Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
С той наукой, которая у нас была и которую бизнес игнорировал, сейчас начнут работать

С той наукой, которая у нас была и которую бизнес игнорировал, сейчас начнут работать

Экономист
В ответ на новость:

Академия наук — добровольное научное общество и бюджетная организация

Читать далее...

С той наукой, которая у нас была и которую бизнес игнорировал, сейчас начнут работать

Безусловно, национальной науки не бывает, вся наука интернациональна. Сегодня очень сложно говорить о науке изолированной. Любой разрыв международных связей для научного потенциала страны вреден. По данным опросов, от санкций в новейшее время с огромным отрывом от всех других сфер жизни наиболее пострадали наука и образование (90% опрошенных), потом уже все остальные профессиональные группы.

Первым делом прервалось научное сотрудничество. Не так давно НИУ ВШЭ подписали соглашение о сотрудничестве с Вагенингенским университетом — аграрным университетом и исследовательским центром №1 в мире. И сегодня они готовы сотрудничать с нами, но им не разрешает правительство. У нас были большие планы: мы хотели сделать образовательную программу по сертификации органического земледелия в России с ведущей французской компанией в этой области и совместно с факультетом бизнеса ВШЭ и Органическим союзом России. Эта программа также прервалась.

Очень многие коллеги получили извещения об исключении их из профессиональных международных ассоциаций  . Значит, у них не будет доступа к регулярным крупным конференциям этих ассоциаций, где собрано все самое лучшее, что сделано в мире в каждой научной сфере. Это крайне важное мероприятие для профессионального роста.

Мы переживали, что нас отключат от всех международных изданий. Тем не менее, эти опасения не оправдываются,  Так, Springer готовит к публикации нашу российскую статью. Только что пришло приглашение от польского академического журнала с просьбой предоставлять им статьи. Международное научное сообщество толерантно и пытается сохранить связи, если нет прямых указаний от государства их прекратить. Потому что такое сотрудничество всегда взаимовыгодно.

Существенно хуже ситуация обстоит с точки зрения образования. Мы не знаем, что будет с нашим факультетом МИЭФ. Это наша гордость, один из лучших факультетов в стране. И очевидно, что нынешних студентов доучат, но продолжения не будет, во всяком случае, пока действуют санкции. То есть, мы теряем одно из самых хороших экономических образований в стране.

В рамках Стратегии-2030, думаю, пострадали многие университеты. В нее вошли четыре консорциума аграрных университетов, было предусмотрено сотрудничество с мировыми центрами аграрных исследований, чтобы повысить уровень наших университетов. Но сейчас все прекратилось, то есть вытащить аграрное образование и науку на другой уровень будет намного сложнее.

Есть еще и прикладная наука, которой занимается непосредствено бизнес. В аграрной сфере, если взять, например, Соединенные Штаты, больше 3/4 инвестиций в прикладные аграрные исследования — это частный сектор, государство же дает только четверть. У нас не ведется такой статистики, какая часть инвестиций в аграрную науку идет от частного бизнеса, но мы знаем, что в частном бизнесе наука есть. Эти исследования безуслвоно не прекратились.

Все последние годы частный аграрный бизнес был ориентирован на западные технологии и разработки, хотя у нас есть и российские аналоги. Но либо отечественные предложения были хуже качестом, скорее всего были хуже условия поставок, их некомплексность. Поэтому было выгоднее покупать технологии за рубежом. Сейчас положение резко изменилось – многие каналы поставок из-за рубежа перекрылись и бизнесу придется к этому приспосабливаться. Аналогичная ситуация была в кризис 1998 года, , когда рубль в одночасье подешевел в четыре раза, импорт стал невозможен. До этого весь агробизнес ориентировался на импортное сельхозсырье, а отечественный поставщик был крайне оппортунистичен. Тогда буквально за три-четыре месяца бизнес «построил» российских поставщиков, «воспитал» их. С тех пор у нас начался рост в сельском хозяйстве. Смею думать что и сегодня, бизнес найдет способ «построить» отечественных поставщиков технологий.

Сейчас, допустим, у нас зарегистрировано 24 сорта гибридов свеклы, но производители сахарной свеклы все время покупали их за границей. Вполне возможно, что наши гибриды хуже качеством. Скорее всего, есть и проблемы в логистике, то есть, поставляют просто семена, а западные компании поставляют целый технологический цикл, возможно, вместе с пестицидами, машинами для внесения семян, и так далее. Сейчас, когда их будет невозможно купить за границей, бизнес должен подстраивать поставщика под свои запросы.

Аграрный бизнес — это же не IT-бизнес, который может уехать куда угодно. Этот бизнес уехать не может, агробизнес — это земля, это очень большой основной капитал — здания, сооружения, многолетние насаждения и так далее. Бизнес должен работать здесь, ему нужно как-то приспосабливаться. Поэтому я думаю, что с той наукой, которая у нас была и которую бизнес старательно игнорировал, сейчас начнут работать и доведут ее до нужных кондиций.

Поддержало: 2
0 комментариев