Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Прагматизм пока побеждает, Европа остается нашим приоритетным партнером

Прагматизм пока побеждает, Европа остается нашим приоритетным партнером

Экономист
В ответ на новость:

РФ и ФРГ на пороге выборов. Насколько выгодно обеим странам торговое партнёрство

Читать далее...

Прагматизм пока побеждает, Европа остается нашим приоритетным партнером

«Прощальный» визит в Москву Ангелы Меркель оказался весьма непростым – и, возможно, он откроет ещё более непростой период в отношениях России и Гер­мании. 26 сентября состоятся выборы в Бундестаг, на которых, нельзя исключать, что ХДС/ХСС по­кажет худшие результаты в своей истории, и после которых с вероятностью в 80% будет сформировано правительство с участием «Зелёных».

В немецкой политике, как и в российско-германских отношениях, последние годы были временем накапливания проблем и противоречий, откладывавшихся «на по­том» – и вот это «потом» наступает.

В ходе переговоров с президентом Путиным германский канцлер пыталась держать жёсткий тон – это было видно и по затрагиванию темы Алексея Навального, и по вопросам сохра­нения украинского транзита. В воскресенье она посетила Киев, где повторяла те же заверения, что и в Москве, о сохранении status quo после 2024 г.

Одна­ко сложно предположить, что всё на самом деле пойдёт так гладко, как это хо­чется европейским политикам. Владимир Путин, в свою очередь, озвучил ряд тезисов, которые позволяют предположить, что Москва собирается действовать куда решительнее, чем в последнее время. Было подчёркнуто, что «Северный по­т­ок-2» более эффективен и экологичен, чем украинская газотранспортная сеть; что Киев якобы отказывается от Минских соглашений и это может разморо­зить конфликт на Донбассе; что Навальный сидит и будет сидеть, а Россия исчерпала свой лимит на революции. Иначе говоря, Путин обозначил ряд моментов, к которым следую­ще­му германскому канцлеру стоит отнестись как к данности.

На мой взгляд, новый германский коллега Владимира Путина окажется в довольно сложном положении. К 2026 г. немецкая (и шире – европейская) экономика будет су­щественно иной. Современная энергетика начнёт уходить в прошлое; более половины новых автомашин будут электрическими; появится налог на угле­родный след, который – простите за каламбур – не пройдёт бесследно для на­ших производителей (с 2025 по 2030 г. они могут быть вынуждены выпла­тить так­им образом до $33 млрд. – 1/7 часть доходов российского бюджета); за это время наверняка пройдёт смена власти в Белоруссии (и она таит в себе массу неожиданностей) и случатся су­щественные подвижки в конфликтной ситуа­ции на востоке Украины.

Ни один из этих сюжетов не даёт оснований пола­гать, что его развитие может послужить укреплению российско-герман­ских отношений. Новые партнёры в правительственной коалиции в Берлине бу­дут настроены намного критичнее в отношении Москвы, чем партия Мер­кель, а с АДГ и «Левыми» никто из четырёх уважаемых партий не собирается вступать в альянс.

Поэтому сегодня можно скорее подвести итоги эпохи Ангелы Меркель, чем сде­лать прогноз на будущее.

Эти итоги выглядят для Москвы неплохими: хотя госпожа канцлер часто «до хрипоты» спорила с Путиным и разговаривала с ним на повышенных тонах, Германия оставалась важнейшим партнёром Рос­сии в Европе – и завершение «Северного потока-2» является целиком и полностью достижением Меркель.

Германия – и это нужно ценить – была при Меркель для России не только важнейшим, но и надёжным партнё­ром: в отличие от постоянно колебавшейся Америки Дональда Трампа, отношения между нашими странами оставались довольно ровными. Ни нажим со стороны США, ни дело Навального не испортили эти отношения, хотя и вызвали напряженность.

В том, что всё это сложилось именно так, есть огромная заслуга уходящего канцлера, прекрасно понимавшей психологию российской власти, но тем не менее старавшейся взаимодействовать не лично с Путиным, а с Россией. За 16 лет на своём посту она не стала ни Putinversteher’ом, ни антикремлёвским ястребом, и в этом её огромная заслуга.

Наступающая «пятилетка» станет, как я уже сказал, более сложной: с од­ной стороны, новые германские политики попытаются активнее решать сло­жные вопросы, а с другой стороны – российское руководство с высокой вероятностью будет только повышать ставки, не стремясь к достиже­нию быстрых компромиссов. Однако Россия 2020-х годов – это не Советский Союз с его глобальными амбициями; это исключи­тельно европейская сверх­держава, максимально вовлечённая в экономичес­кие отношения с Европой, исторически и ментально европейская, и видящая своей основной внешне­политической миссией расстановку акцентов по воп­росам стран, которые ныне часто называют in-betweens, так как им выпала судьба оказаться между Европой и Россией.

Поэтому что бы ни происходило в Москве в ближайшие годы, Европа останется нашим основным партнёром, а дорога к ней ведёт прежде всего через Берлин. Так что России и Германии снова придётся дого­вариваться – и обеим сторонам стоит пожелать в этом то­лько удачи…

Поддержало: 0
0 комментариев