Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
В новой Стратегии национальной безопасности прослеживается лейтмотив осажденной крепости

В новой Стратегии национальной безопасности прослеживается лейтмотив осажденной крепости

Политолог
В ответ на новость:

Новая стратегия нацбезопасности: России важен каждый

Читать далее...

В новой Стратегии национальной безопасности прослеживается лейтмотив осажденной крепости

В первую очередь необходимо отметить, что обозначенный документ — верхнеуровневый и определяет общий идеологический вектор, а также укрупненное целеполагание и приоритезацию. Система разработки и принятия нормативно-правовых актов в России выстроена таким образом, что после подписания подобного рода верхнеуровневых документов, определяющих общую концепцию, создаются акты более низкого уровня, вплоть до конкретных адресных программ, где определены сроки и объем выделяемых средств на исполнение той или иной задачи. В жизни, конечно, возможны различные варианты, но в любом случае, такие глобальные документы выступают камертоном для чиновников всех рангов.

Говоря о любопытных положениях этого документа, отметим большой международный блок, где традиционно указывается на глобальные угрозы и возрастание напряженности в мире. Здесь интересно то, что впервые в качестве источников возможных конфликтов упоминаются частные компании — зарубежные IT-корпорации. Транснациональные корпорации обвиняются в стремлении укрепить свое монопольное положение и цензурировать информацию. Указывается также, что деструктивные силы предпринимают попытки использовать социально-экономические трудности для стимулирования негативных процессов, и основной мишенью такого воздействия через интернет является молодежь.

Также по сравнению с предыдущей версией в документе появился пункт о повышении вероятности локальных вооруженных конфликтов и связанных с этим угрозе безопасности. Понятно, что такого рода тенденции наблюдались и в 2015 году, когда был принята предыдущая Стратегия, однако за минувшие годы она стала еще более очевидной. 

В целом в документе прослеживается лейтмотив осажденной крепости, в частности, активной угрозы России со стороны разведок и спецслужб иностранных государств, а также международных террористических и экстремистских организаций, которые имеют влияние на граждан страны, используя возможности все тех же глобальных интернет-компаний.

Я не думаю, что тот факт исчезновения из новой версии документа пункта о необходимости закрепления за Россией статуса мировой державы, говорит о существенном смене внешнеполитического курса, так как далее по тексту подобные мысли фигурируют довольно часто. Думаю, здесь дело в том, что такое декларативное высказывание не вписывается в существующий текст документа, который стал намного более предметным, чем ранее.

Еще из любопытного: в документ включен большой блок вопросов экологической и климатической повестки. При этом интересен пассаж о недопустимости использования экологического шантажа или необоснованного давления для ограничения российского присутствия в Арктической зоне. Таким образом, признается важность не только соблюдения принципов рационального и бережного природопользования, но и недопустимость использования этого инструмента во вред интересам России в Арктике.

В блоках, касающихся вопросов внутренних приоритетов, отчетливо прослеживаются дискуссии между “башнями Кремля”, экспертов, придерживающихся противоположных взглядов. Особенно ярко это проявилось в вопросах демографии и пространственного развития.

Существует две позиции относительно методов достижения прироста населения в России: приверженцы первой говорят, что этого можно добиться за счет миграции, вторые выступают за естественный прирост населения с помощью повышении рождаемости. Именно вторая концепция нашла отражение в Стратегии.

Кроме того, вопрос о развитии малых городов решен в пользу тех участников рабочей группы, кто выступал за максимально равномерное развитие территорий в противовес центростремительным тенденциям, которые также не редки в российской политической элите. Я лично разделяю подход, закрепленный в документе.

Экономическую безопасность страны предполагается обеспечивать с опорой на внутренний рынок и внутреннего производителя, а также благодаря усилениям механизмов государственного регулирования и планирования. Такой подход можно назвать дирижистским, но в этом же документе предусмотрены и другие, прогрессивные подходы.

Прогрессивный подход в формировании экономической безопасности заключается в декларируемом создании условий для научно-технического развития (НТР), причем эти условия прописаны с небывалым для такого верхнеуровневого документа уровнем конкретики. В частности, в Стратегии говорится о том, что необходимо повышение доли расходов России на НТР до уровней расходов лидирующих в этой сфере стран. Это, а также положения о сокращении оттока капитала и необходимости формирования самостоятельной финансовой системы (очевидно, предполагается, что ее не существует?), видимо, появилось в Стратегии благодаря стараниям экономических либералов.

Есть два взгляда на то, что считать основой безопасности: речь может идти только об охране суверенитета и обеспечении стратегической неприкосновенности, но ведь основой безопасности может считаться социальное и экономическое благополучие каждого гражданина страны. Очевидно, что создатели данного документа разделяют вторую точку зрения, что и нашло отражение в новой Стратегии.

Поддержало: 0
0 комментариев