Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Вне постоянно подогреваемой идеи перманентного Армагеддона идеология Дугина невозможна

Вне постоянно подогреваемой идеи перманентного Армагеддона идеология Дугина невозможна

Философ
В ответ на новость:

Опьянение духа, или осада Института Философии

Читать далее...

Вне постоянно подогреваемой идеи перманентного Армагеддона идеология Дугина невозможна

Прежде всего, начнем с того, что абсолютное большинство людей, либо восхищающихся А.Г. Дугиным, либо его отвергающих, на самом деле самого Дугина не читают и читать не собираются — они просто знают, что есть некий ультрапатриотический автор, который всегда во всем за Россию и всегда во всем против Запада, и им этого вполне достаточно. На месте Дугина здесь можно подставить имя любого другого идеолога, и реакция будет аналогичной. И у условных «патриотов», и у условных «либералов», по обе стороны баррикад, оценка качества интеллектуальности, компетентности, адекватности, оригинальности автора, как правило, прямо пропорциональна их идеологическим предпочтениям.

          Между тем, Дугин имеет значение не просто как один из многих патриотических авторов, а как создатель вполне конкретного, авторского учения, которое очень трудно назвать в полном смысле слова философией, но которое уж точно является идеологией.

          В основе этой идеологии лежит метафизическая доктрина интегрального традиционализма Рене Генона и Юлиуса Эволы, а также оккультная ариософская теория Германа Вирта. Если говорить более схематично, это очень противоречивый микс совершенно языческого пантеизма и гностицизма, и я совсем не уверен, что сам Дугин хотя бы самому себе готов как-то прояснить эти противоречия. Все остальное — это уже политические проекции этого учения, которые собирательно можно назвать консервативной революцией, т. е. идеи восстановления некоего традиционного общества революционным путем, и на этом поле Дугин готов играть со всеми возможными изводами КР-идеологии, вплоть до самого крайнего варианта — национал-большевизма, который он разрабатывал в 1990-е годы.

          Единственной абсолютной позитивной ценностью этой идеологии в дугинском варианте является идея России как евразийской сверхдержавы, которая должна положить конец Западу и Модерну, и именно ради этой цели подгоняются все возможные идеологемы и философемы. Вот это очень важный момент для понимания специфики всей дугинской идеологии — здесь негативные цели перевешивают позитивные, здесь все основано на отрицании англосаксонского, атлантистского Запада и западного проекта Модерна. И именно в этом заключается весь смысл евразийства и вся миссия России. Вне войны с Западом и Модерном, вне постоянно подогреваемой идеи перманентного Армагеддона идеология Дугина просто невозможна, и именно поэтому это идеология войны по преимуществу.

          Насколько влиятельно может быть учение Дугина и не станет ли оно официальной идеологией в России? Для начала необходимо отдавать себе отчет в основном преимуществе дугинской идеологии: с моей точки зрения, Дугин действительно создал достаточно эклектичный и противоречивый, но все-таки универсальный мировоззренческий синтез, адаптированный под современный постмодернистский контекст. Адепт Дугина может открыто считать себя старообрядцем-исихастом, проклинающим «латинское пленение» русского богословия, и ницшеанцем-телемитом, возвышающимся над мелкими буржуазными индивидами. Для горячих юношей, не успевших получить серьезное систематическое гуманитарное образование, или для отчаявшихся людей в возрасте, переживающих духовный кризис и не успевших получить такое образование, этот синтез Дугина может быть ответом на все вопросы.

          И совершенно убежден, что если бы в России продолжалась политическая нестабильность, и власть в стране продолжала прозападную политику, как это было в 1990-е годы, то Дугин мог бы создать реально влиятельное массовое движение с очень серьезными перспективами прихода к власти, как легальным, так и революционным путем. Правда, есть проблемы с его личными качествами как идеолога, которые могли бы ему в этом помешать, но, наверное, кто-нибудь вовремя подсказал бы ему, что если он действительно хочет иметь массовое влияние, то стоит быть внимательным к своим адептам. Но это другой вопрос.  Однако, хаос 90-х, слава Богу, давно закончился, и хотя эпоха Путина способствовала легитимации самых разных антилиберальных и антизападных идей, все-таки это эпоха стабильности и официального патриотизма, а, следовательно, все революционные идеологии, пусть даже и консервативно-революционные, оказались не столь востребованы.

          Да, у многих несведущих людей, особенно на Западе, где заказ на демонизацию России давно стал общим трендом, может возникнуть впечатление, что все последние годы Кремль руководствовался какой-то имперской идеологией, и, за неимением более колоритных вариантов, это именно идеология Дугина. И когда возникает любой конфликт с Западом, тут же актуализируется имя Дугина, как еще совсем недавно вспоминалось имя Жириновского. Но все-таки есть миф, а есть реальность, и реальность заключается в том, что наша власть на сегодняшний день не имеет вообще никакой официальной идеологии, и нет никаких признаков того, что первые лица государства или хотя бы их приближенные круги интересуются какими-либо идеологиями вообще.

          Что значит реальное влияние Дугина на власть? Это значит, что ключевые чиновники и политики начинают мыслить его идеологическими категориями, ссылаться не только на общеизвестные авторитеты, но и, скажем, на геополитика Хаусхофера и евразийца Савицкого, начинают транслировать какие-то соответствующие термины и идеи, но ничего этого нет и в помине. И это даже не проблема одного Дугина — это общая проблема многих патриотических идеологов, которых не то, что чиновники и политики, а даже собственные спонсоры не читают. Таким спонсорам легче дать деньги на очередную новую книгу, чем прочесть уже вышедшую.

          Если говорить о дальнейших перспективах влияния Дугина, то они прямо зависят от степени политической нестабильности и институционального кризиса в нашей стране. Дугин может быть реально востребован властью только в ситуации постмодернистского и какого угодно еще хаоса, когда наверху вдруг окажутся те самые духовно незрелые люди без образования и начнут по своему произволу насаждать какую-либо идеологию, которая им лично почему-то приглянулась.

          Но на пути этого влияния стоят два института, которые никогда эту идеологию не то, что не примут, а даже не воспримут.

          Во-первых, это институт Церкви, для которой идеологическое учение Дугина всегда будет «букетом нераспустившихся ересей». Сам Дугин лично может сколько угодно встречаться с какими угодно священниками и епископами, это обычный пиар, и наша Церковь открыта к диалогу со всеми, но его учение никогда не станет хоть сколько-нибудь авторитетным для нашей Церкви, а если это учение вдруг будут разбирать всерьез, то оно неизбежно будет идентифицировано как ересь.

          Во-вторых, это институт академической науки, условно говоря, Академия Наук, где все идеологические построения Дугина всегда будут восприниматься как исключительно антинаучные, в одном ряду с любым шарлатанством от истории или культурологии. Пока же учение Дугина будет встречать сопротивление с этих двух сторон, церковной и научной, у этого учения, как бы оно само себя ни называло, нет реальных перспектив влияния на государство. Как только это сопротивление ослабеет в силу интеллектуальной лени и нечестности самих священников и ученых, так тут же не то, что учение Дугина, а любая ересь и глупость получит зеленый свет по всем направлениям.

Поддержало: 12
0 комментариев