Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Скорее всего, за делом Соловья стоит обычный криминал

Скорее всего, за делом Соловья стоит обычный криминал

Политолог
В ответ на новость:

Валерия Соловья задержали и допросили по делу о возбуждении ненависти

Читать далее...

Скорее всего, за делом Соловья стоит обычный криминал

Вопрос об уголовном деле Валерия Соловья, конечно, стоит задать соответствующим структурам, которые это дело завели.

         Сейчас уже идут в ход рассуждения о том, что политолога привлекли за некие высказывания, но из новостей мы видим, что дело довольно серьезное – с обыском, допросами. Налицо вечная беда – недостаток публичных связей внутренних силовых служб. Несмотря на наличие пресс-секретарей, вопросы такого рода получают недостаточное освещение, поэтому общество вынуждено гадать, что же произошло в действительности?

         Мнения различны – от «нового 1937-го года» до «так этому Соловью и надо».

         Исходя из последних публикаций Валерия Соловья, которые я видел, мне показалось, что этот человек попросту сошел с ума. Такое, к сожалению, бывает.

         Но сойти с ума – это не уголовное преступление. Возможно, его нужно лечить, но, нельзя исключить и того, что Соловей и сознательно разыгрывает сумасшествие. Ведь если разбирать персональное дело каждого современного оппозиционера, первичным будет воровство, мошенничество, в общем, определенная корысть и личный интерес, часто противоречащий УК, а уже после этого – обертка неких политических взглядов и действий.

         Например, Алексей Навальный (признан в РФ террористом и экстремистом) – яркий представитель современного криминального бизнеса, где действует принцип «я умнее закона, поэтому знаю, как его обойти». Начиная от примитивного мошенничества, за которое он и сидит сейчас, есть и более изощренный бизнес под видом борьбы с коррупцией, когда в одной каше перемешивается нападение на больших руководителей с  коммерческими войнами регионального уровня. Плюс сбор массовых пожертвований, что очень сложно отследить, хотя сами пожертвования исчисляются миллиардами.

         И все оппозиционеры примерно такие же. Я не исключаю, что Валерий Соловей «придуривался» сознательно, чтобы его признали невменяемым и отстали по более серьезным вопросам.

         Но, очевидно, что так «соскочить» у него не получилось.

         Я никогда не пересекался с Соловьем лично, что довольно странно для нашего узкого политологического круга. Он выскочил как черт из табакерки и всегда медийно поддерживал имидж бывшего сотрудника спецслужб, причем крупного чина, едва ли ни генерала. Я не знаю, насколько это соответствует действительности, но совершенно точно, что уголовные дела, которые открыты против него, не связаны с какими-либо высказываниями Валерия Соловья. Это, скорее всего, прикрытие его основной деятельности, за которую он, вероятно, и будет теперь отвечать.

         Конечно, эти уголовные дела будут запаковывать в обертку инакомыслия. Это обычная практика для оппозиционной среды и такого рода людей, что принципиально отличает нынешнюю оппозицию от оппозиции конца 1980-х гг. То были действительно убежденные люди, диссиденты, правозащитники, которые искренне верили и искренне заблуждались, но это были люди достойные уважения, в отличие от современных оппозиционеров-мошенников.

Поддержало: 2
0 комментариев