 0
0 комментариев