Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Ужесточение режима и дистанцирование от Запада — необходимое условие нашей самобытности

Ужесточение режима и дистанцирование от Запада — необходимое условие нашей самобытности

Философ
В ответ на новость:

Иосиф Сталин сквозь призму современности

Читать далее...

Ужесточение режима и дистанцирование от Запада — необходимое условие нашей самобытности

Заданный вопрос может пониматься по-разному. Например, как «возможен ли сталинизм и его рецидив сегодня в условиях нового Drang nach Osten (нового натиска на Восток) со стороны Запада? Стимулирует ли он его сегодня»? На это можно ответить так. Философ Александр Моисеевич Пятигорский как-то на подобный вопрос, возможен ли сейчас сталинизм, ответил (цитирую не дословно), что склонность ожидать повторений в истории – это признак ленивого мышления, его инерционности.

Сталинизм ли, или маоизм, или византизм, или ещё какой -изм как полноценные общественные формы – это исторические (а значит уникальные) явления. История не повторяется дважды, как нельзя дважды войти в одну и ту же реку.

Впрочем, возможно, спрашивается о том, возможно ли более благожелательное отношение к Сталину в новых исторических условиях? На самом деле, эти условия старые, или постоянные, потому что Запад всегда рассматривал Россию как естественного врага, мы всегда были для него «едой». Это подтверждает то, что даже в 1990-е годы, когда мы максимально разоружились, коллективный Запад активно поддерживал сепаратистские тенденции в России, активно продвигал НАТО на Восток и бомбил Югославию. На так заданный вопрос осмелюсь дать скорее положительный ответ. Хотя бы потому, что. в отличие от Югославии, у нас была ядерная дубинка или щит, который и выступил гарантией нашей независимости. А разработана она была при Сталине. Кстати, руководил ядерным проектом непосредственно Лаврентий Берия. При всей нелюбви к коммунизму и сталинизму как исторически-духовным и политическим явлениям, все же надо отдавать себе отчет в том, кто внес такой значимый вклад в нашу сегодняшнюю суверенность (или ее возможность).

Думаю, дело не в культе и не в его разоблачении. Чтобы выносить оценки тому или иному историческому деятелю или эпохе, нужно сначала знать историю во всей ее многомерности и сложности. А история Советского Союза, свободная, насколько возможно, от идеологической предвзятости, пока еще не написана. Условно говоря, она еще ждет своих Карамзиных. А узнав историю по-настоящему, может быть, и склонность выдавать оценки пропадет или станет меньше. Скорее проснется удивление перед ее сложностью и перед сложностью человеческих судеб в те или иные времена. А удивление, как говорил Аристотель, начало философии и исток познания вообще.

Чтобы познать эпоху Сталина, сначала надо ей удивиться. 

Тем не менее, как мне кажется, вопрос можно переформулировать и так (по крайней мере, я бы хотел его так сформулировать): «Возможно ли ужесточение российского режима в условиях растущего стратегического противостоянии России с Западом?»

Думаю, да.

Действие рождает противодействие, а «вертикаль власти» и более жесткий режим будут более востребованы, во-первых, в напряженной международной обстановке как более удачно отвечающие интересам национального единства в целях выживания и победы. И, во-вторых, как более соответствующие российским историческим традициям, которыми мы и отличаемся от Запада.

И, на мой взгляд, такое противостояние с Западом – это скорее хорошо, чем плохо. На этой грешной земле по прежнему «война – царь вещей», даже война гибридная.

Ужесточение режима и дистанцирование от Запада есть необходимое условие нашей самобытности (хотя бы в потенции) и общественного многообразия в мире вообще, чтобы он подольше длился именно как многообразный и по-хорошему сложный, не превратился окончательно в один и тот же всемирный торговый центр с одними и теми же Макдональдсами и Шоколадницами.

Поддержало: 1
0 комментариев